Владимир Горянский: «В театре работают лишь чудаки и герои»

0

Как-то в конце прошлого года Горянский отправился на телеканал «Интер» пробоваться на ведущего программы «Народный суд». Но руководство предложило Владимиру работу в «Утре» в дуэте с Ольгой Сумской. Горянский согласился, но вынужден был перестроить весь свой рабочий график – ведь ради съемок ему нужно быть бодрым и счастливым даже в три часа ночи!

«Я не могу видеть, когда обижают женщину»

Владимир Горянский родился 24 февраля 1959 года в Стаханове Луганской области. Детство его выдалось нелегким, в семье было четверо детей. «Мы воспитывали друг друга, потому что родителям некогда было заниматься нами, – вспоминает актер. – Отец проработал 27 лет в шахте, в забое. А в то время нельзя было найти шахтера, который бы не пил. И отец очень сильно пил. Конечно же, в доме были постоянные скандалы, ссоры. Я не любил отца, и никогда не чувствовал, что он у меня есть. И навсегда запомнил такой момент: отец был трезвым, мы с ним сидели на лавочке, и он делал мне змея – я почувствовал, что у меня есть отец. Он умер очень рано, в 41 год. И, кстати, когда я был на кладбище в Стаханове, пришел в ужас, там все могилы “молодые” – люди умирали в 41-42-43 года».

А вот маму Горянский всегда очень любил и считал эталоном самопожертвования. Все, что у нее было, она отдавала своим детям, а потому Владимир, помня свою мать, всегда с уважением относится к слабому полу: «Я не могу видеть, когда обижают женщину, несмотря на то, злая ли она, глупая ли. Безумно люблю сестер, и если вдруг кто-то похож на них и делает что-то неприличное, плохое, чувствую какой-то странный трепет. Не могу видеть просящих милостыню старух, пьяных женщин. Я их не порицаю, нет, но меня такие картины доводят до слез».

В юности Горянский был готов на многое ради внимания девушек. Как-то в пионерском лагере они с другом решили сделать приятное девчонкам: «Рядом с нашими корпусами был лес, и мы пошли за ландышами. Цветов было море, видимо-невидимо. Насобирали огромные охапки и понесли — а ведь у этих цветов дурманящий аромат. У ворот лагеря мы рухнули без сознания. Сначала начальство подумало, что мы напились, но в медпункте все встало на места. Наш жест оценили, и мы стали героями». Но через время парни упали со своего «пьедестала»: разрисовали себя губной помадой. «Мы не знали, что она “химическая” и смывается лишь спустя несколько дней. Это был такой кошмар… Над нами кто только не издевался!..»

«Я решил поиграть с судьбой…»

Горянский вовсе не мечтал в детстве быть актером, он хотел заниматься тяжелой атлетикой: «Я был безумно худой и с трудом преодолевал этот комплекс. Поэтому мы с другом пришли записываться в секцию штангистов. Тренер посмотрел, говорит: “Приходите завтра, прикинем, с чего начинать!..” Но этого “завтра” не случилось. Нужно было брать сегодня. Ну а потом уже возник самодеятельный театр: все куда-то ходили, в какие-то кружки, вот и я пошел. Мы играли “Снежную королеву”, другие сказки, было много концертов по пионерским лагерям. Эти воспоминания – потрясающие, незабываемые».

Вот тогда уже и решил Владимир, что путь его лежит только на сцену, он окончил Днепропетровское театральное училище, отслужил в армии – в Севастополе, причем, тоже в театре – Черноморского флота. После службы Горянский снова вернулся в Днепропетровск, выступал на сцене в различных спектаклях. «А затем случился бум – 1989 год, – вспоминает актер. – По сути, это была театральная реформа: принимали массу законов, способствовавших подъему театра. В Киеве в это время открылось много студий, разных и хороших. И я решил поиграть с судьбой: мы с моей бывшей женой продали квартиру в Днепропетровске и переехали в Киев. Работали в студии “Арт”. Но я — актер репертуарного театра, привык к режиму, дисциплине, ритму работы. В студии по-другому: можно репетировать, можно не репетировать, можно сыграть только один спектакль в месяц. У меня был шок от этого, и даже возникло желание уехать обратно. Но не сделал этого и не жалею, потому что сегодня даже не представляю, как бы смог жить без Киева, который безумно люблю».

В кино Горянский снимается уже много лет: «Первый раз вызвали на пробы, когда еще учился в театральном училище. Рабочее название фильма было “Жених и невеста”. Помню, еще на площадку пришел Сережа Иванов, его пробовали на старшего брата. А когда я служил в Севастополе, там много картин снимали и студия имени Горького, и “Беларусьфильм”. Это были 1980—82-й годы. И мы подрабатывали в массовке, хорошо, кстати, зарабатывали. Ведь актерам платили не по три, как всем, а по семь, иногда по двенадцать рублей. Так что опыт был».

«Не так страшна Байрак, как ее малюют»

Сейчас Горянский работает в киевском театре Драмы и комедии на Левом берегу. Всех тех, кто играет на сцене вместе с ним, Владимир называет чудаками и героями: «В театре работают не ради денег. Ради души, ради (не побоюсь этого слова) высоких идей». При этом Горянский знает, что сейчас в актерской профессии много случайных людей, но есть ведь и немало талантов: «Знаете, когда я только поступил в Днепропетровское театральное училище, мне сказали: “Особому чему-то мы вас не научим. Но попытаемся развить то творческое начало, которое каждому изначально дано”. Я только с течением времени понял, сколько мудрости в этих фразах. Элементарнейший пример: дать двум артистам прочесть один и тот же монолог. Талантливого человека вам захочется слушать после первых же двух произнесенных вслух слов… Есть категория людей не особо одаренных, но… Знаете ли, грызучей породы. Они зубрят, грызут. Грызут, зубрят. Открою секрет, руководитель нашего театра Эдуард Митницкий разной степени талантов повидал. Он здесь для всех авторитет.

За тридцать лет существования театра взлелеял прекрасную труппу, в которой играют удивительные актеры. И старшего, и среднего, и младшего поколений».

Владимир не скрывает, что сейчас театры сильно пострадали от кризиса, им приходится поднимать цены на билеты. «Хорошо, что пока актерам хоть зарплату платят, не задерживают, – говорит Горянский. – А какая зарплата, знаете? Очень смешная. Вот поэтому актеры театра все больше отдают предпочтение кино и телевидению».

Сам Горянский сейчас много снимается у Оксаны Байрак, он для нее один из любимых актеров. «Об Оксане ходит много мифов! – рассказывает сам Владимир. – Что характер у нее сквернейший и что общий язык с ней найти нереально. А мне было интересно просто, я не пытался подружиться с Байрак, это само собой произошло! У меня вообще склонность “сживаться” с людьми, о которых отзываются как о “стервах” и “фуриях”. Та же Валентина Талызина. Да на съемочной площадке ее, образно высказываясь, сотой дорогой обходили и шептались за углом: “Ох, противная!” А мне с ней и “притираться” не пришлось.

Был такой момент — она с огро-о-омными каким-то сумками ходит по базару, камбалу покупает. И я неожиданно к ней так, с юморком (совершенно незапланированно!): “И что вы в этих сумках все таскаете, Валя?!” Она сделала паузу, посмотрела таким странным взором на меня: мол, кто же это такое мне посмел сказать? Потом мы просто вдвоем расхохотались и держим с тех пор крепкую дружбу. И Байрак не так страшна, как ее малюют. Очень это ранимый и добрейший человечек. Но она должна всегда выглядеть сильной — такова режиссерская судьба. Видеть ее слабой одному мне позволено. Она мне иногда может ни с того ни сего позвонить, или же я ей сам звоню: “Что, мать, в депрессии?” Она говорит: “Откуда ты знаешь?” — “Знаю”».

Многие артисты жалуются, что трудно найти общий язык с Ренатой Литвиновой, да и Барбара Брыльска частенько «в немилости»… «Барбара? О нет, уж точно не в моем случае! – смеется Горянский. – Как отменно мы с ней ладили во время съемок в санатории в Ворзеле! Любимым временем суток был для всех час, когда накрывали обед, и мы всей актерской командой усаживались в одной комнате. Богдан Сильвестрович Ступка, Брыльска, Сумская… Трапезничание иногда порядочно затягивалось, и я первым “восставал” против нарушения рабочего режима! Хотя как приятно было бесконечно беседовать за рюмкой послеобеденного коньячка!»

«Ничего нет дороже людей, которые тебя любят»

Горянский любит, когда его окружает семья: «Одиночество для меня – что-то непонятное. Хотя был в моей жизни такой период. С первой женой, актрисой, мы развелись. Какое-то время я занимался только театром. Да и со своей второй женой Ларисой познакомился через театр – она после спектакля подарила мне картину. У нас завязались отношения, родилась дочка Машенька».

Сам Владимир любит хозяйничать по дому, у него есть толстенная поваренная книга выпуска 30-х годов, по которой актер может соорудить все. Наизусть готовит уху, куриные котлеты, освоил и настоящую тыквенную кашу. Делает все очень быстро, а вкус блюд оценивают (очень высоко!) супруга, дочка и друзья. Гостей в этой семье потчуют от души – на стол идут многочисленные домашние соленья и варенья. Из чего сварено одно из них никто из любителей экзотики однажды не смог угадать. Оказалось, что из зеленых помидоров.

Специальных диет или систем в питании Владимир не придерживается. Главное, считает он, – умение слушать свой организм. Тот мудрый и сам знает, что ему надо. Например, чрезмерное потребление мяса впоследствии негативно отразится на настроении, работоспособности. Поэтому после периода мясоедства актер отдает предпочтение рыбе, овощам, фруктам. Любит свежеприготовленную пищу – борщи, плов, рагу, всевозможные тушеные овощи, рулеты, запеченную в фольге рыбу. Старается меньше есть жареного, мучного. Хотя не в силах устоять перед спагетти с различными соусами (жена отлично их готовит). Есть в семье Горянских и своя хлебопечка, а также сушка для фруктов и овощей. В сушеном виде, говорит актер, сохраняется их настоящий вкус.

Владимир не снимает стрессы сигаретой и вообще никогда не курил. Зимой он ходит на лыжах, летом любит плавать, купаться в море. Если же захандрит, занимается ремонтом, выезжает на природу, уединяется или, наоборот, идет к друзьям. Ему нравится общаться с умными талантливыми людьми – он получает от этого заряд бодрости, оптимизма. Но все же самый главный секрет счастья для Горянского – близкие люди: «Для меня семья – очень важная штука. Если бы нужно было выбирать между театром, кино и семьей, я бы выбрал семью. А как может быть по-другому?! Ничего нет дороже семьи и ребенка. Ничего нет дороже людей, которые тебя любят, которые тоже готовы пожертвовать ради тебя всем, чем угодно».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты