Валерий Золотухин: «Добрый домовой Таганки»

0

Обыкновенный парень с Алтая всего за несколько лет стал своим в театральной Москве. Легендарной Таганке он был верен с 1964 года. О количестве сыгранных ролей артист старался не говорить – отмалчивался с улыбкой. Сотни? Тысячи? Он никогда не считал: «Если я только “Доброго человека” 800 раз сыграл, то сколько же это получается ролей за всю жизнь у меня было?»

«На костылях мечтал, что стану актером»

Валерий Золотухин появился на свет 21 июня 1941 года в селе Быстрый Исток на Алтае. Ему не исполнилось и семи лет, когда он упал со второго этажа и сломал ногу. Сперва хромал, год лечили бабки и местные врачи. Валерий Сергеевич вспоминал, как боролись за него родители: «Отец идет широко по пыльным улицам Барнаула, я сижу у него на закукорках, держусь, семенит рядом мать и плачет украдкой, отец матерится на нее сквозь зубы и сам темный, как ночной лес. По кабинетам начальства, от секретаря к секретарю, с партбилетом, с разными партийными регалиями, через унижения, взятки до самого секретаря крайкома со мной на закукорках, с заключением профессора – за местом для меня в туберкулезный костный диспансер. И добился!»

Так с 7 до 10 лет Золотухин лежал в санатории с диагнозом «туберкулез коленного сустава». «Другие ребятишки плакали, а я их уговаривал: “Ну что вы плачете”, – вспоминал артист. – Потом, когда меня в 10 лет поставили на ноги, одна нога был длиннее другой на 4-6 сантиметров. Я начинал ходить на костылях и мечтал, что все равно стану актером». В ГИТИС он поступил, еще прихрамывая.

На одном курсе с Золотухиным училась Нина Шацкая — девушка, которая казалась ему недосягаемой. И все же между ними завязался роман, который закончился на пятом курсе свадьбой. После того как в 1963 году Золотухин и Шацкая окончили ГИТИС, Валерия пригласили в Театр имени Моссовета. Затем он перешел в Театр драмы и комедии на Таганке. Вместе с ним стала работать и Нина, которая к тому времени уже несколько раз снялась в кино. Валерия же зритель еще не знал, и это задевало его самолюбие.

Однажды они с Шацкой поехали отдыхать в родную деревню Золотухина. По такому случаю в клубе показали фильм с участием Нины, после чего ей организовали творческую встречу. Позже в «Алтайской правде» написали: «Наше село посетила известная актриса Нина Шацкая со своим мужем». Валерий был очень расстроен, но при этом он вовсе не был верным супругом, изменял Нине. И однажды Шацкая, взяв сына Дениса, ушла к другому мужчине — коллеге Валерия по театру Леониду Филатову. Золотухин переживал, но со временем все наладилось.

«Мне, как дураку, всю жизнь везло на красавиц»

Знаменитым его сделала роль Бумбараша, он забрал ее у актера Михаила Кононова, сказав режиссеру, что именно с Золотухиным он сможет заглянуть в вечность. К середине 70-х популярность артиста уже была невероятной. После фильма «Единственная», например, на «Ленфильм» пришло возмущенное письмо: «Узнав, что в главной роли снялся Золотухин, я пошла в кино, чтобы послушать, как он поет, а вместо него песню пел Высоцкий.

Безобразие!» Именно на съемках этой картины Валерий познакомился со своей второй женой Тамарой. Однажды вечером шел под окнами гостиницы и услышал, как из окна третьего этажа доносятся звуки скрипки — оказалось, что Тамара — скрипачка. Но тогда Золотухин этого не знал и, как завороженный, полез в окно по водосточной трубе…

«За любовь Тамары мне пришлось бороться: я увел ее от мужа, разогнал всех ее ухажеров, много их было, – вспоминал актер. – Она женщина красивая, глубокая, самодостаточная». Но Золотухин никогда не был однолюбом: «Это не в моей натуре! И мне, как дураку, всю жизнь везло на красавиц». Однажды под Одессой он увидел, как балерину Аллу Осипенко ее муж и партнер на фоне восходящего солнца нес на руках в море, и сразу влюбился по уши: «Я просто умирал от любви и зависти. Ездил в Ленинград на все ее спектакли, дарил ей цветы, вздыхал и на что-то надеялся. А потом наступило разочарование: я несколько минут провел в ее обществе и увидел, что она совсем не похожа на Хозяйку Медной горы, которую изображала на сцене».

Вместе с Тамарой он растил сына Сергея. А в 2004 году от актрисы театра на Таганке Ирины Линдт у Валерия родился сын Иван. Несколько лет назад Сергея нашли повесившимся в его квартире. Одни говорят о том, что он тяжело переживал историю с Ириной Линдт. Другие, что его тяготила творческая нереализованность – Сергей выступал в группе «Мертвые дельфины». Старший сын Валерия Денис, который родился в браке с Шацкой, стал священником. Когда он сообщил отцу о своем намерении, тот вздохнул с облегчением: Денис всегда был трудным ребенком, а тут, наконец, нашел свое призвание. С Ириной Линдт Валерий Сергеевич мечтал обвенчаться, но так и не успел.

Он говорил, что у него было мало друзей, хотя его самого не раз называли хорошим другом Владимира Высоцкого. «Он был ежедневно со мной, его портрет всегда висел в моей гримерке, – рассказывал Золотухин. – Все дело в том, что дружба — дело молодое. Володя обладал даром дружбы. У него было огромное количество друзей. Он просто написал, что его друг — Золотухин. Может быть, потому, что в этот момент я где-то недалеко находился. Это Володины слова: “Мудрость, ненавязчивость, терпимость — отличительные черты Золотухина”. Но он меня чрезвычайно обременил этим обстоятельством: надо же соответствовать». О Высоцком Золотухин написал несколько книг: «Вторая жена Володи Люся Абрамова — замечательный человек, умница — однажды сказала, что если бы все, что написано о Высоцком, исчезло с лица земли, а моя книга “В жертву памяти твоей” осталась, это было бы справедливо. Я даже не ожидал такой оценки от нее, если честно».

«А умирать — это больно?»

Для тех, кто постарше, Золотухин — это, конечно же, красноармеец Бумбараш. Паренек в фуражке со звездой, в обмотках и с гармонью в руках. А еще — Сережкин, участковый и хозяин тайги. Для молодых — вампир из «Дневного дозора». Его голосом пел Леонид Куравлев в «Иване Васильевиче» и Остап Бендер — Арчил Гомиашвили в «12 стульях». Всего же, без трех фильмов, — золотая сотня картин! Последняя роль — украинский козак Явтух в фэнтези «Вий. Возвращение». Правда, в ней Валерий Сергеевич снялся еще пару лет назад, после чего продюсеры ее долго доводили до ума, в итоге она выйдет на экраны только в октябре этого года. Кроме того, — и в этом можно увидеть какой-то мистический знак — в своих последних картинах Валерий Сергеевич постоянно погибал. Будь то «Король умирает» или же «Бригада – 2».

«На площадку Валерий Сергеевич приходил всегда подготовленным, — рассказал режиссер продолжения «Бригады» Денис Алексеев. — Доходило до того, что он только спрашивал, куда идти и как двигаться, а потом шел в кадр. Доброжелательным был и с водителем, и с каскадерами. Помню, когда снимали сцену убийства, он спросил, как нужно упасть, каскадеры ему показали. Я ему тогда сказал: мол, вы же понимаете, упасть нужно будет не на мат, как на репетиции, а на асфальт — и биться головой. А он: “Ну, раз надо, значит, надо”. Сцену, в которой героя Золотухина убивали, мы тоже сняли очень быстро, но перед этим Валерий Сергеевич поинтересовался: “А умирать — это больно?” — “Нет, говорю, будет приятный хлопок и запах серы…”. На что он ответил: “Раз не больно, значит, все нормально!”»

Когда-то актер сказал, что иногда ему хотелось бы некоторые фильмы свои уничтожить, чтобы осталась одна лишь легенда театральная. «Вы понимаете, у молодежи происходит переоценка ценностей и они не понимают – как вот этим, восторгались? Например, вот, этот Жеглов – что, и есть Высоцкий? Они же не понимают, что это такое, – говорил Золотухин. – Они же не соизмеряют психологию, время и игру. Или многие сейчас мои коллеги с театральной сцены шепчут, их же на первых рядах уже не слыхать – а все потому, что они привыкли играть в кино. Где нужна совсем другая громкость, а еще можно переозвучить, если что».

А Золотухин всегда предпочитал игру на сцене, его называли «добрым домовым с Таганки». После ухода директора и художественного руководителя Юрия Любимова из театра Валерий Сергеевич был назначен директором с функциями художественного руководителя театра. Но в начале марта ушел с этой должности по состоянию здоровья.

Храм на родной земле

О себе Золотухин порой говорил, как о «норном человеке»: «Ремесло, которое приносит хлеб насущный, — это одно дело, конечно же, актерство заставляло постоянно быть на публике. Но я имею в виду то, когда ты остаешься с самим собой один на один.

Понимаете? Поэтому у меня нет друзей, я не люблю тусоваться, ходить по приемам. Мой дом — театр, гримерная. Вот я с 17 лет вел дневники. Это ведь сублимация общения, я так разговаривал с теми, с кем хотел».

Настоящий Золотухин, говорящий от первого лица, ярче всего раскрылся именно в своих «Дневниках». Тысячи опубликованных страниц этой исповеди необыкновенны по искренности. В них будто заключена тайна: каждый вычитывает там то, что хочет или способен вычитать. Одни увидели только грехи, а другие – и покаяние, и страстное желание сделать жизнь светлее. Главное же чувство, сквозная нить его «Дневников», – любовь к родной земле, битва за храм. Золотухин успел его построить.

«Начиная с 1991 года я приезжал в родное село почти каждый год, – рассказывал актер. – Тогда еще был жив мой родной брат Иван Сергеевич Золотухин. А сейчас у меня там два двоюродных брата живут. Я тогда начал строить храм и по несколько раз в год приезжал в село. Это были очень непростые годы: страшная нищета, девальвация, бесконечные выборы. Я набирал миллион на строительство, а света во временной церкви нагорало на два миллиона. Приходилось ходить к начальству, кланяться, чтобы списали долги. В период отчаяния мне в голову пришла совершенно сумасшедшая идея. Думаю, дождусь начальства и в ноги бухнусь.

Они приехали со стройки элеватора по колено в грязи, а я им в ноги падаю, они ничего не понимают. Потом: “О, Бумбараш! Что случилось, Валерий Сергеевич?” Говорю, помогите фундамент для церкви сделать. И мне пообещали: “Через год фундамент будет стоять”. И действительно, фундамент и подвал сделали на высшем уровне. Он четыре наводнения пережил. А когда мне исполнилось 60 лет, я решил, что дальше тянуть некуда. Пришлось проект менять и строить деревянный храм».

Именно в родном селе Золотухин завещал себя похоронить. Актер умер 30 марта в больничной палате, так и не выйдя из искусственной комы, в которую его погрузили врачи. У него была неоперабельная опухоль мозга. До комы артист успел написать завещание и простился со своими родными и друзьями. Валерию Сергеевичу был 71 год. В его окружении говорят, что так уходят только очень светлые люди.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «ТелеШоу», «Советская Белоруссия», «Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты