Топ-100

Вера Глаголева: «Когда-то режиссура спасла меня от кризиса в моей жизни»

0

Всю жизнь очаровательная актриса Вера Глаголева верна пословице «Терпение и труд все перетрут». Судите сами: не имея актерского образования, она снялась более чем в сорока фильмах. Когда ее брак с Родионом Нахапетовым затрещал по швам, Глаголева нашла в себе силы справиться и с этим.

Стрелок из лука

Вера Глаголева родилась 31 января 1956 года. «Мое детство прошло в самом центре Москвы, – вспоминает актриса. – Наша семья жила в доме Министерства путей сообщения на улице Алексея Толстого, которая теперь называется Спиридоньевская. Эту квартиру получил еще мой дед по маминой линии, в 1930-е годы он был конструктором-изобретателем скоростных поездов. А родители мои — оба педагоги: мама, Галина Наумовна, преподавала в начальных классах, а папа, Виталий Павлович, вел в старших классах физику и биологию. Двор, где мы детьми играли в мяч и гоняли на велосипедах, казался огромным. Для нас он был целым миром. Патриаршие пруды были совсем рядом, и мама часто водила нас с братом туда гулять. А зимой на Патриарших, как и сейчас, заливали каток. Коньки у нас с братом были тогда такие смешные — двухполозные. Их привязывали к валенкам».

Когда Вере исполнилось шесть лет, ее семья переехала в новую квартиру в другом районе Москвы. Но правильно говорят, человека тянет в то место, где он родился. «Как-то, мне уже было лет 15, мы с братом Борисом и подругой заглянули в наш старый двор, который оказался маленьким, а кусты под окнами выглядели скромным палисадником, – говорит Глаголева. – Помню, меня это очень поразило. Наверное, похожие ощущения испытывала героиня известного фильма “Когда деревья были большими”».
В детстве она совсем не мечтала стать актрисой, ее увлечением была стрельба из лука. Глаголеву приняли в юношескую сборную Москвы, а вскоре она выполнила норматив мастера спорта. Подруга Веры в то время работала на «Мосфильме», вместе девушки приходили на киностудию на просмотры зарубежного кино. Однажды показывали сразу две картины, и в перерыв между ними Глаголева спустилась в буфет. Там к ней подошел оператор Владимир Климов и рассказал, что Родион Нахапетов, который также сидел неподалеку за столиком, предлагает Глаголевой прочитать сценарий одного его нового фильма и прийти на пробы. Вера согласилась, ее сразу же познакомили с Нахапетовым, дали текст, который нужно было выучить. Но только фотопробы, сделанные на следующий день, оказались неудачными. Из киностудии Глаголевой так и не перезвонили.
Девушка продолжила стрелять из лука, жить своей молодой жизнью и любить театр – она старалась не пропустить ни одной премьеры.

«Муж хотел, чтобы я всегда была при нем»

Как-то Родион Нахапетов все не мог найти актрису на главную роль в его фильме «На край света». Тогда он вспомнил, что когда-то у него проходила пробы одна спортсменка по имени Вера, которая вполне могла бы сыграть в этой картине. Глаголеву разыскали, пригласили на пробы. Других девушек заставляли гримироваться и переодеваться, а Веру поставили перед камерой в том, в чем она пришла. Она сразу сказала Нахапетову, что не успевает выучить текст, и Родион тогда сел рядом с ней и подсказывал ей нужные слова. Когда закончились пробы, Нахапетов сказал съемочной группе: «Мы нашли нашу героиню».

Родион был на 12 лет старше юной Веры. «Я очень хорошо знала фильмы с его участием – “Влюбленные” и “Нежность”, – вспоминает Глаголева. – И была немножко влюблена в его экранного героя. У меня перед ним был трепет, как перед взрослым, серьезным человеком, который в свои 30 лет уже многого в жизни добился». А Нахапетов во время съемок влюбился в Веру, и вскоре они поженились.

Глаголева начала активно сниматься в кино, хотя актерского образования она так и не получила: «Я всё время работала, и это казалось важнее. В своё время Анатолий Васильевич Эфрос говорил, что это мне и не нужно. На самом деле он – единственный человек, у которого мне бы очень хотелось учиться. К сожалению, судьба так распорядилась, что он ушёл из жизни слишком рано».

Когда актриса снималась у Эфроса, он предложил ей прекрасную роль в театре – Верочку в «Месяце в деревне». Но тогда этого не случилось, о чем Глаголева жалеет уже много лет: «Тогда против был мой муж, Родион Нахапетов. Он хотел, чтобы я всегда была при нем, время от времени снималась, а не играла в театре. Он предпочитал иметь просто жену, а не актрису. Анатолий Васильевич как человек очень тонкий и умный, видимо, догадался об этом и сказал мне: “Если Родион против, ты ему передай, что у тебя не будет жесткого режима. Я всегда буду отпускать тебя на съёмки”. Но, увы, не сложилось. Не сумела настоять на своём».

Вновь мечтать о сцене Веру заставил Михаил Левитин, он поставил у себя в театре «Эрмитаж» спектакль «Нищий, или Смерть Занда» по черновикам пьесы Юрия Олеши.

Глаголевой очень нравилась эта постановка. Героиню в этом спектакле тогда играла Марина Шиманская. Театр готовился к гастролям, а у неё был маленький ребенок, и было непонятно, сможет ли она оставить его с кем-нибудь на это время. «Мы как раз снимались с Олей Остроумовой – в то время женой Левитина – в сериале “Женщины, которым повезло”, – говорит Глаголева. – И мне предложили вводиться на эту роль. Уже начала репетировать, но, слава Богу, всё устроилось без меня – Марина нашла няню. Я очень обрадовалась, потому что мне надо было уезжать на съёмки.

А на сцену я вышла позже, в одном из первых антрепризных спектаклей – «Джазмен». Там, кроме меня, были заняты Ира Печерникова, Александр Фатюшин и Василий Бочкарёв. Интересно, что живую музыку там играл знаменитый джазмен Алексей Козлов. После его сольных номеров, надо признаться, актерам приходилось нелегко. По существу, это и был мой театральный дебют».

«Страшно думать, что предательство может повториться»

От Родиона Нахапетова у Веры родились две дочки. «Старшей Ане мы уделяли очень много внимания, – рассказывает Глаголева. – Я помню, мы учили ее плавать в младенческом возрасте по книжке “Плавать раньше, чем ходить”, и ребенку это очень много дало. Ведь малышей тогда пеленали, а в воде ребенок учился чувствовать свое тело, управлять им. Я как-то нашла свою тетрадку и поразилась, как же мне было не лень так подробно все записывать, все эти детские “тренировки”. На дочку Машу сил уже не осталось, и мы ее таким образом не закаляли».
Летом 1988 года Нахапетова пригласили приехать в Америку – кинокомпания «20-й век Фокс» купила его картину «На исходе ночи». Родион отправился в Штаты в надежде получить работу, там он и познакомился с Наташей Шляпникофф, которая работала в Ассоциации независимого телевидения США, была знакома с телевизионным руководством многих ведущих студий. Вскоре она стала менеджером Родиона, а потом их отношения из разряда вышли за пределы профессиональных: Наташа стала любовницей Нахапетова, а потом режиссер решил ради нее вообще уйти из семьи.
Сейчас Вера и Родион не общаются, но Глаголева не начала после развода считать всех мужчин предателями: «Людям надо верить, иначе строить с ними отношения невозможно. Страшно думать, что предательство может повториться, но жизнь вообще полна неожиданностей». На фестивале «Золотой Дик» в Одессе в 1991 году Вера встретила новую любовь – она познакомилась с бизнесменом Кириллом Шубским. Он долго ухаживал за актрисой, добивался ее руки, и Глаголева все же согласилась вновь выйти замуж. Интересно, что и Нахапетов, и Шубский появились на свет в один день, только с разницей в двадцать лет.
Во втором браке у Глаголевой родилась дочка Настя. Дети актрисы совсем не похожи по характеру. «Они совсем разные и не правильно их сравнивать между собой, – говорит Вера. – Аня всегда отличалась очень серьезным отношением к работе. Как и ее отец, она очень пунктуальна и работоспособна. Она как пошла в 3,5 года в балет, так и шла к этой заветной цели — стать балериной Большого театра — всю жизнь. Хотя изначально таким было желание Родиона. Но в этом вопросе его желания и физические данные плюс характер ребенка идеально совпали. В итоге Аня своего добилась. Ее не бросало из стороны в сторону. И логично было бы предположить, что Маша захочет с Аней соревноваться. Но нет. Она балериной стать совсем не хотела. Наоборот проявляла прекрасные творческие способности в живописи и училась в художественной школе. И характер у нее классически богемный: довольно безалаберный. Она любит поздно встать, посмотреть телевизор и не очень-то и напрягаться. Настя тоже очень психологически развита для своего возраста, так как она все время в контакте со взрослыми сестрами».
Маша уехала в Америку учиться, но потом вернулась, так и не сделав карьеру художника в Голливуде. «Когда она уезжала, я за нее сначала очень радовалась, – рассказывает Вера. – Тогда мне казалось, что она сможет работать в анимации, заниматься спецэффектами, которым в западном кинематографе придается огромное значение. Но в то же время Америка — другая планета. Когда Маша почувствовала, что ее тянет домой, в Москву, я не стала ее отговаривать. Я считаю, что когда человек возвращается к своим корням, не прижившись на чужой почве, это говорит о его цельности, о его тонком душевном строе.
Ведь когда ты 20 лет прожил в России и здесь все твои друзья и почти все родные, забыть это на чужбине очень тяжело. И я очень рада, что Маша не пустила корней в Голливуде, во многом потому, что мы ей не так безразличны. Она занимается оформлением книг, и я этому бесконечно рада. Вернуться на родину и сказать себе мне здесь лучше – это поступок достойный уважения».
У самой Веры были когда-то моменты сомнений в правильности выбранного ею пути. Ведь актеры очень ранимые люди. «Я занялась режиссурой, и это спасло меня от актерского кризиса, – признается Глаголева. – Да и семейный кризис смягчило. Съемки первой картины совпали с разводом и отъездом Родиона в Америку».

«Для меня “Оскар” на тумбочке – не самоцель»

Говорят, что режиссура – типично мужская профессия. Для Веры в этой работе самым сложным было понять и принять, что все теперь зависит только от нее самой: «Вот смотришь 50 квартир в разной стилистике и понимаешь, что никто, кроме тебя не может определиться с тем, какой интерьер выбрать. От этого чувства начинает кружиться голова. Выбирать вообще гораздо сложнее, чем искать деньги на фильм или добиваться от актера нужной эмоции».
Родион Нахапетов давно работает в Голливуде, но Вера не рвется по его стопам: «Да что я забыла в Америке? Поверьте, нас в пресловутом Голливуде не ждут с распростертыми объятиями, и Спилберг не сидит у окошка, мол, когда же Глаголева приедет. Сейчас большинство проектов в Голливуде заморожено, и тот же Нахапетов вспомнил про свои русские корни. Родиона сегодня можно чаще встретить в московских ресторанах, чем в калифорнийских. В Москве он снимает кино и занимается продюсированием. Так, по крайней мере, мне рассказывали».
Если же Вера решит продвинуть свой фильм на Западе, она не станет просить помощи бывшего мужа: «Мне не требуется покровительство Нахапетова. Если что, сама смогу пробить любые голливудские двери. Для меня “Оскар” на тумбочке – не самоцель. Хочу, чтобы мои фильмы нравились людям».
В одном из последних фильмов Глаголевой сыграла ее дочь Анна. «Она совсем не новичок в кино, – рассказывает Вера. – Аня снималась в фильмах отца, правда в эпизодических ролях. Когда я пригласила ее на пробы, то даже не верила, что она сыграет так, как надо. Боялась, что будет вести себя неестественно перед камерой. А я такой человек, что фальшь за версту вижу. Дочка меня не подвела и заслуженно получила роль.

Но я понимаю, что кино для Анечки только хобби. Дочь предана балету, она прямо расцветает, когда выходит на сцену».

Что же заставляет расцветать саму Веру Глаголеву? «Это работа и мои близкие люди, – говорит актриса. – А еще я живу надеждой, что скоро мне предложат роль-мечту – Раневскую из “Вишневого сада”. Также хочу, чтобы в нашем кино появились настоящие мужчины, герои. А то одни хлюпики на экране. Дунешь на них – улетят. Эталоном для меня является Александр Балуев. Рядом с ним женщина может себя чувствовать как за каменной стеной. Нам, женщинам, так надо иногда спрятаться за кем-то. Мы же, в конце концов, слабый пол».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена» , «Теленеделя»  ,  People’s History

Share.

Comments are closed.