Валерия рассказала, почему ее дети не видятся с отцом

0

Популярная российская певица Валерия рассказала, из-за чего ее дети не видятся с отцом, чем пошла на пользу сыну учеба в Швейцарии и почему удивляется, что уже десять лет живет вместе с мужем-продюсером, пишет Segodnya.ua.

— Валерия, как себя чувствуете в качестве звездного тренера шоу «Голос страны»?

— Конечно, это очень непростая задача. У нас уже было на съемках много драматичных моментов, я даже не ожидала, что будет такая нервотрепка. Проект интересный, потому что вслепую выбираются действительно лучшие голоса, нет никакой предвзятости. И мне повезло, все, кого я выбрала – хороши не только голосами, но и внешне. Девочки красавицы, мужчины колоритные.

— К вам вообще часто обращаются молодые артисты с просьбами помочь?

— Достаточно часто. Конечно, тут играет большую роль то, что у меня муж продюсер. Но сама я продюсированием артистов не занимаюсь, это совершенно не мое, мне это малоинтересно. Да и времени на это нет. Я ведь сама еще действующий боец, поэтому мне не до каких-то экспериментов в этом направлении. Да и со стороны молодых артистов не всегда это является делом благодарным – часто, когда они начинают чувствовать первый успех, забывают о том, кто к этому был причастен.

— На проекте вам часто приходится критиковать участников, а сами вы как к критике относитесь?

— Могу сказать, что на здоровую критику я реагирую совершенно нормально. Вообще считаю себя вечным студентом, люблю учиться, принимать к сведению какие-то ценные замечания. Это ведь только во благо, нужно принимать это для развития, для какого-то толчка. За профессиональную критику только «спасибо» нужно говорить.

— А если непрофессиональная – комментарии в интернете, например?

— Да я это не читаю, пусть себе пишут. Тем более, пишут абсолютно про всех, про каждого. Даже под видео-роликами великой Марии Калласс найдутся плохие комментарии.

— Валерия, вы производите впечатление очень спокойного человека, а дать резкий отпор обидчику все-таки можете?

— Редко, но могу, хотя я все-таки скорее за деликатное решение любых ситуаций. Но бывают, конечно, мгновения, когда чаша терпения переполняется. И если я на каком-то эмоциональном взводе, то могу жестко ответить. Но в любом случае это будет вежливо. Я не умею устраивать сцены, это совсем не мое. Зачастую я пасую перед хамством. Если я с таким сталкиваюсь, меня в первый момент просто оторопь берет. Очень неожиданно это для меня.

— А в семье у вас кто идет первым на уступки, если вдруг случаются ссоры?

Иосиф Пригожин (подключается к разговору): — Я!

Валерия: — Ну, когда как.

И.П.: — А зачем ссориться лишний раз?

— Семейный бюджет как делите? Все в руках мужа?

— У нас все пополам, все наши финансы распределены, и все решения мы принимаем коллегиально.

И.П.: — Давайте я вам расскажу, как формируется наш бюджет. У нас все по принципу корпорации. Я как финансовый директор, но у нас есть совет директоров, на котором принимаются решения о том, какие мы будем делать траты, какие у нас есть первоочередные финансовые задачи. Что-то тратим на работу, на альбом, костюмы, что-то идет на детей, что-то на отдых…

— А ремонт в вашей новой квартире на какой стадии?

— Не на завершающей, к сожалению… Он еще вовсю идет. Им занимается Иосиф, потому что там время от времени возникают какие-то проблемы, которые нужно решать, разговаривая по-мужски. А на тему дизайна у нас вкусы совпадают, мы хотим одного и то же – это будет современное жилье. Дизайн там достаточно лаконичный, но в то же время не сухой, не хай-тек, а все-таки модерн. Если мы его все-таки закончим, то, думаю, это будет очень красивая, удобная и уютная квартира.

— Новоселье на этот год планируете?

— Мало ли что мы планируем, дай Бог, чтоб они к декабрю все сдали… Но сильно сомневаюсь. На самом деле мы должны были в марте уже туда въезжать…

— Ваш старший сын Артемий сейчас заканчивает колледж в Швейцарии…

— И собирается там поступать в университет. Почему за границей? Просто в России он совершенно не учился. У нас система образования такова – преподаватели хорошие, программа тоже, но нет системы контроля. Ни-ка-кой! В России можно не учиться, и тебе за это ничего не будет. А отдали ребенка туда – он сразу же усвоил принципы существования там, усвоил какие-то новые для себя постулаты. Понял, что учиться – это модно, это необходимо, чтобы построить себе карьеру в будущем. Там невозможно пропустить занятия даже по болезни. Были ситуации, когда Темка болел, я ему говорила: «Полежи дома». А он: «Нет! Я пошел в школу. Какая разница, где лежать? Я там на парте полежу, но буду в курсе материала». С каникул там невозможно вернуться позже. Мы даже страдаем от того, что не можем никак подгадать с графиками… Дисциплина просто железная. Поэтому я его туда отдала, не знаю, что было бы, если бы он остался здесь. Мальчишкам идет на пользу такая самостоятельность, для своих 17 лет он очень рассудительный и взрослый.

— С невестами вас знакомит?

— Ну, какие невесты еще? Хотя парень он у меня красивый, думаю, девчонок-подружек много. Но не будет же он их всех со мной знакомить! Там еще нет таких серьезных отношений, чтобы знакомить с мамой. Тем более, у него очень высокая планка, высокие запросы и требования… Наверно, это я исподволь внушила. Но мне за своих сыновей спокойно. Младший Сеня дружил с одной девочкой, полгода с ней ходил в кино, гулял, а потом говорит мне: «Столько времени я потерял… Она же ничем не интересуется, нам не о чем поговорить!» Говорю: «Сень, ты ж с ней полгода дружил!» А он: «Глупый был…»

— Дети уже определились, чем хотят в жизни заниматься?

— Сеня с детства серьезно занимается фортепиано, идет у нас по этому пути. Я не буду против, я ведь его поддерживаю – в 4 года отдала его в музыкальную школу. Но не назвала бы это династией, все равно он пойдет немножко по другому пути. Я буду только рада, потому что это очень достойное занятие в жизни. Хотя Сеня не ботаником растет, он спортсмен, даже бизнесом уже интересуется. В жизни не пропадет. А дочь Аня учится на третьем курсе Щукинского института, она будущая актриса.

— А общих с Иосифом детей планируете?

— Я никого из детей не планировала. Если будет – то будет, а нет – у нас и так детей хватает, на двоих шестеро.

— Какое-то время назад ходил слух, что вы собираетесь удочерить девочку из детдома.

— У нас был период, когда мы очень часто посещали дома малюток, помогали детским домам. Это был какой-то такой порыв. И мы действительно нашли одну девочку, которую собирались удочерить. Но там были сложности с ее родителями. Не сложилось – значит, так тому и быть. Хотя я уже даже советовалась со своими детьми, не против ли они. Они взяли паузу, сказали, что должны подумать, а потом ответили нам, что не против, мол, если хотите брать ребенка – берите. Но тогда вот не сложилось, а сейчас и возможности нет, у нас ведь ремонт, да и работа…

— Со своим родным отцом, Александром Шульгиным, ваши дети видятся?

— Нет, конечно. Он и алименты не платит, и вообще как-то самоустранился. Честно признаться, я этому рада, потому что никаких воспоминаний о нем, кроме неприятных, у детей нет. Может быть, пройдет время, они повзрослеют, что-то забудется окончательно – и они где-то встретятся. Но ведь родители детям нужны в самый сложный период становления. А получается, что мама разрывается на части, чтобы обеспечить детям будущее, дать им образование – они это видят. А человек живет один, наслаждается тем, что я когда-то заработала и ему оставила. Дети ведь это прекрасно понимают. И вообще, как воспринимать, когда дочери исполняется 18 лет, а ее вообще никак не поздравляют?

— А если он все-таки захочет видеться с детьми, вы как отреагируете?

— Что значит – если он вдруг захочет видеться? Для этого у него должны быть какие-то основания. А то он самоустранился от любого формального воспитания. Я даже тогда пошла на принцип, чтобы выбить хоть какие-то минимальные алименты, смешную какую-то сумму. И даже эти копейки он все равно не платил. А теперь он захочет вдруг общаться с детьми? И что он им скажет? «Дети, я так вас люблю, так скучаю!» – так, что ли? Когда все знают, что он прекрасно живет, ни в чем себе не отказывает, путешествует по всему миру и вообще отлично себя чувствует. Дети сами делают свои выводы. Они просто сами не хотят общаться с ним.

— В следующем году будет десять лет, как вы с Иосифом вместе. Поделитесь секретом долголетия брака?

— У нас много общих целей, интересов. Мы хорошо понимаем друг друга, у нас одинаковый знак зодиака – Овен. А вообще самим иногда не верится, что уже десять лет прошло… Многие наши друзья за это время уже несколько раз развелись, снова женились, детей нарожали, а мы все вместе.

Поделиться.

Комментарии закрыты