Владимир Гостюхин: «Большинство сериалов – это самодеятельность»

0

Для него профессия актера – возможность самовыражаться. «Не ощущаю себя скоморохом или просто человеком играющим, поэтому вкладываю в каждую роль частицу своего “я”, – говорит актер. – И, конечно, очень внимательно отношусь к роли, которую предлагают. Если понимаю, что в этой работе могу сказать то выстраданное, – соглашаюсь. Если этих качеств не вижу – отказываюсь, и достаточно часто».

«Когда начались репетиции, мне словно крышу снесло!»

Владимир Гостюхин родился 10 марта 1946 года в Екатеринбурге. Его отец работал заместителем директора деревоотделочного комбината. «Он был убежденным сталинистом, после войны за свой ударный труд получал лично благодарственные телеграммы из Кремля, – рассказывает актер. – А когда начались хрущевские дела – запил, его уволили. Но еще мой отец когда-то руководил Домом культуры в Алапаевске, стоял у истоков создания Уральского народного хора. Именно там я впервые вышел на сцену. А мама моя начинала с продавца и дослужилась до директора магазина. Сестра стала врачом, работала в Харькове начальником районной санэпидемстанции».

Сам Гостюхин поступил в радиотехникум, а затем работал на стадионе электриком. Но уже к 19-ти годам Владимир прославился в своем родном городе, установив абсолютный рекорд по количеству приводов в милицию – у него их было аж 28. По советским законам против парня уже автоматически должны были возбудить уголовное дело и отправить за решетку. Однако судьба оказалась благосклонна к хулигану: на четвертом курсе радиотехникума Владимира под угрозой лишения стипендии заставили играть в студенческом спектакле, и тогда Гостюхин понял, что сцена – его призвание.

«Когда начались репетиции, мне словно крышу снесло! – вспоминает актер. – Я почувствовал себя настолько комфортно на сцене, что понял: вот мое дело. И я совершил поступок, изменивший всю мою жизнь: бросил техникум, хотя мне оставалось только дописать диплом, и ушел в вечернюю школу, чтобы получить аттестат о среднем образовании. Параллельно нашел профессиональный театральный коллектив, в котором и начал работать. Сначала родители от моего поступка были в шоке, ведь я стал бы специалистом, а так у меня было всего лишь неполное среднее образование. Я самостоятельно окончил вечернюю школу, подготовил программу и уехал в Москву. Отнес документы во все вузы и поступил в ГИТИС. На первом курсе я был отличником. А когда мне исполнилось 20 лет, в автокатастрофе погибла моя мама. И я пустился во все тяжкие! Декан даже поставил вопрос о моем отчислении, но преподаватели меня в обиду не дали, хотя в дипломе у меня стоит “тройка” по актерскому мастерству».

«В подвале мебельного цеха я готовил свои роли»

Еще во время учебы Гостюхин ухитрился засветиться в картине Хуциева «Был месяц май», но в титрах его так и не указали. «Свой фильм Марлен Мартынович снимал в Кишеневе, – рассказывает артист. – Я был студентом третьего курса и должен был сниматься в окружении главного героя, в массовке. И вот мы отмечали первый съемочный день. Меня что-то понесло: я стал сочинять стихи, импровизировать. И Хуциев так удивлялся, что на следующий день дал мне небольшой эпизод. Я мотался на съемки туда-сюда. И вот всё закончили, я должен был улетать в Москву на дипломный спектакль. А утром непогода, туман, самолеты задержали. Звоню в институт как “друг Гостюхина” и сообщаю в учебную часть, что он, то есть я, лежит совершенно больной – 40 градусов температура. А рабочие сцены ставят декорации, уже приглашены “купцы” – режиссеры. Скандал! Когда я все-таки прилетел в Москву – в институте долго не показывался. Я стал врагом номер один всей группы. Но один друг помог мне сделать липовый бюллетень. Вот поэтому я попросил Марлена Мартыновича не вставлять меня в титры. Глупость, конечно. Видно же, что это я. Но не жалею что сыграл у режиссера, которого я обожал».

После института Гостюхина призвали в армию и направили в разведроту Таманской дивизии. После службы он вернулся в Москву, пробовал устроиться на работу в театр, но его не брали ни в один. Пригласили лишь в Театр Советской армии, но ролей там не было. «В результате мне пришлось четыре года отработать там мебельщиком-реквизитором, – говорит Гостюхин. – Однако в подвале мебельного цеха я готовил для себя те роли, которые мне нравились. Как-то заболел один ведущий артист, игравший в спектакле “Неизвестный солдат” старшину Бокарева. И режиссер Борис Морозов предложил мне эту роль. Я к ней был уже готов, ввелся с двух репетиций. Сказали, что удачно. Так меня заметили и другие режиссеры. На один спектакль пришла Светлана Климова, второй режиссер Василия Ордынского. А тот как раз тогда на “Мосфильме” делал телесериал по “Хождениям по мукам”. Меня утвердили на роль анархиста, бандита Красильникова. Я сыграл, и слухи о моей работе в ленте дошли до Ларисы Шепитько. Она тогда запускалась с фильмом “Восхождение” по повести Василя Быкова “Сотников”. Меня пригласили попробоваться на предателя Рыбака».

Эта роль стала настоящим звездным часом для Гостюхина. На первой же репетиции, как вспоминала потом Шепитько, он так яростно сражался с волнением, собственной скованностью, что невольно привлек к себе внимание. Рабочий режим был жестким: сон, репетиция, съемка. Трудность состояла в том, что отрицательный герой фильма казался симпатичнее героя-мученика. По сюжету партизан Рыбак – бывалый старшина, который попадает в плен и под пытками ломается. Гостюхин показал хитрого, выносливого, умелого солдата. Его герой изменил присяге и в финале сам себя осудил: попытался повеситься, но безуспешно. Сыграв такую неоднозначную роль, Гостюхин продемонстрировал свое мастерство и актерский талант. Напряжение в работе было столь велико, что после финальной сцены он упал на руки режиссеру и не приходил в себя минут пятнадцать.

«Сейчас на экранах сплошной негатив»

Когда Гостюхина утвердили в картину по рассказу Василия Шукшина «Волки», то на площадке он с первого взгляда безудержно, страстно и безумно полюбил девушку-гримера: «Мне тогда было 33 года. Это знакомство сломало всю мою жизнь. После выхода “Восхождения” меня брали все театры Москвы. А от этой девушки мне крышу снесло так, что я уехал к ней в Минск. Первые полгода я очень переживал, но потом полюбил Беларусь. А теперь я считаю, что после расстрела российского парламента в 1993 году переезд спас мне жизнь, иначе я бы наверняка был бы в Белом доме и даже мог там погибнуть».

В 90-е актер помогал и отцу, и сестре, которая в Харькове попала в сложную ситуацию, и своему педагогу, что на старости лет остался без средств к существованию. «В те годы работала только одна киностудия в стране – “Беларусьфильм”, и я стал сниматься там. Сыграл в режиссерском дебюте своего друга Николая Еременко- младшего. Тогда же я и сам попробовал себя в режиссуре, сняв собственный фильм “Ботанический сад”. В России в это время кино было в упадке, на “Мосфильме” снимались всего две картины, при этом в одной из них – по произведению И. Бунина “Мещерский” – сыграл и я. Но потом ситуация кардинально изменилась: в России кино стало подниматься, а в Беларуси возникли проблемы».

Гостюхин старался отказываться я от каких-то банальных вещей, набивших оскомину, не рвался в сериалы. «Я сложно отношусь к подобным лентам. В основном их не принимаю, на 90 процентов считаю, что это самодеятельность, по всем критериям – актерским, режиссерским, – говорит актер. – То, что я вижу, меня абсолютно не волнует. За редким исключением. Но вот в “Дальнобойщиках” сыграть я согласился, я там увидел характер. Почувствовал живую человеческую ткань. Ведь сейчас на экранах сплошной негатив – проститутки, бандиты, штрафники. А тут я услышал правду о человеке. И действительно, драматургически два наших с Владом Галкиным характера – Федора Ивановича и Сашка – были цельны, наполнены, прописаны диалогами».

Кстати, до этих съемок Гостюхин почти не умел водить машину: «Ну, приходилось мне еще на других съемках водить трактора, комбайны – просто подъехать-отъехать я мог, но ездить нормально не умел. Поэтому для съемок в “Дальнобойщиках” я купил подержанные двадцатилетней давности “Жигули”. У нас во дворе киностудии есть двор – и полтора года мой “Жигуль” мотался по нему каждый день. Так я почувствовал уверенность. Вообще я за культурную езду, но люблю скорость, поэтому, если меня гаишники останавливают – то именно за нарушение скоростного режима. Штрафуют, правда, не часто, они хорошо ко мне относятся, все знают. И не только по “Дальнобойщикам”. Я им всегда говорю: “Здравия желаю, старший лейтенант Железяка!” Они любят фильм “Американ бой”. Это такой боевик, где я сыграл Железяку. Гаишники все его смотрели. Так что мне позволяют иногда нарушать правила».

Кстати, еще до «Дальнобойщиков» Гостюхин сыграл и другого шофера – Сергея, у Михалкова в «Урге». «Я очень люблю эту картину, – говорит актер. – Там не было сценария – просто либретто. 10 страничек написал Рустам Ибрагимбеков. Сначала думали снимать по заказу французов историю о последних монголах, о том, как уходит древняя юртовая традиция. По этому заказу отсняли натуру. Но когда Никита увидел видеоматериал, ему пришла в голову мысль сделать художественное кино. Пригласил меня. А кого играть? Все придумывали на ходу – импровизировали. Три месяца снимали, ели непривычную пищу, ездили на лошадях.

До сих пор помню этот воздух степи – совершенно космическое ощущение от пространства. Оно такое огромное, волнистое, без единого кустика. Когда я первый раз увидел – обалдел. А потом мы просидели там несколько месяцев, и меня заклинило – так хотелось хоть бы маленький кустик увидеть. Я человек дерева, леса и долго выдержать это голое пространство не могу. Я родился среди деревьев, кустов, и моя природа очень сильно мучается в таком состоянии. Но в конце концов это все легло на образ. Все трудности сработали на характер».

«Дочерей воспитывал жестко»

Гостюхин не раз отчаянно влюблялся, у него были прекрасные романы, которые он помнит до сих пор: «Ни об одной из своих женщин не могу сказать плохого слова, потому что они все были невероятно талантливыми, красивыми, яркими. От каждой голову мне сносило, будь здоров. В трех случаях мои романы переросли в семейные отношения. Я вырастил трех дочерей».

Третья жена Гостюхина, Алла Пролич, моложе актера на двадцать лет, но Владимира это не беспокоит: «На других мужчин женщина начинает смотреть тогда, когда сомневается в том, что она любима. А для этого не надо орать о своей любви. Ласковый взгляд, нежное прикосновение, ежедневная уверенность в завтрашнем дне, отсутствие самодурства в быту – и никто у вас жену не уведет».

Гостюхин безумно мечтал иметь сына, потому что знал, как надо воспитывать пацана. Но судьба послала ему трех дочерей: «Сразу возникли проблемы: как я их воспитывать буду? И, по-видимому, я их воспитывал жестче, чем требовалось бы, – признается актер. – Конечно, из-за этого возникали проблемы. Но они выросли самостоятельными личностями. Хорошо это или плохо, я не знаю. Но то, что мое воспитание разрушило брак старшей дочери Ирины, это факт. Развод стал травмой для нее на всю жизнь.

Когда она сообщила, что собралась замуж, я очень обрадовался. Я же помнил, какое чувство любви испытывал, когда делал женщине предложение, и думал, что с дочерью происходит то же самое. Когда Ира познакомила меня со своим парнем, он мне очень понравился. Но семейная жизнь их не сложилась, и причина развода мне по-мужски понятна: зять потребовал от нее абсолютного служения и преданности себе (чего и я всегда добивался), а моя дочь разделила свое внимание между мужем, мамой и сводным братом – моя первая жена в новом браке родила ребенка. И тогда, когда Ира не захотела разорвать свою связь с семьей, чтобы принадлежать только мужу, он ушел».

Средняя дочь актера Маргарита создала свой собственный рок-ансамбль. Она пишет тексты, музыку, аранжировки. Младшая Александра получила свое имя в честь мамы Гостюхина. «Дочка была рождена вне брака, но я никогда не сомневался в своем отцовстве, – говорит актер. – Я обожал ее мать. Александра – очень талантливая девочка, мы с ней друзья. Она стала работать на телевидении. Могу сказать лишь, что тот азарт, с которым дочери отдаются своему делу, унаследован именно от меня».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вечерняя Москва» , «ТВ плюс» ,TvKultura.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты