Валерия: «Не верю в идеальные семьи без изъянов»

0

«Когда я поняла, что влюбилась в Пригожина, то задумалась – что со мной? Я же не сумасшедшая снова связать свою жизнь с продюсером, – говорит Валерия. – И был такой момент, когда Иосиф сказал мне: “Хочешь, я не буду продюсером? Хочешь, не пой, но ты женщина моей жизни”. Мы нашли друг друга».

«Я совершала ошибки и сама же училась на них»

Настоящее имя певицы – Алла Перфилова, родилась она 17 апреля 1968 года в городе Аткарск Саратовской области. Больше всего на свете в детстве будущая звезда, конечно, хотела петь, но мечтала о многом: стать дизайнером, балериной, историком, однако музыка взяла верх.

«Мелодии окружали меня всегда, да и родилась я в творческой семье: мама и папа – академические музыканты, – говорит Валерия. – Я все время пела, занималась на фортепиано, вместо того чтобы, как мои ровесники гулять, развлекаться. Все утренники в детском саду сопровождались моими номерами, причем мне доставались главные роли – Снегурочки или Зимушки-зимы, а я хотела быть одной из снежинок, потому что они танцевали в костюмах, похожих на балетную пачку. И однажды мама уговорила воспитательницу дать мне эту “второстепенную” роль. Я почувствовала себя настоящей танцовщицей. Счастливее меня не было ребенка!»

Но в школе у нее не всегда было взаимопонимание с одноклассниками. «Однажды я в одночасье поняла страшную вещь: у меня в классе нет ни одного друга, против меня – весь мой маленький мир, – вспоминает Валерия. – “Сегодня же попрошу маму, чтобы она перевела меня в другую школу!” – сказала я себе. В тот момент это решение показалось мне верным. Вечером, сидя на кухне, я уговаривала родителей как можно скорее найти мне новую школу, а они просили: “Давай дождемся конца года!” – и мне пришлось согласиться. Я пыталась сгладить конфликт, но, поскольку не понимала его причины, это получалось плохо. Незадолго до Восьмого марта представительница родительского комитета попросила детей подписать открытку для нашей учительницы. Спросила в классе: “У кого самый лучший почерк?” Я тут же подняла руку: “У меня!” Это была чистая правда, но вот вылезать мне не стоило. Я взяла открытку, стала писать и вдруг сделала помарку. Пришлось что-то зачеркивать, исправлять – и вид получился совсем не такой, как хотелось бы. И снова я плакала дома, корила себя: зачем вызвалась?! Пусть бы на меня указали другие, а не я сама!

Я стала скромнее, и постепенно ребята в классе потеплели ко мне. Теперь, спустя годы, могу понять, почему против меня выступали одноклассники: я действительно задавалась, ставила себя выше других. Я пошла в школу, будучи полностью подготовленной: умела читать, писать, считать. Еще в пять лет самостоятельно записалась в библиотеку, так что я была развитым ребенком. Может быть, я была успешнее многих ребят, но кому это могло понравиться? Я совершала ошибки и сама же училась на них, делала выводы».

Многие мальчишки со двора были влюблены в Перфилову, но она не отвечала им взаимностью. А в старших классах появился кавалер — Виталий. В своей автобиографии «И жизнь, и слезы, и любовь» певица назвала его Валерием: «Он учился в девятом классе, а я в седьмом. Гулять с ним я стала потому, что девчонки вокруг шептались про свои романы, а я — как холодный камень. Мы с Валерой иногда ходили в кино. Он нравился моей маме, всем — только не мне. Знаете, как бывает: мужчина делает для тебя все, подруги завидуют, а тебя тяготит его присутствие. В конце концов, я соврала, что мне нравится другой мальчик, и порвала с ним».

«Казалось, что мир рухнул»

В 1985 году Алла поступила в музыкальный институт имени Гнесиных. На тот период времени это была такая своеобразная «Фабрика звезд», попасть туда было мало шансов, потому что за плечами Перфиловой не было музыкального училища. Но когда в Гнесинском институте открылся эстрадно-джазовый факультет, Алла решила: почему бы не рискнуть? «Хотя мне необходимо было сдавать такие предметы, как гармония, – говорит певица. – Я этот курс гармонии проскочила, как могла, за месяц с педагогами Саратовской консерватории и приехала поступать».

Преподаватели Саратовской консерватории говорили ей: ты – авантюристка совершенная. Но Валерии повезло, потому как на прослушивании она очень понравилась ректору, Михаилу Саямову. А экзамен по гармонии внезапно отменили. «И вот я поступила в Гнесинский институт и, учась там, конечно, предпринимала попытки хоть куда-то двигаться, – вспоминает Валерия. – Я была солисткой оркестра Театра Эстрады, пела несколько концертов, буквально несколько песен. Но, тем не менее, какие-то афиши были. Педагоги знакомили с композиторами, которые часто приходили на наши занятия. И как раз конкурс в Юрмале тогда был очень значимым, это была реальная стартовая площадка, и, конечно, я должна была попробовать свои силы. На тот момент времени я совершенно не предполагала, что за кулисами почти любого конкурса происходят игры. И когда первое место дали какой-то абсолютно не поющей девочке из Эстонии, я не помню, как ее звали, то все стало понятно. Вторая премия была у латышки. Это был первый такой удар для меня. Удар и очень хороший урок – теперь я понимаю, что надо уметь проигрывать, а тогда казалось, что мир рухнул».

Тогда это был первый конкурс Валерии в Юрмале: «Я вам скажу, почему вся эта история не известна. Потому что, когда мы стали сотрудничать с моим первым продюсером, он решил меня родить заново. Он решил заставить всех забыть мое прошлое. Мы решили сразу, что я буду Валерией, и он запретил всем вообще упоминать, что я родилась под именем Алла и долгое время жила под этим именем. Когда мы работали над альбомом, который должен был выйти в Европе, мы постоянно пересылали друг другу кассеты, демозаписи, какие-то промежуточные сведения. Они слышали имя Алла и записывали его, как слышали, – Allah. Мы поняли, что надо что-то делать с этим, надо менять имя. На самом деле, мама назвала меня Валерией. Потом, когда стали оформлять свидетельство о рождении, она подумала, что у нас уже есть среди родных и близких люди с таким именем и что если еще и меня так назвать, то их будет слишком много. А когда пришла необходимость придумать мне какое-то имя, то, естественно, это было имя Валерия».

Вместе с певицей из Саратова Москву приехал покорять пианист Леонид Ярошевский, который и стал ее первым мужем. Он и устроил когда-то артистку петь в баре «Таганка-блюз», где ее и увидел потом продюсер Александр Шульгин. Девушка начала все больше времени проводить со своим новым знакомым, оставаться у него по вечерам. Леонид, конечно же, понимал, что дело идет к разрыву, он даже пытался покончить с собой, ввязывался в драки, но его спасали от неприятностей друзья. В конце концов, Валерия ушла от него окончательно, а сам Ярошевский уехал в Германию, где так и остался неудачливым джазовым пианистом.

С Шульгиным певица счастья так и не нашла. Она родила от него троих детей, но семейная жизнь для Валерии стала адом. Дело закончилось разводом, и артистка уехала домой к родителям. На сцену ее вернул Иосиф Пригожин, который и стал третьим мужем Валерии и ее продюсером.

«Иосиф у нас президент, я – премьер-министр»

Когда она только собрались за него замуж, многие припоминали ей поговорку про «одну и ту же реку». «Но я чувствовала, что Иосиф влюбился, – говорит певица. – Он придумывал множество предлогов, каких-то общих дел, чтобы только я была рядом. Он заполнил собой все вокруг. И когда мы праздновали месяц со дня нашего знакомства, я уже знала всех его друзей, и вообще мне казалось, будто мы всю жизнь были вместе. Я поняла, что у меня появилась потребность быть с ним рядом».

Семья Валерии сразу приняла Пригожина. «У нас тогда к ним получилась спонтанная, внеплановая поездка, – вспоминает артистка. – Я уезжала в Аткарск, Иосиф говорит: “Давай я тебя на машине отвезу”. Романтик, на машине махнуть 900 километров. Сейчас, конечно, поездом бы поехали, а тогда было интересно. Должны были приехать в одиннадцать поездом, а я пришла домой в шесть утра. Мама стала мне открывать, ничего понять не может.

Там в двухкомнатной квартире у всех какие-то лежанки, какие-то диваны раскладные, пока все это собрали в тесноте. А он стоял, смотрел на это все и думал: не может быть, что я тут жила. И именно тот самый день, день рождения мамы, 27 апреля, как раз совпал с Пасхой, это был 2003 год. Отмечали и день рождения, и Пасху, и пришли все мамины братья со своими женами и детьми, и моя бабушка (мамина мама), и вся наша большая семья. Иосифа я представила просто как продюсера. Но он же моментально становится своим, и это замечают абсолютно все».

Выйдя замуж, Валерия обрела крепкую семью, и для артистки начался новый этап в творчестве. «У нас столько идей, проектов», – говорит она. С Пригожиным она не разлучается: «Бывает, что устаем друг от друга, иногда даже случаются ссоры, страсти кипят. И это нормально, значит, люди неравнодушны. Я не верю в идеальные семьи без изъянов – это какие-то пластмассовые отношения. У нас же огромная потребность друг в друге – бывает, я звоню Иосифу, чтобы просто услышать его голос. В доме Иосиф у нас президент, я – премьер-министр, – смеется Валерия. – Так сама жизнь распределила обязанности. Он занимается внешней политикой, а я внутренней. Мне нравится, что он не видит ничего унизительного в том, чтобы спросить совета у женщины. Он уважает меня. Но знаете, что меня покорило в нем особенно? Его трепетное отношение к детям – они сразу стали для него родными, он их обожает».

Старшая дочь Валерии, Анюта, учится на актерском отделении Института им. Б. Щукина. Артему – 16, он учится в Швейцарии. «В России он ленился, не хотел заниматься, а там понял, что это важно и от того, как он учится, зависит его будущее, – говорит Валерия. – Теперь Тему награждают как одного из лучших учеников в классе, и я им очень горжусь! А младший Сеня – самый музыкальный. Ему 12 лет, он мечтает стать профессиональным пианистом. Он очень разносторонний: занимается спортом, хорошо учится в школе, любит классическую музыку. Пошел в музыкальную школу им. Гнесиных в 4 года, сейчас делает большие успехи. Лет через десять я представляю сына на сцене «Карнеги-холла». Думаю, у него все получится! Для меня самое главное, чтобы дети были самодостаточными и счастливыми».

«Читать, как кого-то поливают грязью, мне противно»

Валерия часто гастролирует, но как признается, вынуждает ее к этому ситуация, которая сложилась с пиратством в шоу-бизнесе: «Она становится только хуже – в Интернете все стало практически неконтролируемым, хотя контролировать можно и нужно. Знаете, что по этому поводу говорят во Франции? Наши друзья там живут, они сказали, что после двух скачиваний с torrent’а им пришло предупреждение: еще одно скачивание – и они получат штраф 250 тысяч евро и на 10 лет останутся без Интернета. Я была просто потрясена. А у нас что, нет рычагов, что ли?»

А вообще Валерия сама часто пользуется Интернетом – чтобы общаться с поклонниками, друзьями. Но вот блоги и разные сплетни она старается не читать: «Ну зачем? Мне пользу это принесет? Я что-то там почерпну? Я лучше книжки почитаю. А читать, как кого-то там поливают грязью, даже если не меня, мне противно. Как будто меня замарали. И вообще, эти ресурсы созданы для того, чтобы бездельникам было чем заняться. А на самом деле они ничего не делают, у них нет денег, они не учатся, не работают, у них нет цели в жизни, они просто сидят и завидуют. Завидуют не конкретному человеку, завидуют всем, всему миру, который живет лучше, чем они. Вот Иосифу пишет один чудак под именем губернатора Кировской области Никиты Белых. А я знаю, что Никита умнейший человек, он был преподавателем университета в Перми, высокообразованный человек. А этот – такой писака.

Самое страшное, что подписываются чужими именами, вешают чужие фотографии и начинают вводить людей в заблуждение».

Валерия зарегистрировалась в нескольких социальных сетях, это помогает ей постоянно быть на связи с друзьями: «Москва – огромный город, который нас всех разъединяет. В “Твиттере” общаюсь с Сережей Лазаревым, Лерой Кудрявцевой, Тиной Канделаки и другими. Узнаю, чем они живут: этот поехал туда, этот поехал сюда, там было такое мероприятие. Мы как-то невольно начинаем жить жизнями друг друга, становимся просто ближе.

Огромное количество поклонников пишут, для них это просто такой позитивный момент. Они знают, что это точно я. С некоторыми общаемся и в личной почте, хотя, конечно, у нас с ними разная степень близости. Там и фан-клубы есть, они между собой общаются. Эти ребята следуют за мной, когда я езжу на гастроли, обсуждают, где на следующем концерте встретятся. И им приятно, когда мы бросаем какую-то весточку: к примеру, не просто снимаем клип на Бали, а пишем, как там было, обсуждаем какие-то темы. Они могут задать любой вопрос, и, если у меня есть время, я на него обязательно отвечу».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Собеседник» , «Теленеделя» , «Знамя юности» , «ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты