Влад Яма: С Могилевской романа не было!

0

Известный хореограф и судья в телевизионных танцевальных проектах в ходе онлайн-чата ответил на вопросы поклонников.

– Где вы покупаете одежду и сколько тратите денег на вещи?

– У меня все происходит очень стихийно. Есть два магазина мультибрендовых, дорогих, где я делаю покупки. А многие вещи покупаю в самых обычных магазинах, в торговых центрах. Просто главное – настроение. За последний год купил достаточно мало, как-то потерял вкус к этому всему. А во-вторых, дома уже столько одежды, что нужно кому-то отдавать то, что уже не так часто надеваю… Выбрасывать жалко, а новое некуда складывать пока.

– У вас были курьезные случаи на отдыхе?

– Отдыхали в Египте когда-то и с друзьями поехали на экскурсию к пирамидам в Каире. Для того чтобы от автомобильной стоянки добраться до самих пирамид, большинство, скажем так, нормальных людей передвигалось на лошадях. Но мне стало страшно, я понял, что на лошадь я не полезу – большие животные вызывают страх. Поэтому мне предложили сесть на колесницу, похожую на средневековую – одноместная повозка – парень, который ею управлял, и лошадь. Но так как она была на колесах, проехать через песок по прямой нельзя было. Поэтому нам пришлось объезжать через весь город, потом мы еще частично ехали по автобану на этой колеснице. За 5 минут до закрытия входа в пирамиды мы с трудом успели заехать, нас догнали полицейские на лошадях и пытались у этого парня забрать повозку, потому что он нарушил какое-то там правило, они еще громко матерились друг на друга. И потом я понял, что не могу найти своих друзей в пустыне. Телефоны мобильные мы оставили в машине. Я очень испугался. Мы с трудом нашлись, но потом все смеялись. Сделали прогулку вокруг пирамид, все нормальные люди ехали верхом, а я шел рядышком.

– Вас били в детстве родители? А одноклассники в школе?

– Нет, родители никогда не били в буквальном смысле. Отец поднимал на меня ремень однажды. Поднимал, но не ударил. После того, как я покурил дома в туалете. Мне было 7 лет, я ничего не соображал… Но я увидел ремень в его руках, и мне этого было достаточно. Бить меня не нужно было.

А в школе дрался, конечно, как и все ребята. Не могу сказать, что много, но, бывало, я кому-то давал в нос, а бывало, и сам получал. Причем, пару раз хорошо получал. До больницы не доходило, но синяки под глазом, разбитые губы были. Иногда даже появлялись мысли бросить танцы и заняться боксом. Слава Богу, что до этого не дошло. А будучи уже более взрослым, подобные мысли возникали, только когда я получал серьезные травмы, у меня были проблемы с коленями непростые.

– У вас было школьное прозвище?

– У меня все очень просто было, потому что называли меня по фамилии. В принципе, окружающие не понимали – прозвище это, фамилия. Поэтому мне вслед кричали просто "Яма" и всем было все понятно. А я обижался, были такие периоды.

– А чем бы вы занимались, если бы не танцевали?

– Были мысли стать массажистом, например. По образованию я учитель физкультуры, и, в принципе, эта работа мне очень нравится. В любом случае, с этим я знаком и в любой момент могу пойти работать в школу. Это интересно.

– Так у вас был или не было романа с Могилевской?

– Как бы вам того ни хотелось, я скажу "нет".

– Что вы думаете о девушках с силиконовыми губами?

– Честно говоря, мне не нравится. Возможно, это привлекает внимание, мужские взоры на несколько секунд, но дальше понимаешь, что все эти девушки одинаковые. Мне кажется, любой человек должен быть непохожим ни на кого, и в этом наша ценность. Нужно быть собой, быть индивидуальностью.

– А какие девушки вам нравятся?

– Мне нравится моя девушка Лиля – этим все сказано.

– Вы хотите детей? Во сколько лет, по вашему мнению, нужно заводить ребенка?

– Я думаю, это нужно прочувствовать. Здесь не должно быть математики никакой. Во-первых, почувствовать, во-вторых, как Бог даст. Тогда все будет естественно. А оперировать цифрами в этом вопросе, думаю, неправильно.

– Какую музыку вы слушаете?

– Честно говоря, очень разную, по настроению. Когда еду в автомобиле, как правило, у меня играет радио, причем я переключаю с одного радио на другое, чтобы услышать что-то новое либо вспомнить старое, но интересное. В последнее время больше внимания уделяю музыке в стиле хаус, потому что работаю в качестве диджея последнее время. Поэтому с точки зрения работы, хаусом приходится интересоваться, и тоже в этом что-то нахожу для себя.

– Вы считаете себя красивым?

– Я не очень ориентируюсь в таком понятии, как мужская красота. Мне кажется, мужчина, скорее, может быть обаятельным, может быть, ярким. А что касается красивым – не знаю, не мне судить. Но, наверное, мне с внешностью плюс-минус повезло, за что спасибо родителям.

– Вы не планируете заняться своим бизнесом? Например, открыть школу танцев.

– Клевый вопрос, потому что мои школы танцев работают уже больше двух лет, и по Украине их ровно 6. Наверное, в какой-то мере это и можно назвать своим бизнесом, хотя мои собственные выступления на мероприятиях приносят намного большие деньги, чем школа танцев. То есть для меня это не чистый бизнес, это отчасти и популяризация танцев в том виде, в каком я их себе представляю, а не голое зарабатывание денег.

– Как считаете: участие в "Танцах со звездами" и, как результат – популярность – стало для вас стечением обстоятельств, удачей или закономерным результатом многолетней работы?

– Все вышеперечисленное, на мой взгляд, сыграло свою роль. Без удачи здесь, конечно же, не обошлось, за что я благодарен своей судьбе. Но в то же время я понимаю, что к своему первому прямому эфиру я шел, усиленно и упорно занимаясь танцами на протяжении 17 лет. Иногда даже не понимая, ради чего я это делаю. Я просто занимался любимым делом, тем, что у меня получается, на мой взгляд. Хочется верить в то, что я получил в хорошем смысле по заслугам.

– А как повлияла публичность на вашу жизнь, характер, привычки?

– Меня публичность изменила не в худшую сторону. По крайней мере, близкие и родные мои люди этого не замечают. Чему я очень рад.

Марина Швец,
Delfi

Поделиться.

Комментарии закрыты