Виктория Тарасова: «Постоять я за себя могу»

0

Российская актриса, которая прославилась благодаря сериалам «Пятницкий», «Карпов», «Глухарь», рассказала о том, верит ли в дружбу между мужчиной и женщиной, и о том, когда уйдет из родного театра.

— Виктория, не секрет, что после «Глухаря» и «Пятницкого» вас постоянно ассоциируют с Зиминой. Не надоело еще быть героиней одной роли?

— Ну, не все меня ассоциируют только с Зиминой. У меня сейчас очень много предложений сыграть в разных спектаклях. Я пошла на репризы играть комедийную, совсем другую роль, причем роль главную. И никто меня не будет мучить и говорить, что я не справлюсь. Сейчас у меня очень много театральных работ, которые совершенно отличаются от амплуа Зиминой, да и киношные тоже есть всякие проекты. Это значимая конечно роль, по ней меня узнают, но я совершенно не расстраиваюсь, что меня ассоциируют только с симпатичным следователем.

— К милицейской форме уже привыкли? А приходилось ли сталкиваться с милицией в реальности?

— Вы знаете, я как-то к милиции до фильма ровно дышала и сейчас ровно дышу. Я еще не сталкивалась с чем-то таким, чтобы можно было сделать выводы о моем отношении к органам. Но меня полиция очень любит, так что думаю, проблем не будет.

— Насколько комфортно чувствуете себя в образе Зиминой? Не приходилось ли «ломать себя»?

— С Зиминой это происходит делать постоянно. Особенно, когда нужно стрелять, бегать, орать, бить кого-то. Для меня это все тяжело.

— Вы столько лет боритесь с преступностью в кино. А в жизни могли бы себя защитить?

— Конечно, иногда мне хамят на дорогах. Жизнь полковника Зиминой научила меня общаться с людьми и быть готовой к маньякам. Я думаю, что отобьюсь, но пробовать не хотелось бы. Не уверена, что мне хватило бы физических сил. Но постоять я за себя могу.

— Знаю, что в вашей жизни был период, когда вам приходили сотни писем из тюрем. О чем писали?

— Да, писем было много. В них мной восхищались. У меня нет плохих отзывов, разве что какие-то не совсем здоровые люди могут написать какую-то ерунду. Хотя таких вот поклонников довольно много. Кстати, мне очень много пишут из внутренних органов. И молодые, и пожилые, и те, кто в отставке. Пишут на сайте, «в личку» письма приходят. Восхищаются, всем очень нравится образ Зиминой.

— Несмотря на востребованность в кино, вы много лет служите в театре «Шолом». Что держит на сцене? Почему выбрали именно этот театр?

— Что меня там держит? Да ничего! Есть один спектакль, который я очень люблю — «Моя кошерная леди». Наверное, он меня и держит. Думаю, что когда он закроется, я уйду из театра.

— На вашем официальном сайте есть страничка «Ателье». Вы действительно шьете?

— Я с детства любила моделировать одежду. Мама приучила меня к тому, что мне шили индивидуально. Но на самом деле я не умею шить — только рисую. Шила мама, я только придумывала. Потом я начала шить у соседки. Потом познакомилась с дизайнером, спросила, что нужно для создания одежды. Но этот процесс сейчас почти стоит. Мы работаем на небольшое производство — просто нет времени этим заняться.

— По какому принципу выбираете одежду для себя?

— По-разному. В основном я покупаю себе одежду за границей — что-то индивидуальное, хотя часто и шью. А еще бывает, покупаю одежду и переделываю ее под себя.

— Пишут, что в вашей коллекции более полусотни пар сапог. Неужели успеваете все надевать или это просто часть коллекции? Что еще собираете?

— Если я не ношу сапоги более двух лет, я начинаю их отдавать тем, с кем у меня совпадет размер. Да и вообще время от времени в гардеробе провожу ревизию и отдаю вещи своим подружкам, детям подружек.

— В одном из интервью вы говорили, что вашему сыну Даниилу тоже предлагали роль в телесериале. Связываете его будущее с кино?

— Он хочет сняться, но артистом быть не хочет. Говорит мне: «Сними меня для истории». Пока вот только присматриваю какую-то роль маленькую в «Пятницком». Какого-нибудь хулигана.

— Можете сказать, что вы с сыном друзья?

— Да, сейчас он уже прислушивается ко мне — мы практически прошли этап, когда он не слушался. Он может противоречить, огрызаться, но по поступкам я вижу, что он сделал выводы, и сделал их так, как говорила я. На самом деле, когда наступает момент огрызания, неповиновения, надо запастись терпением и не вступать в конфликт с ребенком. Потому что это ни к чему хорошему не приведет. Просто надо разговаривать, причем тогда, когда «бзик» уже прошел. Вот тогда и можно все по полочкам разложить.

— Ваше сердце сейчас свободно?

— Пусть это останется загадкой.

— Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной?

— Верю. Мне даже кажется, что дружба между мужчиной и женщиной крепче. У меня, например, много друзей мужчин. С некоторыми я дружу более 20 лет. И им я могу рассказать все, потому что знаю, что они всегда придут на помощь и выслушают. И нет между нами ни зависти, ни ревности. Вот в чем прелесть разнополой дружбы. Женщина рано или поздно все равно начнет завидовать. И я не согласна с убеждением, что между мужчиной и женщиной обязательно должен быть секс. Дружить можно и без этого.

— Часто чувствуете себя уставшей?

— Да, ведь у меня сейчас очень много работы. Бывали даже моменты нервных срывов. Я порой очень устаю от людей, от друзей, и в какой-то момент начинаю срываться на близких. Тогда хочется просто закрыться и никого не видеть.

— Как отвлекаетесь?

— Уезжаю на дачу.

— А что вы на даче делаете? Только отдыхаете?

— Ничего не делаю! Летом, например, купаюсь и загораю. Порой просто надо сменить какую-то картинку перед глазами, а то ведь можно чокнуться. Вот я иногда ненавижу своего водителя, хотя он очень хороший. Но наступает момент, когда он начинает меня бесить. Причем не только он, а и другие люди. Бесят просто потому, что они со мной разговаривают. Мне хочется всем заклеить рот скотчем и побыть дома. И я даю всем выходной, лишь бы только их не видеть (улыбается). Так что иногда нужно где-нибудь уединиться и просто отдохнуть.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты