Валентина Терешкова: «Я бы полетела на Марс»

0

До Терешковой в космос летали только опытные летчики, на счету у которых было множество полетов. А здесь главной целью полета была проверка влияния невесомости на женский организм. Поэтому искали самую обычную девушку.

Отбор кандидаток

Родилась Валентина 6 марта 1937 года в деревне Масленниково Тутаевского района Ярославской области. Отец погиб на Финской войне, матери самой пришлось воспитывать троих детей, и они переехали в Ярославль. Там девушка закончила семилетку, затем вечернюю школу рабочей молодежи. По вечерам Валя работала на Ярославском шинном заводе, а спустя год перешла на комбинат технических тканей «Красный Перекоп». В 1956-м она поступает на заочный факультет Ярославского техникума легкой промышленности. Ни о каком космосе Терешкова даже не помышляла, но активно посещала аэроклуб — увлекалась парашютным спортом и к тому времени совершила 163 прыжка, за что ей даже присвоили спортивный разряд. Работая на «Красном Перекопе», вступила в комсомол, а уже в 1960-м ее избрали секретарем комсомольской организации комбината. Так что ее карьера начиналась вполне обычно.

Зачисление в отряд космонавтов сама Терешкова всегда считала счастливым стечением обстоятельств. В то время ученых интересовал вопрос: как будет себя чувствовать женщина в космосе? И вот когда в СССР уже был запущен первый в мире искусственный спутник Земли, а в космосе побывали четверо представителей сильного пола, в ЦК КПСС и правительстве решили достичь еще одной победы — послать на орбиту слабый пол. К июню 1962 года последние из космонавтов-мужчин — Павел Попович и Андриан Николаев — работали на орбите один трое, другой четверо суток. Настала очередь женщин.

Машина отбора кандидаток в космонавты была запущена: из 800 кандидаток за месяц-полтора отобрали пять. Среди них были инженеры, рекордсменки мира по самолетному и парашютному спорту. В отряд попали Ирина Соловьева из Свердловска, москвички Валентина Пономарева и Татьяна Кузнецова, Жанна Еркина из Рязани и Валентина Терешкова из Ярославля. В Звездном городке их строго предупредили: «Никому ни слова о том, где и чем занимаетесь. Отлучки из городка только с личного разрешения полковника Масленникова». А это был начальник штаба Центра подготовки космонавтов.

«Секретные девочки»

Вскоре состоялась обстоятельная беседа генерального конструктора Сергея Королева с женским отрядом. Концовка ее получилась неожиданно строгая: «Работа вам предстоит очень большая, сложная, напряженная. Но очень интересная, – говорил Королев. – Однако решайте сразу: или будете замуж выходить и детей заводить, или будем серьезно готовиться к полетам. Их будет много. Кого-то и на Луну отправим. Решайте». У Королева было особое отношение к женщинам: он на дух не переносил их на стартовой площадке, он был суеверен и полагал, что они принесут несчастье. А тут приходилось терпеть.

Так что «секретные девочки» попали в надежные, но жесткие руки Королева. Теоретические занятия с 9 утра до 17.00 сменялись тренировками на тренажерах и изнурительной физкультурой. А еще — постоянные тесты вестибулярного аппарата и тренировки в барокамере и на центрифуге, в термокамере, а также прыжки с парашютом на сушу и на воду. Королеву постоянно отчитывались об успехах и неудачах девичьего отряда, ведь главному конструктору предстояло сделать окончательный выбор. По результатам учебы и тренировок все кандидатки на полет были к нему готовы.

У Королева был свой выбор — ему импонировала Татьяна Кузнецова. Но Академия наук СССР и ее президент Мстислав Келдыш предложили свою кандидатуру — Валентину Пономареву и яростно настаивали на ее полете в космос — уж очень хотелось Келдышу, чтобы в космосе побывал сотрудник Академии. Борьба среди влиятельных персон за «свои» кандидатуры разгорелась нешуточная. Однако из ЦК последовал звонок: Никита Хрущев очень будет доволен, если первой в космос полетит волжанка и комсомолка пролетарского происхождения, то есть Валентина Терешкова.

«Я ровно 30 лет хранила тайну»

Знаменитый трехдневный полет Терешковой на корабле «Восток-6» начался 16 июня 1963 года и, как выяснилось десятилетия спустя, мог закончиться неудачей. «Была нештатная ситуация, которую практически в первые же сутки я заметила, доложила на старт, Сергею Павловичу Королеву и Юрию Алексеевичу Гагарину. Ошибка заключалась в том, что на спуске программа была запланирована не сталкивать космический корабль с орбиты, не на приземление, а на подъем орбиты», – рассказывала Терешкова.

Получив новые данные, она ввела их в программу, что дало возможность сориентировать и благополучно посадить корабль. Но после приземления Королев обратился к ней: «Я тебя прошу, не надо об этом говорить». «Поэтому я ровно 30 лет хранила эту тайну», – призналась она. А позже один из специалистов, из-за которого произошел сбой, на встрече с Терешковой сказал: «А ведь по моей вине она не вернулась бы на Землю».

Некоторые работники космической станции уверяли, что при катапультировании Валентина ударилась головой о шлем и приземлилась почти без сознания. Да еще и с огромными синяками на щеке и виске в придачу — и ее отправили в госпиталь в Москву. А на следующий день  (после медобследования) якобы в срочном порядке делалась постановочная съемка для кинохроники. Мол, впоследствии эта «фальшивка» и облетела весь мир.

«Это все небылицы типа “Гагарин не летал в космос!” —заявлял на это Юрий Караш, член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского. — Никаких синяков не было. Да и как они бы исчезли за один день?! Ну а то, что это могли организовать специально для кинохроники, полный абсурд. Прессу и сейчас не всегда зовут на подобные мероприятия: не потому, что секретно, а потому, что невозможно выстроить камеры, чтобы заснять процесс приземления. Место посадки определяется с учетом плюс минус 10 км. Как направить и выстроить камеры в одну точку, из которой должен появиться корабль?! Так что говорить, что это была постановочная киносъемка, может только тот, кто ничего не смыслит в космонавтике».

Розы от Гагарина

Терешкова сумела удивить мир. Даже сердце всемирно известного тенора Лучано Паваротти замирало, как только он, глядя на эту хрупкую девушку, представлял ее в космосе. Удивлялась храбрости девушки-космонавта и легенда советского кино Фаина Раневская. «Деточка, — как-то разоткровенничалась она, — я живу на третьем этаже и боюсь с балкона вниз смотреть, а ты вот так, запросто».

Медики же ждали ответа на самый главный вопрос: чудовищные перегрузки, жестокий стресс, идеологические глупости и полная невесомость не повлияют ли отрицательно на способность женщины рожать? Не повлияли. Через год после полета Валя родила дочь от ее первого мужа, космонавта Андриана Николаева. «Всё это происходило в дневные часы, возле операционной нервно ходил по коридору Николаев, он ни с кем не разговаривал и ни о чём не спрашивал, – вспоминал один из докторов. – Примерно через час мимо него пронесли в отделение новорожденных черноволосую девочку. После окончания наркоза анестезиолог неуверенно, но по традиции, похлопал по щекам знаменитую пациентку и попросил открыть глаза. Так закончилась непростая история обретения счастья материнства Валентиной Терешковой».

Побывал в те же дни в НИИ акушерства и гинекологии и Юрий Алексеевич Гагарин. Узнав из сообщения специального радио, что Терешкова поступила в родовой зал, Юрий Алексеевич, находившийся в это время в воздухе, попросил разрешения развернуть самолет и посадить его в Сочи. В местном дендрарии он попросил нарезать ему большой букет чайных роз. С ними он и появился в вестибюле института, чтобы врачи передали розы его подруге Вале, которая родила дочь. Первый космонавт планеты сказал, что в звездном отряде рождаются только девочки, на это стоит обратить внимание, поскольку за этим, скорее всего, скрывается большое научное открытие.

«Еще рано для космического туризма»

Брак Терешковой с космонавтом Андрианом Николаевым закончился разводом, который был разрешен ЦК: люди, прямо причастные к полетам в космос, жениться могли, а разводиться не могли. Звездная супружеская жизнь продолжалась всего восемь лет. Но никто из них нигде и никогда не сказал ни одного дурного слова о бывшем супруге.

Во второй раз Валентина вышла замуж за Юлия Шапошникова — главного хирурга Минздрава СССР. Их брак продлился 20 лет — в 1999 году Шапошников умер, оставив Терешкову вдовствовать. О третьем замужестве не помышляла, объездила весь мир, была названа «Женщиной ХХ века», встречалась с английской королевой, много лет искала могилу отца, погибшего в Финскую войну, и только в 1988 году нашла. Имя ее космических позывных присвоено наручным часам «Чайка». Прическу, как у Терешковой, делали в парикмахерских тысячи советских девушек и женщин. В честь нее назвали кратер на Луне. Ей единственной в мире присвоили звание генерала авиации. А одна итальянская девушка стала писательницей под влиянием полета Терешковой в космос.

«Сейчас в космонавтике работают много женщин – специалистов, инженеров, медиков, – говорит Терешкова. – Мечта Сергея Павловича Королева была – запустить женский экипаж, и мы начали подготовку. Но, к сожалению, он ушел. Пришел новый человек с новыми взглядами. Новый корабль “Союз” отрабатывался, потом Владимир Комаров разбился на потерпевшем аварию “Союзе-1”. Поэтому полет женского экипажа отложили, затем решили, что неоправданные средства тратятся на содержание женской группы, поэтому группу расформировали».

Затем погиб при посадке экипаж Добровольского, Волкова и Пацаева. Они вывели на орбиту первую станцию «Салют» и трагически погибли во время возвращения на Землю из-за ошибки в конструкции корабля «Союз-11». «Опять женщин – подальше. И только в 1982 году Светлана Савицкая полетела», – сказала Терешкова.

Сейчас она против космического туризма: «В космос на данном этапе должны летать специалисты, потому что вроде и много полетов было, и больше 50 лет космонавтике, но еще многое не изучено. И чтобы люди просто летали в космос “по путевкам”, до этого пройдет еще не один десяток лет. Но если они специалисты, если они могут принести пользу, работая на борту космического корабля, ради бога». Сама Терешкова как-то заявила, что мечтает побывать на своей «любимой планете» – Марсе: «После космического полета я работала вместе со специалистами Института имени Вернадского по изучению планеты Марс. Конечно, это мечта – побывать на Марсе, узнать, была ли там жизнь. Если была, то почему ее не стало? Какая катастрофа произошла с этой планетой?» По мнению первой женщины-космонавта, первые полеты на Марс, «скорее всего, будут в одну сторону» и «к сожалению, это будет не так быстро», хотя полететь она готова.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «Новая», Newsru.com, «Суперстиль»

Поделиться.

Комментарии закрыты