Владимир Шахрин: «Я первый, кто рассказал Медведеву анекдот о нем»

0

Музыкант рассказал о том, как дрался мебелью, шутил с президентом России и почему любит выступать на корпоративах. А также о том, как кровью выверял свой райдер, и о дружбе с алкоголем.

— Владимир, честно признаюсь, мне было удивительно увидеть вас в списке музыкантов, согласившихся участвовать в поп-фестивале «Новая волна». Вы же позиционируете себя исключительно как рокер!

— Правда? А у меня никаких предубеждений ни к каким жанрам никогда не было. Я считаю, что плохих жанров не существует в принципе, бывают только плохие артисты. И в рок-музыке, как и в поп, есть тоже огромное количество посредственных музыкантов. Если говорить о гонораре, который нам заплатили на «Новой волне», то он самый обычный, особых условий мы не выторговывали для себя. Для нас даже, наоборот, сложно играть 2 песни, а не обычный полноценный концерт. Ведь, как получается, — ты уже загорелся, разгорячился, а «бац» — и «твоя девушка уже ушла, говорит, ее мама дома ждет». (Смеется.)

— А на каких площадках вы сейчас чаще играете? Давно стадионы собирали?

— Думаю, 70 процентов у нас кассовых концертов со своей публикой, остальное — частные заказы. А мне, признаюсь, даже нравятся корпоративы, на которых мы играем, потому что в последнее время нас чаще почему-то приглашают молодые компании, занимающиеся современными технологиями. С ними очень прикольно. Иногда даже от таких концертов получаешь не меньшее удовольствие, чем когда выступаешь на стадионах.

— У каждых уважающих себя музыкантов есть райдер. Какие особенности вашего?

— Изюминок никаких нет, все очень просто. Потом, кровью и опытом наш райдер выверен. (Смеется.) В конце, правда, есть фраза, которой нет у других музыкантов — это «лучше, чем надо, — не надо!». То есть мы просим так, как надо, потому что беда бывает, когда люди хотят сделать лучше, по их мнению, а получается только хуже. Если из подробностей, то у нас всегда в гримерке есть бутылка виски, ну или коньяка. Просто мы меняем сорта, когда надоедает.

— А перед выступлением позволяете себе выпить?

— Грамм сорок, не более. Никогда не позволю себе выйти на сцену пьяным, чтобы там не писали о нас ваши братья-журналисты.

— А что, часто обвиняют вас в этом?

— Конечно, журналисты пишут о нас, только когда кто-то из нас подрался или наблевал себе на ботинки. А то, что группа «Чайф» записывает новый альбом, мало кому интересно. Вот если вечером набухаемся и попадем в полицейские сводки, об этом, конечно, напишут. Как это было с Бегуновым (второй солист группы. — Прим. А. Ш.), который сбрил бороду, и наутро только об этом и трубили в Интернете.

— То есть у вас отношения с алкоголем нормальные?

— Да, я люблю алкогольные напитки и не скрываю этого. Люблю выпить достаточно часто, но с удовольствием и в меру. Просто у меня хорошие тормоза, и я знаю, когда нужно точно остановиться.

— Ну раз вы сами заговорили о драках, можете вспомнить, когда последний раз дрались?

— Отлично помню. Это было в 2000 году, в буфете гостиницы «Россия». Я заступился за женщину, которую один из гостей назвал проституткой. Я сделал ему замечание, а он полез на меня с кулаками. А он большой такой, под два метра. Ну я и дал ему прямой удар в челюсть, потом в живот, а сверху стулом закрепил, чтобы он уже не встал. Драться нам было бесполезно, потому что он бы меня точно завалил — разные весовые категории. Его надо было только валить.

— А как вы ведете себя с политиками, которые ведь вас тоже приглашают к себе выступать?

— Скажу так, Путина я никогда близко не видел и не общался с ним. С Медведевым у нас была одна встреча. И, скажу честно, он произвел на меня хорошее впечатление. У него была вполне человеческая реакция на анекдот, который я ему рассказал. (Смеется.)

— Не побоялись рассказывать-то?

— Нет, я просто его спросил: «Дмитрий Анатольевич, а вам кто-то хоть раз рассказывал про вас самого анекдот». Он ответил: «Нет». Ну я ему и рассказал — он, кстати, очень искренне смеялся.

— А можете озвучить этот анекдот?

— Если Дмитрий Анатольевич посчитает нужным, то он, я думаю, у себя в «Твиттере» его опубликует. А я не хочу. Не потому, что я боюсь чего-то. Пусть это будет нашей маленькой тайной.

— А поддерживать какую-то партию вас часто приглашают?

— Крайний раз (Владимир, как и многие другие артисты, суеверен, и слово «последний» всегда заменяет на «крайний». – Прим. А. Ш.), когда мы поддерживали политическую партию, на дворе был 1996 год. Это была акция «Голосуй или проиграешь» за Ельцина, на которую я согласился абсолютно честно и искренне. Просто тогда была такая ситуация. Либо пришли бы снова коммунисты, либо Ельцин, который мне был намного симпатичнее. Третьего выбора не было. Но, по правде, я не люблю коммунистов, и никогда их не любил, как и вся моя семья, которой они принесли очень много горя. Они же опустили всю фамилию Шахриных и все, что мы имели до революции.

— А сейчас на недавних выборах президента вас приглашали на какие-то акции?

— Приглашали, конечно, но мы никуда не ездили. Катастрофы в том, что Путин снова президент, я не вижу. Но я, честно вам сказать, ждал немножко другого развития событий. А если конкретно, что Медведев пойдет на второй срок. А вообще сложившаяся ситуация в России мне сейчас напоминает начало прошлого века. Когда грамотные, образованные люди, сидя в Швейцарии, Цюрихе, Берлине, попивая пивко, решали, как русскому мужику жить. Для чего и затеяли тогда всю ту революционную хрень, даже приблизительно не понимая, что происходит между Челябинском и Курганом — как там люди живут и что вообще там существует жизнь.

Но, с другой стороны, я не записываю себя в ряды оппозиции, которая выходит на площади. Я стараюсь держаться нейтрально, хотя и считаю, что у людей должна быть возможность выходить и озвучивать свое мнение на улице. Хотя опять же лично я не хочу поднимать и вставать ни под какой флаг.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Share.

Comments are closed.