Вера Алентова: «Главным для меня всегда была работа»

0

По натуре она – фаталистка и никогда не строит планов на будущее: гораздо интереснее, когда жизнь преподносит сюрпризы.

«Я полагала, что только с меня и начнется искусство»

Вера Алентова родилась 21 февраля 1942 года в Архангельской области, в городе Котласе. Ее дед был земским врачом, он был знаменит в Великом Устюге, открыл там водолечебницу. Бабушка окончила Бестужевские курсы. Она рано умерла, оставив трех детей. Мама Веры, Ирина Николаевна, стала актрисой, работала во многих театрах бывшего Советского Союза, вышла замуж за актера Валентина Быкова. Он умер, когда его дочке не исполнилось и четырех лет. Второй раз мама Алентовой вышла замуж, когда Вера была уже взрослой девочкой, со своим избранником Ирина Николаевна потом прожила долгую и счастливую жизнь.

Все детство Веры прошло за кулисами, несмотря на то, что мама считала, что театр – это взрослое заведение, и детям там делать нечего. Но каким-то образом Вера попадала в гримерную: «Мне это было важно – шляпы, корсеты, – все, что присутствует в каждой в гримуборной актрисы.

Хотя актрисой я быть не собиралась. Моя мама хотела, чтобы я была врачом как дед, и я к этому стремилась. Мы много ездили – актеры периферийных театров путешествуют очень много. К тому моменту, когда я оканчивала школу, мы жили в городе Барнауле. Там был медицинский институт, я отправилась туда сдавать экзамены. Но по пути увидела объявление, что Алтайский драматический театр приглашает молодых девушек, для того чтобы они сразу стали актрисами. У меня вспыхнуло: “Можно сразу стать артисткой”.

Я решила показаться в этот театр. Хорошенькая, молоденькая – не нужно было прилагать особого труда, чтобы пройти. Меня взяли. Я, конечно, продолжала сдавать экзамены в медицинский институт, но уже договорилась со своим отчимом, что он мне поможет, что мы скажем маме, как я талантлива, как я необычайно хороша и как я гожусь для театра. Мы сказали. Это был самый страшный день в нашей жизни, потому что мама рассвирепела. “Как? Как это можно, так просто стать актрисой? А дальше что? Нет, дорогая моя, поезжай в Москву, там есть много институтов. Пожалуйста, талантливая – возьмут, а бездарная – нечего делать в театре”, – сказала она мне достаточно жестко. И отправила меня работать на завод».

Ни о каком медицинском институте речи уже не шло. Вера трудилась на Барнаульском меланжевом комбинате, работа была трудной, ведь Алентова, как любая девочка, была не готова к заводской жизни, когда нужно встать к гудку, в сибирском городе ехать в переполненном автобусе, да и в цеху шумно, холодно и тяжело. Но, тем не менее, год она выдержала. А потом, послушав маму, поехала в Москву и, хоть и не сразу, но поступила в Школу-студию МХАТ.

«Для меня учеба – это была огромная эпоха, несмотря на то, что длилась она всего четыре года, – рассказывает актриса. – В то время были живы еще изумительные “старики”, которых мы наблюдали почти каждый день, смотря спектакли Московского Художественного театра. Потом был самиздат, который надо было прочесть за одну ночь. Наконец, бурлящие и бунтующие “Современник” и “Таганка”. Осознание себя, кто ты такой.

Молодость – совсем не такое замечательное время, потому что это время поиска понимания: кто ты такой, для чего ты явился на этот свет, что ты хочешь сказать, нужен ли ты людям. Моменты сравнений даже не с теми, кто учится с тобой вместе, а с великими. И надо вам сказать, что только старикам я, пожалуй, уступала. Я полагала, что только с меня и начнется искусство. Это глупость, но она естественна для молодости. Думаю, что тот, кто не мечтает стать генералом, тот не солдат. Такое было и со мной».

«Любовь без усилий не сохранишь»

На втором курсе Алентова познакомилась с Владимиром Меньшовым. За будущего актера и режиссера она и вышла замуж. Хотя педагоги недоумевали и даже пытались удержать ее от безрассудного шага, поскольку студент Меньшов, по их мнению, был бесперспективен. Сама Алентова не жалеет, что так рано связала себя узами брака: «Нам было так интересно вместе! Мне и сейчас с ним интересно. Конечно, моя мама была в ужасе. Конечно, она говорила: “Подумай!” Все мамы в ужасе, все говорят: “Подумай!” Когда наша Юля собралась в первый раз замуж в семнадцать лет, я тоже схватилась за голову и сказала: “Подумай!”»

Алентова помнит, как они с Меньшовым шли из загса пешком – откуда деньги на машину у бедных студентов? – и к ним подошла незнакомая старушка «Указав пальцем на Меньшова, она сказала мне странную, как тогда показалось, фразу: “Развод ничего не даст – один у тебя муж, по судьбе один”. Погрозила пальцем и ушла». Через три года после рождения дочери супруги расстались – любовная лодка разбилась о быт. Маленькая Юля осталась с мамой, отец укатил искать счастья в город Ставрополь.

Четыре года Алентова, как и ее героиня Катя в легендарном оскароносном фильме супруга «Москва слезам не верит», тянула лямку матери-одиночки. Начинала, конечно же, встречаться с мужчинами, но быстро в них разочаровывалась. «Володя приезжал к дочери, я не препятствовала их общению, – вспоминает актриса. – А однажды бывший муж пришел и хмуро заявил: “Ни ты лучше меня не найдешь, ни я лучше не найду, так что перевожу вещи обратно к вам”. И вернулся. Семья “со второй попытки” существует уже несколько десятков лет». Судьбу родителей повторила и Юлия Меньшова. Она рассталась с мужем, актером Игорем Гординым, на 4 года, но их отношения возобновились на съемках совместного фильма.

«Мы очень разные, поэтому замечательно дополняем друг друга, – говорит о своей жене Меньшов. – И мне просто, честно говоря, интересно за ней наблюдать, чтобы понимать, что люди устроены совершенно по-другому. Бывает же так! А я бы вот… Поэтому мы, надо сказать, очень удачная пара». По мнению супругов, любые отношения, даже приятельские, требуют усилий и труда. Чтобы их поддерживать, надо хотя бы иногда позванивать друг другу. «Вы ведь комнатные растения поливаете, чтобы они не погибли? Так и отношения: вряд ли они могут сохраниться просто так, без наших усилий – за ними нужно ухаживать», – говорит Вера Валентиновна.

В семье Алентовой четко распределены все обязанности: «Володя готовит, а я делаю все остальное. Моя мама не умела готовить, и мне не у кого было учиться. Зато Юля прекрасно с этим справляется, поскольку училась у папы. Мужчины, когда готовят, творят! А я все время сверяюсь с рецептом: написано положить ложку соли, кладу ложку соли. Зато никто, кроме меня, не может сообразить, в какой комнате как лучше расставить мебель, какие выбрать занавески. Володя меня зауважал, услышав, как я разговариваю с мастерами. Когда я сказала им, что нужно “переконтрагарить гайку”, это был, конечно, финал!»

При этом главой семьи Вера называет своего мужа: «Сейчас очень развито феминистическое движение, но мне кажется, что это глупо. Каждый должен занимать свою нишу, в этом гармония семьи. Я глава там, где я больше понимаю, он там, где понимает он. И жизнь показала, что в основных поворотных событиях нашей жизни он понимает гораздо больше моего».

«Участвовать в феномене – это огромное счастье»

И все же Алентова признается: на первом месте для нее всегда была работа: «Не было даже сомнений, что главное – это спектакль или фильм. И только когда работы наваливалось очень много, а такие случаи в моей жизни бывали, то тогда во мне начинала биться тревожная мысль о том, что я что-то упустила в связи с Юленькой. Когда мне приходилось по телефону ее воспитывать, у меня возникала тревога и чувство вины по отношению к Юле. Потом она мне сказала, что ей меня очень не хватало в детстве, но я тогда почему-то этого не понимала. Более того, если бы вернуть все обратно, то, наверное, я поступила бы также. Работа всегда была самым важным».

Фильм «Москва слезам не верит» разделил жизнь Алентовой на две половины: после успеха картины все изменилось: «Благодаря этому фильму произошла переоценка ценностей, понимание, что пословица “друг познается в беде” не так уж и верна. В беде он друг, а в радости не всегда, а иногда и недруг. Критики неистовствовали. Меньшов оказался невыездным – и это человек, который открыл новое понимание нашей страны. Когда я была в Канаде, одна из поклонниц фильма все время бегала и говорила: “Я ведь была уверена, что у вас по улицам медведи ходят”. Значит, о нас не знали ровным счетом ничего. Говорили, что надо же, и туфли на каблуках, и одежда как у людей. А Меньшов оказался невыездным, потому что двое его коллег написали на него две телеги».

А вот Алентова сразу узнала, что такое мировая слава. Артисты жили в лучших гостиницах по тому времени, все было к их услугам. Первая поездка Веры состоялась в Индию. Был длительный перелет, очень утомительный, когда актеры даже перепутали день с ночью. Выглядела Алентова соответственно: свитер, джинсы, никакой прически. Наконец прилетели, актриса вышла из самолета и увидела бегущую толпу корреспондентов, которые все щелкали и щелкали фотографии. Первая мысль у Алентовой была: «Опозорила страну, кинозвезда – и в таком виде». Но каково было ее удивление, когда на завтра в лучшем журнале страны появился красивый портрет актрисы, она перекрестилась и подумала: страна спасена.

«Меня отводили в сторону после фильма женщины и говорили: “Это история про меня”, – вспоминает Вера Валентиновна. – Когда об этом говорила француженка, канадка, итальянка, я как-то еще кивала. Но когда я приехала в Гвинею и черная как ночь женщина, которая таскает у себя на голове бог знает что, подошла ко мне и сказала “это про меня”, – я рухнула. Что там может быть общего, казалось мне. Теперь, когда фильму уже больше 30 лет, после показов по телевидению мы смотрим рейтинги и поражаемся. Его смотрит новое поколение, его продолжают любить. И когда меня спрашивают, почему он так нравится людям, я не могу ответить. Это феномен. Я только блаженно улыбаюсь. Потому что участвовать в феномене – это огромное счастье».

Хоть Алентова и много еще играла в кино, но лучшие ее фильмы – все же те, которые снимал ее супруг, Владимир Меньшов. Это «Ширли-мырли», «Зависть богов», где актриса рискнула сняться в откровенной сцене в 58 лет. При этом Вера Валентиновна со смехом вспоминает, что ей всегда было тяжело играть у супруга: «Он постоянно ко мне придирался, мучил меня».

Дочка Алентовой и Меньшова тоже пробует себя в режиссуре. В подарок к юбилею матери она поставила для нее спектакль. В основе постановки — знаменитая пьеса Альберта Гурнея, до сих пор идущая на парижской сцене с Аленом Делоном и Анук Эме в главных ролях. В России ее видели в исполнении Олега Табакова и Ольги Яковлевой. Конечно, с таким багажом нынешний спектакль мог бы и не получиться, тем более что Юлия Меньшова — дебютант в театральной режиссуре. Но любые сравнения оказались здесь неуместны, Меньшовы разыграли абсолютно самостоятельную историю.

Артисты исполнили свои роли с видимым удовольствием, и пусть режиссура их дочери порой слишком аккуратна, она выгодным образом подчеркивает актерскую увлеченность. Так уж вышло, что зрители редко видят Алентову и Меньшова вместе на сцене, но глядя на их дуэт отмечают – он один из самых ярких и запоминающихся.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам TvKultura.ru, «Собеседник», «ТелеШоу», People’s History, «Ваш досуг»

Поделиться.

Комментарии закрыты