Виталий Бианки: «переводчик с бессловесного»

0

Его жизнь трудно назвать лёгкой и безоблачной – война, ссылки, аресты, больное сердце. Однако одни проблемы сменялись другими, а Бианки так и остался «чудаком», для которого взгляд на распустившийся цветок или птицу, порхающую с ветки на ветку, компенсировал все неудачи, вместе взятые.

Удары в «девятку»

Он родился 30 января (11 февраля) 1894 года в Петербурге, в семье учёного-орнитолога. Род Бианки появился в России в начале XIX века. Одна из его семейных ветвей имела швейцарские корни, другая – немецкие. Прадед Виталия был известным оперным певцом, который перед турне по Италии по просьбам своего импресарио поменял немецкую фамилию Вайс («белый») на Бианки, ее итальянский вариант.

Семья Виталия жила в Петербурге на Университетской набережной, в квартирном флигеле Императорской Академии наук. Работа отца во многом определяла жизнь будущего писателя, он много времени проводил в лесу и в Зоологическом музее. Однако самым большим его увлечением стал футбол, который еще только входил в моду и посему всячески порицался бдительными педагогами. Те видели в нем лишь пустую трату времени и сил. Не одобряли игру и родители Виталия, отец сердился: «Головой, головой работать надо, а не ногами! Тогда не будешь по математике тройки хватать».

Но с точными науками у Бианки по-прежнему не все ладилось, чего не скажешь о футболе: он начал играть на лужайках и пустырях, откуда юных футболистов безжалостно гоняли дворники, а потом выступал уже во взрослых спортивных клубах. Хорошо знавший его писатель Алексей Ливеровский вспоминал: «Его ставили в сборную Петербурга. Он бил с обеих ног, славился резким рывком и точной прострельной передачей. Великолепно подавал угловые, хлестким резаным ударом и прямо на ворота. Надо было видеть, как он, высокий красавец, не снимая с головы красной с черным хвостиком фески, мчится, в два финта обыгрывает кажущегося неуклюжим бека-защитника и хлестко, неотразимо бьет в “девятку”».

Дольше всего, с 1913-го по 1916-й год, он играл за клуб «Унитас», был левым крайним нападающим. В документах той поры фамилия его встречается часто. Правда, секретарь в клубе был не очень аккуратный, и в отдельных бумагах Бианки назван Виталием Викторовичем вместо Валентиновича. Сколько он забил голов – сказать трудно. В отчетах тех лет такой графы вообще не существовало. И победы, и поражения были уделом команды, а не отдельных личностей. Судьи часто не знали футболистов в лицо, а номеров тогда не было. Они появились на футболках лишь после войны.

Бианки-Белянин

В 1915 году Виталий поступил в Петроградский университет на естественное отделение физико-математического факультета. Но учёбе помешала война. Бианки был призван в армию и после окончания ускоренного курса Владимирского военного училища в чине прапорщика направлен в артиллерийскую бригаду, формировавшуюся в Царском Селе. Здесь он встретил Октябрьскую революцию. Вскоре бригада была переведена в Поволжье, там, вероятно, распалась, и о судьбе Бианки его родные ничего не знали более двух лет. Лишь в 1920 году они получили от него весточку, что Виталий живет в Бийске.

А недавно был обнаружен документ – собственноручные показания писателя, затребованные от него в 1925 году органами ОГПУ. В них говорится: «В феврале 1917 года участвовал в свержении царской власти. Избран своей частью в Совет солдатских и рабочих депутатов. В это же время примкнул к партии эсеров. Работал в комиссии по охране художественных памятников Царского Села. Весной 1918 года моя часть была отправлена на Волгу. Летом 1918 года работал в Самаре, в газете “Народ”». Она издавалась Комитетом членов Всероссийского Учредительного собрания (КОМУЧем), где преобладали социалисты-революционеры. Летом 1918 года созданная КОМУЧем Народная армия сражалась с большевиками на Волге.

«В это время я поколебался в правильности тактики партии социалистов-революционеров и с этого момента никакого активного участия в работе партии не принимал, хотя и продолжал жить при КОМУЧе, – заявлял Бианки. – С членами КОМУЧа попал сначала в Уфу (после эвакуации Самары), потом в Екатеринбург. В Екатеринбурге члены КОМУЧа были арестованы колчаковцами. Меня (случайно) в это время в гостинице не было, но была моя семья. Поэтому, когда членов КОМУЧа чехи отправили в особом поезде в Уфу, я сел вместе с семьей и опять очутился в Уфе. Тут я пошел на базар и переменил своё военное платье на штатское, заявив партии, что от работы в ней отказываюсь. Уехал с семьей в Томск, а оттуда – в Бийск».

Весной 1919 года он был мобилизован в колчаковскую армию «нижним» чином. Служил писарем в парке полевого артиллерийского дивизиона в Барнауле: «Помогал мобилизованным бежать из части, уничтожая их послужные списки. Летом 1919 года часть была переброшена на фронт в Оренбургскую губернию. Меня и других “подозрительных” перевели из артиллерии в пехоту. Осенью 1919 года мне с семью рядовыми удалось бежать с фронта. Я пересёк Тургайскую степь, в Омске сел в поезд и вернулся в Бийск. Жить дома, будучи дезертиром, не мог, и меня приютил у себя Сергей Сергеевич Николаев в деревне под Бийском». По документам Бианки значился Виталием Беляниным, студентом Петроградского университета и орнитологом-коллектором Зоологического музея Академии наук. Настоящую свою фамилию он скрывал вплоть до изгнания колчаковцев. Однако в его паспорте до конца жизни значилось Бианки-Белянин.

Слово, способное оживить

На Алтае Виталий Валентинович встретил свою будущую жену, «самого близкого человека на всём свете» – Веру Николаевну Клюжеву, преподававшую французский в школе. Тогда же начал писать ставшую знаменитой впоследствии «Лесную газету». Мечтал, вернувшись в Петроград, окончить университет и стать биологом. Но вместо этого оказался в литературной студии и почувствовал, что искусство ему ближе, чем наука.

С установлением Советской власти в Бийске Виталий Валентинович работал в отделе народного образования по музейной части. Затем в дополнение к этой должности был назначен заведующим местным краеведческим музеем, организованным самим Бианки, а позднее утверждён ещё и преподавателем биологии в школе имени Коминтерна. Ученики вспоминали: «Лекции он читал с воодушевлением, с любовью. Прививал нам любовь к жизни, к природе. Мы стремились к нему, как пчёлы к цветку». Свободное время Виталий Валентинович проводил в тайге, наблюдая за животными — словом, вел вполне мирную жизнь.

Однако советская власть не могла забыть, что Бианки боролся с ней на Волге и в Сибири. В 1921 году ЧК Бийска арестовывала его дважды, хотя каждый раз всего на несколько недель. В сентябре 1922 года он от знакомых узнал, что ему грозит новый арест. Не желая больше испытывать судьбу, Бианки продал любимое ружьё, добыв таким путём денег на дорогу, быстро собрал вещи, оформил себе командировку, и 23 сентября с женою и шестимесячной дочерью Леночкой выехал в Петроград, навсегда простившись с Бийском.

Там Виталий Валентинович полностью посвятил себя литературному труду. К тому времени у него уже скопилось огромное количество записок-наблюдений о природе, и всё это требовало литературной обработки и представления в печатном виде. Бианки писал: «Они лежали мёртвым грузом у меня на душе. В них – как в Зоологическом музее – было собрание множества неживых животных в сухой записи фактов, лес был нём, звери застыли в неподвижности, птицы не летали и не пели. Тогда опять, как в детстве, мучительно захотелось найти слово, которое бы расколдовало их, волшебным образом заставило ожить».

В те годы в Петрограде при одной из библиотек существовал литературный кружок, где собирались писатели, работавшие для детей. Однажды Самуил Маршак привёл с собой и Бианки. Рассказы о жизни животных понравились участникам кружка, и вскоре в ленинградском литературном журнале для детей «Воробей» был опубликован первый рассказ Виталия Валентиновича «Путешествие красноголового воробья». Вскоре увидела свет его книжка о жизни животных «Чей нос лучше?», вышедшая в частном издательстве «Радуга».

«Лесная газета»

После 1923 года жизнь писателя казалась верхом счастья и благополучия. Одна за другой выходили и шли нарасхват его книжки. Росли слава, достаток. Но 5 декабря 1925 года Бианки вновь был арестован. По надуманному обвинению в причастности к несуществующий подпольной организации Виталий Валентинович был приговорён к трём годам ссылки. Ему даже предложили на выбор три города: Пензу, Уральск, Троицк. Он выбрал Уральск, там были написаны большие повести «Одинец» и «Аскыр», многие рассказы. Весной 1928 года Бианки разрешили переехать в Новгород, а в начале 1929 года вернуться в Ленинград. 3 ноября 1932 года писатель был вновь арестован, но 26 ноября освобождён «за отсутствием улик».

Опять арест уже в 1935 году – при очистке Ленинграда от «социально опасного элемента» (после убийства С. М. Кирова). Особым совещанием при НКВД СССР Бианки был приговорён к пяти годам ссылки вместе с семьёй в город Иргиз Актюбинской области. Однако благодаря заступничеству жены Максима Горького Екатерины Павловны Пешковой 10 апреля 1935 года решение о ссылке было отменено.

Самой знаменитой книгой Бианки стала «Лесная газета». Другой подобной просто не было. Всё самое любопытное, необычное и обычное, что происходило в природе каждый день, попадало на страницы. Здесь можно было найти объявление скворцов «Ищем квартиры» или сообщение о первом «ку-ку», прозвучавшем в парке, или отзыв о спектакле, который давали на тихом лесном озере птицы-чомги. Была даже уголовная хроника: беда в лесу не редкость. «Я написал “Лесную газету”. Книга имела успех. Я тогда не думал об этом, – вспоминал Бианки. – Но и тогда и теперь одна у меня была и осталась цель, одно желание, страстное, неудержимое: рассказывать, рассказывать, кричать, петь людям о радостях той жизни, которую они забывают, мимо которой проходят равнодушно, считая её чем-то лишним в своей жизни, выклюнувшейся из неё, как цыплёнок из яйца».

«Переводчики с бессловесного» – так называл Бианки себя и своих единомышленников, писателей-природоведов Святослава Сахарнова, Николая Сладкова и Эдуарда Шима. Вместе они вели радиопередачу «Вести из леса», продолжавшуюся много лет и полюбившуюся слушателям, над которой он работал вместе со своими учениками. Бианки очень радовался, что удалось записать на магнитофон и включить в передачу голоса птиц.

«Писал для детей и взрослых»

В последние годы Виталий Валентинович тяжело болел. Системное заболевание сосудов вызывало постоянные сильные боли в ногах, почти полностью лишавшие возможности ходить. Писатель больше не мог выбираться в лес: «У меня уже был инфаркт (в 1949 году) и два инсульта. Правая рука так и осталась парализованной наполовину, писать пером почти не могу, всё стучу вот на машинке. Не пускает к праотцам работа: так мало в жизни сделано, так много ещё надо сделать! Я не чиновник, своей работой увлекаюсь до чёртиков, работаю с утра до ночи (стучу на машинке одним пальцем) – и вполне счастлив».

Незадолго до своей смерти Бианки написал в предисловии к одному из своих произведений: «Я всегда старался писать свои сказки и рассказы так, чтобы они были доступны и взрослым. А теперь понял, что всю жизнь писал и для взрослых, сохранивших в душе ребёнка». Последняя его книга «Опознаватель птиц на воле» осталась незавершённой. Умер писатель в Ленинграде 10 июня 1959 года в возрасте 65 лет. Он был похоронен на Богословском кладбище, где ему поставили маленький, но очень добрый памятник, на котором написано: «Виталию Валентиновичу Бианки, человеку и писателю».

Его дочь Елена посвятила свою жизнь сохранению памяти об отце. В течение 25 лет, несмотря на преклонный возраст, бытовые неудобства и нездоровье, отправлялась она в путь, поддерживая Бианковские чтения в разных городах, встречи, конференции на Новгородчине, а также Алтае, Урале, Санкт-Петербурге. Она написала множество статей об отце, опубликовала многое из его литературного архива, поддерживала переписку с огромным количеством людей. Последние годы жизни Елена Витальевна много сил отдавала подготовке семитомного собрания сочинений отца. Предполагалось, что оно выйдет к 115 годовщине писателя и через 50 лет после его смерти. Но издательство отказалось от этих планов, это было тяжёлым ударом для Елены Витальевны. И в 2008 году дочери писателя не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Ваши новости», Funeral-spb.ru, Okulovka.com

Share.

Comments are closed.