Виталий Петров: «Я стал другим»

0

Он заставил говорить о себе еще в прошлом сезоне, но теперь внимание мира автоспорта к этому пилоту особенно высоко.

«Если есть возможность – надо ездить и ездить, на чем угодно!»

Виталий Петров родился 8 сентября 1984 года в Выборге. Ему с детства нравились автогонки, но о «Формуле-1» он не думал, даже картингом не занимался. На своем пути Петров обошелся без этой основы основ автоспорта: с картингом в России в 1990-е годы были серьезные проблемы. А ведь будущий пилот «Формулы-1» как правило, начинает свою карьеру на этих маленьких, но юрких машинках. Из редких исключений вспоминается только Жак Вильнёв. Впрочем, чемпион мира 1997-го года, в 15 лет севший за руль «Формулы-Форд», – сын знаменитого гонщика «Феррари» Жиля Вильнёва. И фамилия нередко открывала ему важные автоспортивные двери.

Вспоминая свое начало карьеры, Петров признает – картингового опыта ему не хватало и не хватает. С другой стороны, именно поздний старт заставил его практически ежедневно проявлять настойчивость и целеустремленность. Сегодня многие СМИ, которые о существовании Виталия Петрова узнали только после объявления о его контракте с «Рено», любят цитировать победителя GP2 2009 года немца Нико Хюлькенберга, который назвал Виталия «настоящим трудоголиком».

Однако отнюдь не Хюлькенберг первым заметил это качество Петрова. Оно проявлялось и в 2003-м, когда в первом сезоне в автоспорте он умудрился попробовать свои силы сразу в четырех разных чемпионатах («Нужно было наверстывать упущенное»). И в 2005-м, когда, имея определенный опыт и перспективы, не поленился в свободное от европейских этапов время погонять в российских классах «Формула-1600» и «Лада-Революшн». «Если есть возможность – надо ездить и ездить, на чем угодно!» – говорил он тогда. А в 2007-м принял участие в знаменитых «24 часах Ле-Мана»: «Это интересный опыт, – заявил Петров после гонки, – но пока повторять не планирую – другой подход к технике пилотирования».

«Мы с Виталием сотрудничаем уже почти десять лет, – говорит менеджер гонщика Оксана Косаченко. – Впервые я увидела его на российских соревнованиях, на Кубке “Лады”, и поняла, что у него большое будущее. Он всегда был скоростным пилотом, быстро адаптировался к любым условиям, а главное, умеет молниеносно принимать правильные решения. Поэтому когда мы приехали выступать в Европу, то решили попробовать его в различных “формулах”, несмотря на то, что он высокорослый спортсмен. Когда Виталий сел за руль машины, то быстро обрел стиль вождения, которого нет ни у кого».

В 2007-м Виталий одержал первую победу в серии GP2 – она стала также первой в истории российского автоспорта. Произошло это на последнем этапе чемпионата, в Валенсии, по итогам непредсказуемой гонки с часто менявшимися погодными условиями. Но когда у Виталия спросили, что он чувствовал, стоя в тот день на верхней ступени пьедестала, ответ ошарашил журналистов: «Грусть… Грусть оттого, что это произошло так поздно, лишь в самом конце чемпионата. Я мог выиграть значительно раньше».

В поисках спонсора

О «Формуле-1» мечтали и мечтают многие. Петров не исключение. Но, в отличие от многих, Виталий всегда знал – хотя бы приблизительно, – какие конкретные шаги нужно предпринимать, чтобы добиться желаемого. Карьера была расписана по годам. Ни в «Формуле-Рено», ни в «Евросерии-3000» надолго задерживаться нельзя: и так большинство соперников на пару-тройку лет моложе. А значит, нужно побеждать – и двигаться дальше.

GP2 – другое дело. К последней ступени на пути к вершине нужно было подойти осторожно. С наскока – на одном таланте – ее не возьмешь. В 2006-м – первые шаги, в 2007-м – первая победа, в 2008-м – борьба за чемпионство с дальнейшей перспективой трудоустройства в «Королевских автогонках». Таков был план. Его выполнение задержалось ровно на год. В 2008-м машина Петрова еще не позволяла ему постоянно быть в числе лидеров, хотя две победы на этапах он все равно одержал. Прекрасно понимая, что время уходит, Виталий в начале сезона-2009 говорил: «Год будет определяющим». И он им стал: борьба с Хюлькенбергом за первое место, звание вице-чемпиона серии и… полная «формульная» неизвестность. Она продолжалась слишком долго даже для всегда спокойного и выдержанного Виталия. Возможно, из-за этого, когда слухи о предметных переговорах с «Рено» просочились в прессу, они сразу обросли неведомыми финансовыми подробностями.

Не нужно лукавить – деньги в «Формуле-1» имеют огромное значение. В том числе и в вопросах выбора командой между гонщиками. Если топ-пилоты выбивают из топ-команд десятки миллионов на зарплату, то «конюшни» средней руки, а тем более аутсайдеры, наоборот, пополняют бюджет за счет спонсоров новичков, страждущих засветиться в элите автоспорта. Тот же Михаэль Шумахер за право выйти на старт своей первой гонки заплатил 200 тысяч долларов. А Нельсон Пике заложил свой дом и все имущество. Команда «Рено», куда собирался пробиться Петров, была вовсе не аутсайдером, у Виталия не было спонсоров. Его менеджер написал письмо Путину, который затем обратился к крупнейшим российским компаниям. Но как говорят, никто не откликнулся. Тогда свой взнос сделал отец Петрова – влиятельный бизнесмен, совладелец Выборгского судостроительного завода и Балтийского судомеханического завода. «Если бы не поддержка отца, меня бы не было в “Формуле-1”, – говорил Виталий. – Автоспорт – очень дорогое занятие, это не секрет. На протяжении всей карьеры отец и его друзья были моими единственными спонсорами. Возможно, потом ситуация изменится к лучшему».

Вообще изначально переговоры велись с шестью командами «Формулы-1». В декабре же 2009-го в «Рено» сменился владелец и пришел новый менеджер. Теперь этим коллективом руководит Эрик Буйе, который на протяжении нескольких лет был управляющим директором команды DAMS, выступавшей в GP2 – той самой гоночной серии, где Виталий стал вице-чемпионом. Буйе наблюдал за гонщиком на протяжении многих лет и когда возглавил «Рено», то обратился к его менеджерам с предложением о подписании контракта. Тогда и приостановили переговоры с остальными командами, тем более что в «Рено» предложили интересный вариант сотрудничества.

«Никому не позволю себя легко обогнать»

Петров еще в первом своем «формульном» сезоне доказал, что обгонять соперников он умеет неплохо. Его атаки не сумели отбить, в частности, такие топ-пилоты, как Марк Уэббер, Михаэль Шумахер, Нико Росберг. Правда, эффектность пилотажа Петрову не всегда удавалось совместить с эффективностью. Отсюда много вылетов с трассы, невынужденных ошибок и всего 27 очков и 13-е место в чемпионате. На болиде «Рено» такой результат вряд ли можно было назвать пределом мечтаний.

Виталий даже некоторое время находился в томительном ожидании по поводу продления контракта, однако талант вкупе с солидной спонсорской поддержкой из России позволили ему получить место второго пилота в переименованной в «Лотус-Рено» «конюшне». А тяжелая авария поляка Роберта Кубицы и вовсе по идее превратила Петрова в лидера коллектива. Хотя привлеченный на замену травмированному поляку опытный немец Ник Хайдфельд наверняка придерживается по этому поводу иного мнения.

Эрик Буйе заявил сразу, что не сомневается в прогрессе россиянина. Оптимизм его был основан, в частности, на блестящем финише прошлого сезона в исполнении Петрова. Напомним, в Абу-Даби Виталий занял 6-е место, причем на протяжении всего Гран-при сдерживал и в итоге сдержал-таки испанца Фернандо Алонсо на «Феррари». Как следствие, Алонсо упустил чемпионский титул, который получил Себастьян Феттель. «Я никому не позволю себя легко обогнать, – говорил Петров. – Я хочу доказать, что пришел сюда не ради забавы. В ситуации Фернандо я, конечно, был бы очень зол. Но Алонсо нужно сердиться на себя и на команду, поскольку они выбрали неправильную стратегию».

Так что в «Формуле-1» Петров освоился, однако говорит, что любимых трасс у него нет: «Каждая особенная, на какой-то лучше получается, на какой-то хуже». Много времени приходится отводить специальной физической подготовке, занятиям в спортивном зале. «К примеру, у гонщиков слабое место – шея. Особенно неприятные ощущения испытываешь, когда пересаживаешься в другой класс автомобиля, – говорит Виталий. – И даже если ты целенаправленно себя к этому готовишь, все равно первое время испытываешь болевые ощущения. Поэтому все пилоты проходят специальное обследование, на котором им составляется индивидуальная программа физической подготовки. Как правило, в день проходят две тренировки – они включают в себя бег, занятия на тренажерах. Это важно еще и потому, что гонщикам приходится совершать множество перелетов в разные страны мира».

«Через такое давление тоже надо пройти»

Открывать сезон-2011 планировалось Гран-при Бахрейна на современном, пусть и скучноватом автодроме «Сахир». Но нынче в самом Бахрейне совсем не спокойно: беспорядки на религиозной почве, демонстрации, стрельба на улицах городов. В общем, логично, что наследный принц Бахрейна Салман бен Хамад-аль-Халифа в конце февраля объявил об отмене Гран-при. Да и сама «королева автоспорта» в горячую точку не отправилась бы: если уж рисковать здоровьем спортсменов, то только на трассе, а не за ее пределами.

Так что первую гонку провели в Мельбурне. «Верю, что по сравнению с прошлым сезоном мы стали ближе к лидерам, – говорил накануне Петров. – Да и я готов куда лучше, чем на старте чемпионата-2010. Думаю, стал совсем другим человеком. Более опытным, лучше понимающим команду и изучившим все трассы».

На австралийском этапе Виталий приехал третьим, вновь, кстати, не пропустив Фернандо Алонсо, и впервые поднялся на подиум, став первым российским пилотом, которому покорилось это достижение. «Петров пришел в “Формулу-1” необычным путем, но сегодня можно было четко увидеть его талант», – отметил в прямом эфире ВВС легендарный шотландский гонщик Дэвид Култхард. «Год назад он был нигде, – прокомментировал успех россиянина глава его команды – «Лотус-Рено» – Эрик Буйе. – Но теперь стал человеком, который занимает явно свое место в “Формуле-1”».

Отец гонщика, Александр Петров, признался, что поначалу не хотел смотреть прямую трансляцию из Мельбурна: «Это очень нервозно. Даже слишком. Но все-таки я не смог заставить себя не смотреть. Не знаю, как передать состояние, в котором находился после окончания гонки. Какая-то болезненная радость. Столько переживаний! Перед гонкой мы разговаривали с Виталием, и он сказал: “Папа, я спокоен как никогда. Чувствую уверенность”. А после финиша сын признался, что даже не очень устал».

На пресс-конференции и после ее окончания репортеры рвали Петрова на части. Отныне Виталию надо привыкать к подобному вниманию. «Я в восторге, – говорил пилот и тут же вспоминал про свою команду. – Это общее достижение. Должен сказать спасибо всем в “Лотус-Рено” за тяжелую работу и за поддержку во время предсезонной подготовки».

«Посмотрим, как Виталий справится с новой ролью, с дополнительной ответственностью. Это мы, взрослые люди, можем ровно относиться как к победам, так и к поражениям, а он еще очень молод, – рассуждает Александр Петров. – Теперь все будут его ругать, если станет занимать места пониже. Будут говорить: “Был третьим, а тут… Как так?” Но через такое давление тоже надо пройти. Надо будет выдержать весь негатив, связанный с возможно завышенными ожиданиями. В этом смысле я не завидую спортсменам. Хорошо, что меня не было в Австралии, и нет сейчас рядом с командой. Там чересчур большое напряжение».

Вторая гонка чемпионата мира – Гран-при Малайзии. И прав Александр Петров – теперь от его сына будут ждать следующих шагов на подиум, еще одного успеха. А Виталий надеется, что этот первый подиум – только начало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Невское время» , «Независимая газета» , «Вечерняя Москва»

Поделиться.

Комментарии закрыты