Вера Глаголева: «Я кричала Гузеевой: “Ты бездарна!”»

0

Она уже давно абстрагировалась от актерской профессии, а сейчас выступила сценаристом, режиссером и продюсером новой картины «Две женщины» – экранизации пьесы Ивана Тургенева «Месяц в деревне».

Здесь Вера Витальевна собрала поистине интернациональную команду звезд: Ракитина блестяще сыграл британский актер Рэйф Файнс, Наталью Петровну – Анна Вартанян, а Елизавету Богдановну – Сильви Тестю. Александру Балуеву досталась роль Ислаева. Напомним, события тургеневской драмы происходят в середине XIX века в имении помещика. Здесь разворачивается драматическая любовная история, к которой оказываются причастны сразу несколько человек: в жену богатого помещика влюбляется друг семьи, а сама она влюблена в молодого студента. В свою очередь, этот же студент очень нравится воспитаннице помещицы.

– Вера Витальевна, почему на роль Ракитина вы решили пригласить Рэйфа Файнса?

– Он привлек меня не только своим творчеством, но и человеческими качествами, внутренним аристократизмом. Когда мы с ним пообщались в первый раз, я сразу поняла, что это – Ракитин. И, поверьте, это не связано с какой-то дополнительной рекламой. Действительно, другого такого нет. Александр Балуев тоже хотел сыграть Ракитина, но я сказала, что эта роль уже занята, и предложила ему Ислаева. Он капризничал, говорил, что там нечего играть. Когда я пригласила Сашу в офис подобрать грим, он пришел и сказал, что не будет играть. Пришлось уговаривать, потому что Саша – мой талисман. Он снимается во всех моих картинах. Мы познакомились давно – вместе снимались в фильме «Наследницы», в сериале «Маросейка,12». В общем, есть что вспомнить. Я знаю, как Саша относится к работе – он ко всему очень творчески подходит. И мне это импонирует.

– А Файнс творчески подходил к работе?

– Конечно! Это человек запредельного мастерства, у него другой уровень сознания. Он делал такие тонкие вещи на площадке, настолько глубоко вживался в роль. Мы все заворожены были.

– Ваша дочь Анна Нахапетова сыграла одну из ролей в фильме. Вообще трудно работать с родственниками?

– Работать нетрудно, но у нас возникла другая проблема. К сожалению, роль Ани пришлось сильно урезать – не хватало времени на главных персонажей. Аня и так играла маленькую роль, а тут еще и этим пришлось пожертвовать. Дочь обиделась.

– Вы как-то адаптировали пьесу к современности?

– Это был сложный процесс, занимались почти два года. Пьеса же в театре идет почти четыре часа, она многословна. Ее просто так перенести на экран невозможно. Но сам Тургенев говорил: «Сокращайте, сокращайте безбожно!» Он разрешал это делать. С момента написания этот роман не ставили 20 лет – цензура запрещала по морально-этическим соображениям. Цензура советовала сделать Наталью Петровну вдовой, убрать Ислаева. Конечно, каждую фразу было жалко убирать, но я понимала, что для картины нужен воздух. Там же гигантские монологи у Натальи Петровны – о ее чувствах, переживаниях. Но канва осталась, просто сокращены диалоги. Меняя, мы не дописывали ничего. Сохранили тургеневский текст.

– Вера Витальевна, говорят, вы строгий, даже деспотичный режиссер, ходят всякие байки о вас. Даже дочка рассказывает об этом.

– Какая? Анастасия, наверное? На съемках фильма «Чертово колесо» мою дочку Анастасию никак не могли заставить искренне плакать. Ей тогда было 12 лет, и мне пришлось прибегнуть к плохим словам. Я так издевалась над девочкой, что она до сих пор этого забыть не может. Но зато нам удалось достичь цели – в кадре есть прекрасный план. Строгий я режиссер или нет – судить не мне. Я всегда сначала стараюсь донести до актера то, что мне нужно. Если совсем не получается, приходится прибегать к неформальным методам.

Когда мы снимали финальную сцену в картине «Одна война», мне нужно было, чтобы на глазах человек абсолютно поменялся. Майор, который подсчитывал женщин, родивших от немцев, должен был понять, что это не враги народа. И за секунду принять решение их отпустить. За что, конечно, его ждет смертная казнь, и он это знает. Вот этот взгляд, когда нужно решить – или ты людей арестовываешь, или отпускаешь – у нас никак не получался. А уходил свет. Мы начали подготовку в 3-4 утра, а в 5 был потрясающе красивый рассвет. Совершенно сиреневое небо – такого не бывает! А у бедной девочки, благодаря которой майор должен принять судьбоносное решение, ничего не получалось. Она была уставшая, мы ее рано разбудили. В общем, пришлось на нее очень грубо накричать. И в тот момент у Миши Хмурова как раз появилась нужная растерянность в глазах. Это было гениально!

– Говорят, вы в лице Ларисы Гузеевой нажили себя врага.

– Да, это еще одна история, которая поддерживает легенду о моей строгости. Лариса Гузеева тоже ее обнародует везде, поэтому я не открою ничью тайну. В 2005 году мы снимали картину «Заказ» с Наташей Вдовиной и Александром Балуевым в главных ролях. Лариса играла подружку главной героини, которая выходит замуж и навсегда уезжает жить в Европу. Она бодрится, говорит, что у нее начнется новая жизнь. И – пустота! Пустой, ненужный кадр. Я говорю: «Лариса, это пусто! Мне не нужны просто слова о том, что ты уезжаешь, просто слезы. Мне нужно, чтобы эти эмоции были внутри тебя!» Не получалось. Тогда мне пришлось очень грубо на нее накричать. Не матом, конечно, но довольно жестко. Я орала: «Как так можно работать? Ты бездарна!» Я ее тогда очень обидела. Но после этого она просто гениально сыграла! Я помню, как Лариска стояла и еле сдерживала себя, чтобы не заплакать. Потом, конечно, я при всей группе попросила у нее прощения.

– Почему вы сами сейчас не снимаетесь?

– Мне неинтересно. Может быть, найдется режиссер, который предложит такую потрясающую работу, что я не смогу отказаться. Недавно прочитала сценарий, рассчитанный на двух женщин в возрасте за 50. У героинь погибают взрослые сыновья, и идет некое противостояние. Гениальный сценарий – так замечательно выписаны роли. Но это единственный хороший сценарий для актрис моего возраста из всего, что я прочитала за последние 5-10 лет. Обычно главные роли достаются молодым, а нам предлагается играть второстепенные – мам, бабушек. Меня это не трогает.

– Прочитав чудесный сценарий, вы согласились на съемки?

– Я прочитала этот сценарий в Экспертном совете, куда вхожу – он шел на поддержку Госкино. Я никому не говорила, что сыграла бы одну из ролей. Это уровень хороших голливудских картин. Я говорю сейчас не о «поп-корновом» кино, а о качественном. Как, например, «Август» с Мэрил Стрип – грандиозный фильм, грандиозные роли. Если бы такого уровня сценарий мне предложили – я бы с удовольствием согласилась.

Марина Хоружая
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты