Валерий Газзаев: «Никогда не скрываю эмоции»

0

Тренером он получил прозвище «Усы», а когда Газзаев еще сам был футболистом, игроки называли его «Таракан». А ведь свои знаменитые усы Валерий Георгиевич отпустил еще 30 лет назад по совету жены. И хотя его периодически провоцируют сбрить их, отказывается категорически: «Даже если выиграю Лигу чемпионов!»

Осетинское поверье

Валерий Газзаев родился 7 августа 1954 года в Орджоникидзе (Владикавказе). Когда ему, сыну известного в городе борца, а в обыденной жизни – строителя Георгия Газзаева, исполнился год, родители по обычаю разложили перед ним различные игрушки и предметы быта – ножницы, ручку, тетрадь, кусок хлеба, пирог, еще много всякой всячины и – маленький мячик. У осетин существует поверье: каким предметом ребенок особенно заинтересуется, с ним и будет связана его взрослая жизнь. И хотя мячик лежал в самом углу комнаты, мальчик прополз мимо всего остального и, взяв его в руки, стал рассматривать.

Детский тренер Муса Данилович Цаликов взял Газзаева из дворовой команды в группу подготовки местного «Спартака» исключительно по просьбе родственников. «Ему было 12 лет – возраст, в котором мои ребята уже кое-что умели, – рассказывал первый наставник Газзаева. – Взял его, полагая, что он быстро убедится, насколько слабее всех, и перестанет ходить на тренировки. Представить себе не мог, какой волевой заряд скрыт в душе этого мальчишки. В той группе было немало талантливых ребят, но единственный, кто стал настоящей звездой, – Валерий Газзаев».

Георгий Хуадонов из той самой группы Цаликова рассказывал: «Я уже в то время поражался, что на поле для него не существовало друзей. Если кто-то из нас недорабатывал, играл спустя рукава, он коршуном набрасывался на лентяя, ругал, на чем свет стоит. Если мы проигрывали, в раздевалке он горько и безутешно плакал, успевая при этом кричать, что все это из-за нас, что один не так сыграл в том-то эпизоде, другой – в следующем… – удивительно, как он запоминал все перипетии матча. Ребята старались утешить Валеру: “Даем тебе слово, что на следующий матч все как один соберемся и обязательно выиграем!” На что он сквозь слезы и всхлипывания отвечал: “Как же вы не понимаете – это будет совсем другой матч, а сегодняшний мы уже никогда не выиграем”».

Талантлив и своенравен

В 1971 году Сергей Коршунов, тренировавший орджоникидзевский «Спартак», попросил порекомендовать ему пятерых лучших выпускников из групп подготовки. Газзаева, к тому времени уже студента агрономического факультета сельскохозяйственного института, в этой пятерке не оказалось. Это был для Валерия страшный удар. И наутро он отправился на стадион сдать амуницию и заявить, что заканчивает с футболом. Но Коршунов попросил еще одного нападающего, и Цаликов назвал Газзаева. Сельское хозяйство сразу осталось позади, и в том же сезоне форвард, которому не исполнилось и семнадцати, дебютировал в составе «Спартака».

Спустя несколько месяцев заслуженный тренер СССР Евгений Лядин пригласил дебютанта в юношескую сборную страны. Но на следующий год пришла пора воинской службы, и Газзаев оказался в ростовском СКА. Из полусотни рекрутов старший тренер команды Иосиф Беца к началу сезона должен был отправить назад более половины.

Газзаев выдержал жесточайшую конкуренцию и остался в команде. А затем руководство родного «Спартака» вызволило его из ростовского гарнизона. Осенью 1975 года заслуженный тренер РСФСР Игорь Волчок пригласил молодого нападающего в московский «Локомотив».

«Насколько он был талантлив, настолько и трудноуправляем, – вспоминал Волчок. – Несколько раз он уезжал домой, и нашим тренерам приходилось совершать вояжи во Владикавказ, возвращать его. Не знаю, чем бы все это кончилось, если бы в “Локомотиве” не появился популярный в ту пору форвард сборной СССР тбилисец Гиви Нодия. Они с Валерой поселились в одной комнате на базе, и вскоре я заметил, как Газзаев на глазах меняется в лучшую сторону. Валерий стал серьезнее, покладистее, прилежнее в работе. Вероятно, сказалось чисто человеческое обаяние Нодия, его высокий авторитет в футболе».

Газзаев играл в Москве, но во Владикавказе оставалась его любовь Бэлла. Не выдержав разлуки, 11 декабря 1976 года они сыграли свадьбу. К тому времени в коллекции Валерия появилась первая золотая медаль – чемпиона Европы в составе молодежной сборной СССР.

В 1978 году наставник главной сборной СССР Никита Симонян воплотил в жизнь самую заветную мечту форварда. «Для матча с экспериментальной сборной Италии я подготовил свой эксперимент – выставил трех нападающих: Олега Блохина, Владимира Гуцаева и Валерия Газзаева, – рассказывал Симонян. – И в атаке у нас получился не просто ураган, а настоящий фейерверк блистательных эпизодов. Мы выиграли 3:1, а Газзаев забил мяч и сделал голевую передачу». На следующий год уже под руководством Константина Бескова футболист стал бронзовым медалистом московской Олимпиады.

В 1977 году Газзаеву поступило приглашение в зарубежный клуб. Во время турне «Локомотива» по Турции игра лидера атак команды железнодорожников настолько поразила воображение руководства популярнейшего стамбульского клуба «Фенербахче», что к Газзаеву заявилась оттуда целая делегация с чеком на полтора миллиона долларов – по тем временам сумасшедшие деньги. Но тогда отъезд советского спортсмена за рубеж считался равносильным измене Родине с очевидными последствиями для родных и близких. Поэтому еще с порога Газзаев объявил визитерам, что их уговоры тщетны.

«Ты обязательно должен стать тренером!»

Осенью 1978 года наставник московского «Динамо» Александр Севидов, собиравший под свое начало чемпионский состав, пригласил к себе и Газзаева. «Из всех тренеров, с которыми Газзаева сводила судьба, лишь Севидов знал ему истинную цену, нашел способ его максимального самовыражения в футболе, поставив его бесподобное умение обострить ситуацию, его дриблинг и финты на службу команде», – считал видный спортивный журналист Аркадий Галинский. К сожалению, сотрудничество двух ярких личностей оказалось недолгим. Севидова убрали из команды, Газзаев хотел также уйти, но «динамовское» руководство сделало все, чтобы он остался. Но клуб тогда так и не оправдал возлагавшихся на него чемпионских надежд.

Севидова вернули в 1984 году, но было уже поздно. Потом на его место пришел Эдуард Малофеев. Газзаев привык к положению лидера «Динамо», к тому, что заменить его в игре могли только в случае травмы. И вдруг в середине второго тайма матча с «Араратом» Малофеев выпускает вместо него Сергея Стукашова… На следующий день после той замены Газзаев написал заявление об уходе из команды и попрощался с игроками. Тепло относившееся к нему руководство общества «Динамо» сразу предложило должность начальника отдела футбола и хоккея Центрального совета, а Малофеев в свою очередь – стать начальником команды. Но он отклонил и то, и другое, неожиданно приняв приглашение тренера тбилисского «Динамо» Нодара Ахалкаци. И начал забивать по своему обычному «графику», но – конфликт с Ахалкаци поставил теперь уже окончательный крест на карьере Газзаева-форварда.

Ему, к тому времени выпускнику Московского юридического института, предложили аспирантуру. Однако выбор его дальнейшей карьеры решил эпизод, случившийся еще весной 1985 года. «Динамо» вело после первого тайма матча с венским «Рапидом» на Кубок УЕФА 1:0, а в перерыве Севидов попросил высказаться игроков, что, по их мнению, стоит поменять в игре. Газзаев ответил, что нужно поменять двух игроков на Пудышева и Бородюка. Однако Севидов оставил все без изменений, и именно эти два игрока стали виновниками того, что счет вскоре изменился на 1:3. Тренер произвел замены, но было поздно. Наутро Севидов вызвал к себе Газзаева, сказал: «Ты обязательно должен стать тренером!»

Вернувшись домой из Тбилиси, Газзаев пришел к директору футбольной школы московского «Динамо» Виктору Цареву, попросился на работу. А параллельно стал слушателем Высшей школы тренеров, окончив ее на «отлично». Начинать ему довелось в родном Орджоникидзе практически с нуля. Но уже через два года местный «Спартак» превратился из аутсайдера в лидера первой лиги и завоевал путевку в высшую. По окончании сезона Газзаев получил приглашение возглавить московское «Динамо». С ним клуб начал выходить из состояния застоя, однако разгромное поражение на старте очередного розыгрыша Кубка УЕФА от франкфуртского «Айнтрахта» – 0:6 заставило его уйти из команды.

На следующий год Газзаев вновь становится у руля владикавказского клуба «Спартак-Алания», и в 1995 году команда завоевывает чемпионское золото. На следующий год она вновь приходит первой к финишу чемпионата России, но с равным со «Спартаком» количеством очков и уступает сопернику в переигровке, довольствуясь «серебром» первенства.

Потом Газзаев вновь берется за работу с московским «Динамо», откуда переходит в ЦСКА. Почти два года он тренировал сборную России, но на этом поприще биографию Валерия Георгиевича пополнили безрадостные страницы – поражения в групповом турнире чемпионата Европы-2004 от Грузии и Албании. Зато спустя пару лет ЦСКА под руководством Газзаева впервые в истории российского футбола завоевал Кубок УЕФА.

Либо футбол, либо рюмка

Валерий Георгиевич всегда бурно ведет себя во время матча, говорит, что должен передавать свою энергетику игрокам. Но объяснить все может и без слов. Сам Газзаев рассказывал, как после обидного поражения от «Пармы» зашел в раздевалку ЦСКА, в повисшей тишине молча выжал на стол два апельсина, вымыл руки и вышел. Говорит, что готов был разорвать всех: «Понимал, что команда сделала для успеха все, но такая обида была…» Но признает, что может отреагировать и как Алекс Фергюсон, который в раздевалке бросал бутсой в Бекхэма: «Спросите, например, у Шембераса или Ролана Гусева».

Однажды Газзаев едва не подрался с Олегом Блохиным. Экс-тренер сборной Украины в то время руководил «Москвой». Как рассказывали, Газзаев был раздражен ехидными овациями со стороны украинца и в перерыве матча в подтрибунном помещении накинулся на него с кулаками. Тренеров успела разнять милиция.

Нарушений режима Газзаев себе не позволял никогда: «До 32 лет — только молоко! Либо футбол, либо рюмка. Кто совмещает, быстро сходит с дистанции». В ЦСКА он ввел систему штрафов — от пяти до десяти тысяч долларов: за опоздания, нарушение игровой дисциплины, невыполнение тренерской установки, необоснованные желтые и красные карточки. «Раньше проводили комсомольские и партийные собрания, где объявляли взыскания, — говорит Газзаев. — Сегодня деньги оказались наиболее эффективным рычагом поощрения и наказания».

После того, как Юрий Семин вернулся в «Локомотив», Газзаева пригласили возглавить киевское «Динамо». Если бы клуб позвал тренера издалека, это означало бы громадные деньги на покупку новых игроков. Тогда как Валерий Георгиевич сразу дал понять, что суперпокупок не потребует и продолжит работу с «материалом» Семина.

«У Газзаева не бывает любимчиков, и он никогда не дает нагоняев без повода. То есть в справедливости ему не откажешь, – говорит знаменитый в прошлом форвард Виктор Леоненко, игравший у Валерия Георгиевича в московском «Динамо». – Как-то раз я заявил ему, что не хочу ехать в олимпийскую сборную: дескать, что толку — в состав все равно не ставят. Смотрю — у Газзаева глаза кровью налились: “Да ты что, это же сборная!..”»

Еще одна отличительная черта Газзаева — он не боится доверять молодым игрокам. Это, кстати, Леоненко знает по себе — ведь именно Валерий Георгиевич пригласил совсем еще юного бомбардира тюменского «Геолога» в московское «Динамо», фактически дав ему путевку в большой футбол. «Наверное, по количеству открытых талантов с Газзаевым в России никто не сравнится, — говорит Леоненко. — Георгич не чурается индивидуальной работы с подающими надежды, особенно много в мое время он возился с нападающими (все-таки сам — бывший форвард): демонстрировал всякие финты, различные хитрости и уловки. Как по мне, Газзаев может научить играть в футбол даже медведя. Если, конечно, медведь захочет… Так что, надеюсь, в следующем сезоне мы увидим в «динамовской» основе пару-тройку вчерашних дублеров. Ну а вообще, я очень рад, что ситуация в “Динамо” так повернулась. Семин, конечно, провел очень хорошую работу, разгреб завалы, под его руководством команда вновь начала играть в футбол.

Огромное ему за это спасибо! Но раз человек хочет уйти — удерживать нет смысла. Тут самое главное было — найти достойную замену. И руководство клуба, на мой взгляд, выбрало лучший вариант. В команду пришел классный специалист, отличный стратег и психолог, делающий ставку на атакующий футбол, и победитель по духу».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «ЦСКА», «Новая», «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты