Владимир Лютый: «В отместку натер партнеру-шутнику трусы финалгоном»

0

Владимир Лютый – самый титулованный футболист в истории днепропетровского «Днепра». В составе этого клуба он дважды стал чемпионом СССР, выиграл Кубок Союза, а с партнерами по олимпийской сборной поднялся на высшую ступень пьедестала почета Игр-1988.

— Как «Днепру» удалось стать в 1980-х годах одним из лидеров советского футбола?

— В команду пришли классный тренер Владимир Емец и грамотный руководитель Геннадий Жиздик. Один отлично разбирался в футболе, другой же был гениальным менеджером.

— Как же получилось, что в 1986 году Владимира Емца сняли с поста главного тренера после того, как команда выиграла чемпионский титул, дважды подряд взяла бронзу и лишь в одном сезоне выступила неудачно…

— В команде назрел внутренний конфликт: игроки были недовольны длительными заездами на базу, где сидели неделями. Первый год это еще нормально воспринимали, второй и третий терпели, а затем стало уже просто невыносимо. Естественно, это сказалось на результатах — сезон-1986 мы попросту провалили. Тогда руководство приняло решение уволить Емца.

— Правда, что Валерий Лобановский несколько раз приглашал вас в «Динамо»?

— Да, причем первое предложение поступило, когда мне было лет 18. Почему отказал? Просто не хотел уезжать из родного города.

— Но в итоге вы все равно покинули «Днепр». Причем накануне четвертьфинальных матчей Кубка чемпионов-1989/1990 против «Бенфики».

— Дело в том, что тогда в «Днепре» началось время распродаж. Меня продали в немецкий «Шальке», выручив приличную по тем временам сумму — 1,1 миллиона марок.

— Сколько вы получали в «Шальке»?

— 120 тысяч марок в год, но это без учета выплаты налогов. Не такой уж большой по тамошним меркам контракт, тем более что жилье приходилось оплачивать самостоятельно. Но все равно зарабатывать я стал раз в 20 больше, нежели в «Днепре». В «Шальке» отыграл два года. Потом команду принял новый тренер, который привел с собой еще одного легионера. А в ту пору в бундеслиге был жесткий лимит на иностранцев. Меня в итоге отправили на правах аренды в «Дуйсбург», а спустя сезон «Шальке» предложил новый контракт сроком на год. Я же хотел подписать более долгосрочное соглашение. В результате президент сказал, чтобы я подыскивал себе новую команду, которая согласится заплатить за меня миллион марок.

— В итоге ваш трансфер выкупил турецкий «Бурсаспор». Сейчас, наверное, жалеете, что подались на берег турецкий?

— Безусловно. Президент «Шальке», кстати, скостил цену за меня вдвое, а затем я даже выторговал еще сто тысяч — в итоге турки заплатили «Шальке» 400 тысяч марок. Причем первоначально хозяева «Бурсаспора» говорили, что их устраивает сумма в полмиллиона, и, дескать, если я уговорю «Шальке» еще больше снизить цену, то разницу получу в качестве подъемных. Конечно же, меня обманули. Но если бы на этом все закончилось!

— А что, кинули еще и на зарплату?

— Ситуация вышла хуже не придумаешь. В дебютной игре получил серьезную травму и выбыл на восемь недель. Лечился в Германии за свой счет, а когда вернулся в Турцию, в «Бурсаспоре» мне заявили: «Ты нам не нужен». Я говорю: «А как же контракт?» Но турки, оказывается, подстраховались. Еще в самом начале, когда я проходил медобследование, мне ткнули бумагу на турецком языке — дескать, подпиши, что ты полностью здоров. Я и подмахнул. Как выяснилось, это был новый контракт, согласно которому «Бурсаспор» имел право разорвать со мной отношения, выплатив неустойку в размере 10 тысяч марок. В общем, вернулся в Германию. Подписал контракт с «Бохумом», но вскоре по обоюдному согласию расторг его — из-за конфликта с тренером.

— Дальше у вас команды были классом все ниже и ниже.

— К концу карьеры мне сделали семь(!) операций на коленях, об этом ведь никто не знает. Что не могло не сказаться на игровых кондициях. А тут еще, выступая в «Зальмроре», получил тяжелейшую травму крестообразной связки. Словом, пришло время заканчивать. Но в целом я доволен карьерой.

— Из шести олимпийских чемпионов всех времен, которыми гордится футбольная Украина, трое — днепряне. Кроме вас, Вадим Тищенко и Алексей Чередник. Что вообще скажете о «золотой» сборной-1988?

— Список земляков на самом деле шире. Это киевский динамовец Алексей Михайличенко, плюс уже игравшие за московские клубы Игорь Добровольский (родом из Одесской области) и Владимир Татарчук (начинал он на Волыни). У нас вообще тогда команда классная была, мы и работать умели, и пошутить могли. За несколько месяцев до Олимпиады защитник сборной Гела Кеташвили приобрел «волгу» ГАЗ-24, которая до этого эксплуатировалась как такси. На тот момент машины этой марки в свободной продаже были большим дефицитом. Гела ее капитально переделал, и вообще очень дорожил автомобилем. И вот однажды вечером, а дело было на тренировочной базе, мы с Лешей Чередником спустились к «волге», наклеили на нее шашечки, сделали соответствующие надписи — получилось такси дальнего следования. Утром, выйдя из гостиницы, Гела… не узнал своего автомобиля, растерянно развел руками и испуганно воскликнул: «Вай, вай, гдэ моя машина!» Это надо было видеть…

— А вас самого так крупно когда-нибудь разыгрывали?

— Когда уже выступал за немецкий «Зальмроре», поехали как-то на сборы в Турцию. Решил искупаться в море, выхожу из воды — одежды нет! Так в одних плавках и дотопал до гостиницы. Говорю партнерам: дескать, хорошо пошутили, но костюм-то теперь верните. А они похохатывают и руками разводят. В общем, вернули мне одежку только в последний день сбора — сырую, всю в песке. И тут я уже обиделся. Узнал, кто из партнеров это сделал, немного подумал и как-то перед тренировкой натер шутнику трусы финалгоном — знаете, мазь такая, очень жгучая. Надо было видеть потом, как парень летел в душ!

Константин Мальцев, «Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты