Василий Лановой: «Сниматься в сериалах – это позорище»

0

Этого артиста давно называют везунчиком: за что бы ни брался, все всегда выходило с блеском – театральные роли, яркие образы в кино – и комические, и трагические. Ему завидовали, в него влюблялись, к нему ревновали, а он шел своим путем, порой совсем не гладким.

«Мы надышаться не могли воздухом свободы»

Родился Лановой 16 января 1934 года в Москве. Что такое война, он помнит прекрасно. 22 июня 1941 года семилетний Василий сходил с поезда – приехал в гости к деду. А тот растерян: война! И в небе туча самолетов – немцы летят бомбить Одессу. Потом враги пришли и в деревню, где жили родные Ланового. «У нас в доме квартировал майор, он подарил мне толстый немецкий ремень, который я тут же надел на себя и очень гордился этим приобретением, – вспоминает Василий Семенович. – Встретив меня в поле, один немец увидел этот ремень и приказал отдать. Я не согласился. И тогда он поднял автомат и сделал несколько очередей повыше моей головы. Сказать, что я испугался – ничего не сказать. После этого случая я заикался много лет».

Потом приехала мама — сын три года ее не видел. Она отправила детей на Украину пораньше и собиралась догнать их через недельку. Но вырваться из Москвы не удалось — работала для фронта, для победы. «Я ее сначала не узнал: до такой степени она была вымотана работой, – говорит Лановой. – Они с отцом работали на вредном химическом производстве. Мама повела меня в Москве к логопеду, говорит: “Что делать, вот хлопчик заикается?” И врач посоветовал петь протяжные украинские песни. Так я выправил свою речь, до сих пор эти песни пою с удовольствием».

Лановой уверен, что люди, которых хоть как-то задела война, – это совершенно уникальное поколение: «Помню, как моя учительница говорила: “Вася, никогда твои дети не будут такими сильными, как ты и твои сверстники, потому что у вас за плечами голод, холод, кровь, трагедия – словом, война”. За эти три с половиной года, прожитые в оккупации, мы видели столько слез! Но главное все-таки случилось чуть позже – в 1945-м, когда мы увидели День Победы и все люди плакали от счастья. К тому времени я уже вернулся в Москву. 24 июня я был на Красной площади, на параде. Нас, конечно, только после парада туда запустили. Но у меня было ощущение, что я все видел! Мы, пацаны, от Трубной площади добрались до Красной площади по крышам! Лезли по сгнившим лестницам, завалам – это было грандиозно. Сейчас мне становится страшно, когда вспоминаю, как мы карабкались тогда. Мы появились на площади маленькими героями. И дышали, не могли надышаться этим воздухом».

Из-за войны Василий пошел в школу только в 10 лет. А 13-летним мальчишкой увидел спектакль про Тома Сойера театрального коллектива ДК «ЗИЛ» и пришел в труппу: «Я тоже хочу играть!» Скоро в постановке «Дорогие мои мальчишки» по пьесе Льва Кассиля он получил роль пионера, который докладывал председателю совета дружины: «Был в госпитале. Провел громкое чтение вслух и еще две книги про себя. Сочинение Маркова Твенова, очень интересно!» Зал смеялся. Худрук самодеятельного театра Сергей Львович Штейн понял, что новичок будет актером. И когда после седьмого класса Лановой подал заявление в летное училище, Штейн приехал туда и забрал его документы, ворча: «Не знаю, каким он был бы летчиком, а что актером он будет отличным — это точно».

Любовь и расставание

Лановой поступил в Театральное училище имени Щукина. Именно там, в коридоре, он однажды повстречал красавицу-студентку и спросил ее: «Кто ты?» Она посмотрела ему в глаза и рассмеялась: «Я дочь своих папы и мамы». Таня училась на параллельном курсе, она была дочерью актера Евгения Самойлова («В шесть часов вечера после войны»). Имя Василия Ланового она уже слышала: еще до поступления в училище он сыграл главную роль в фильме «Аттестат зрелости». Лановой считался самым красивым студентом курса и тогда, в коридоре, произвел на Таню Самойлову, как она вспоминала, «какое-то коварное впечатление». Это потом она узнала, как трудно живет его семья (родители и трое детей — в однокомнатной квартире), что мама Ланового болеет.

У Василия и Татьяны началась нежная любовь со встречами в метро и на Арбате. Чувство было радостным и красивым. Они поженились, и в те дни вмещалось столько всего: учеба, первые роли, ужины из манной каши. Влюбленные встречались поздно вечером, делились новостями. Василий очень хотел детей и был рад, когда жена забеременела. Но у нее было слабое здоровье — много лет ее организм боролся с очагом туберкулеза в легком.

«Врачи не разрешили мне рожать, посоветовали сделать аборт, – рассказывала Самойлова много лет спустя. – В те времена официально абортов не делали. Но мы договорились. Было ужасно, больно и обидно. Помню, я поспала два часа и пошла пешочком домой. Вася очень переживал. Он предложил мне бросить учебу, лечиться, заниматься только хозяйством, сказал, что будет работать за двоих. Но я не захотела сидеть дома». А через четыре года Самойлова сказала: «Я больше ничего не хочу». Им катастрофически не хватало времени друг на друга.

Алые паруса разбудили всю Ялту

Фильм «Павел Корчагин» сделал Василия Ланового невероятно популярным. А ведь эту роль он получил почти случайно. Александр Алов и Владимир Наумов собирались снимать Георгия Юматова — актер успешно прошел пробы, но его Корчагин был всего лишь простым бесшабашным парнем, которому все дается легко. А режиссерам этого было мало. Они вспоминали слова французского писателя Андре Жида, который, пообщавшись с Николаем Островским, сказал: «Павел Корчагин — коммунистический Иисус Христос». Вот режиссеры и мечтали передать драму человека, принесшего себя в жертву общему делу — революции. Однажды они заглянули в соседний павильон, где Лановой снимался в фильме «Триста лет тому…» о Богдане Хмельницком. Понаблюдав за молодым актером, предложили ему попробоваться на роль Павки и приняли окончательное решение.

Съемки в Киеве совпали с учебой в институте, репетициями спектакля «Горе от ума» (Лановой играл Чацкого). Он разрывался между городами: с девяти до одиннадцати утра репетировал спектакль, к часу мчался в аэропорт Внуково, летел в Киев, днем был на съемочной площадке и работал до полуночи. Затем без отдыха срывался в Москву и, не заезжая домой, в пять утра был в училище, падал на маты в гимнастическом зале и засыпал как убитый. В таком ритме Лановой жил три месяца.

Когда фильм вышел на экраны, актер объездил с картиной множество городов и стран. Тогда же, в 1957 году, состоялась премьера фильма Михаила Калатозова «Летят журавли», где Татьяна Самойлова сыграла Веронику. В 1958 году картина стала лауреатом Каннского фестиваля, молодая актриса получила специальный диплом за лучшую женскую роль и премию жюри «Апельсиновое дерево». Через десяток лет жизнь снова столкнула Самойлову и Ланового: в 1967 году в фильме Александра Зархи она сыграла Каренину, он — Вронского. Бывшие супруги в кадре стали любовниками. Но к ним самим чувство уже не вернулось. У Татьяны сложились новые отношения, и в сердце Василия жила другая женщина, актриса Театра имени Пушкина Тамара Зяблова.

Он очень любил ее и мечтал сделать счастливой. В разгар лета 1961 года, получив в Одессе около 500 метров первоклассного алого шелка (из этой ткани шили пионерские галстуки), Лановой вместе со съемочной группой направлялся в Коктебель, к месту съемок фильма «Алые паруса». Они шли на паруснике мимо Ялты, где отдыхала Тамара, недавно ставшая женой Василия. И тогда актер предложил капитану: «А давайте удивим отдыхающих в Ялте! Заодно и новые паруса опробуем». Тот на эксперимент согласился, и к берегу понесся сказочный корабль под алыми парусами. Ялта стала похожа на растревоженный муравейник. Тамара знала, что Василий должен приехать, они договорились, что она будет ждать его на берегу. Когда Василий сошел на берег, Тамара сказала: «Ты разбудил всю Ялту!»

Их счастье было недолгим: жена Ланового погибла в автокатастрофе. Василий с головой ушел в работу, понимая, что такие раны не заживают. Пройдут годы, и, прочитав пьесу Герхарта Гауптмана «Перед заходом солнца», Лановой точно будет знать, что ощущал ее герой Матиас Клаузен, потерявший любимую жену. Когда же герой пьесы уже готов был умереть, рядом появилась прекрасная дама и спасла его. Он вновь нашел в себе силы жить.

Так и в судьбе Василия в 1970 году появилась Ирина Купченко – актриса пришла работать в Театр имени Вахтангова. С тех пор она и Лановой были неразлучны. У них родились два сына – Александр и Сергей, которых супруги назвали в честь Пушкина и Есенина. С самого начала Василий с Ириной договорились, что в присутствии детей не будут говорить о проблемах. Оставляли неприятности за порогом дома. Сыновья не пошли по стопам родителей, чему Василий Семенович очень рад. «Моим детям пришлось выбирать профессию в самое тяжелое время, в 90-е годы, – говорит Лановой. – Я понимал, что актер тогда мог просто потерять время зря. Так оно и случилось. В советском театре, конечно, чуши было много, но были и великие вещи, серьезные роли. Мелкие театры перешли на какую-то мелкотравчатость и диктовали свои идейки, а крупные театры с их традициями и культурой стали никому не нужны».

«Моей главной нишей всегда был и остается театр»

Своей любимой ролью в кино Лановой называет эпизод в «Полосатом рейсе»: «Там я сыграл парня, который говорит: “Красиво плывут! Вон та группа в полосатых купальниках”. В этом эпизоде меня режиссер фильма с трудом уговорил сняться, я сначала ему сказал, что эпизоды – уже не мое, я играю большие роли. А он мне сказал: “Что ты понимаешь! Иногда эпизод делает актеру карьеру!” Сейчас я понимаю, что он прав, и благодарен за эту маленькую комедийную роль».

Другой важный фильм для артиста – конечно же, «Офицеры». Хотя от роли Ивана Вараввы он отрекался трижды, боялся, что не справится. Но режиссер твердил ему: «Только ты и сможешь его сыграть! Все, сроку тебе — неделя, а потом начинаем съемки. Делай что хочешь, но разбуди эмоции! Езжай за город, слушай классическую музыку». И Лановой отправился в магазин грампластинок, попросил что-нибудь эмоциональное. Принес домой «Времена года» Вивальди и слушал каждый вечер. «Мажор в музыке Вивальди потом и стал главным в роли, – написал Лановой в книге «Счастливые встречи». – И мой герой Варавва вышел не только из драматургического произведения, а и из замечательной оптимистической музыки Вивальди».

Невероятный успех фильма «Офицеры» Лановой объяснял так: «Популярность этой картины мистическая, режиссерская. Это не самый высокий литературный материал, но как-то все в фильме сложилось. Сам для себя долго анализировал причины его популярности. Словесно объяснить трудно. У зрителя вызывается ассоциативный ряд — у каждого свой. У кого-то это война, у кого-то — любовь, у кого-то — песни. После фильма люди подходили ко мне и говорили: “Благодаря вашей роли я стал офицером”».

Сейчас Лановой редко играет в кино: «Моей главной нишей всегда был и остается театр, несмотря на то, что по разным причинам я меньше занят в спектаклях, чем раньше. В отношении кино остается признать – оно сильно изменилось, и для себя я там не вижу никаких перспектив. Обилие пустых, бесконечных, дешевых сериалов – вот что сегодня на плаву. По-моему, позорище идти сниматься хорошим актерам туда. Посмотрите, никто из стариков великих не снимался в этих сериалах. Случаются картины по классическим произведениям, которые я смотрю, это ради бога, это замечательные вещи. Но то, как лепятся сегодня все эти милицейские штуки, – смешно. И я отказываюсь от всяческих предложений сниматься в подобных поделках».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Теленеделя», «Собеседник», «Смена», «Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты