Владимир Торсуев: «Ищем деньги на “Электроника” ХXI века»

0

«Электроник» из советского фильма рассказал, как на съемках Басов доводил их c братом до колик, а также о том, как решил искать счастье в седьмом браке.

— Владимир, несколько лет назад режиссер Константин Бромберг грозился снять продолжение или, как сейчас говорят, римейк «Электроника», с участием братьев Торсуевых. Когда же начнутся съемки?

— Бромберг и сейчас хочет. Сценарий уже написан. Но это точно будет не римейк. Как показал опыт продолжения «Иронии судьбы, или С легким паром!» большого опыта такие картины не приносят. Новый фильм был бы таким «Электроником ХXI века». Хочется ведь хорошо сделать, а если хорошо, то дорого. Ну, так, чтобы с голливудскими звездами, компьютерными технологиями. Я уверен, картина должна сниматься не под нас, а быть классной по творческой задумке. Не факт, что мы с братом в этом снимемся. Скорее всего, в этой картине будем продюсерами. Поживем — увидим. Во всяком случае, скажу честно: «Ищем деньги». А в перерывах с братом занимаемся проектом, который называется «Творческое сообщество «Песни из гаража Сыроежкина». Мы не только ездим с концертами и песни из этого фильма поем. У нас своя музыкальная группа. Ко всему этому, в Интернете у нас есть еще и свое телевидение.

— Знаю, что почти три года вы работали у Никиты Михалкова. Он вас в свои картины не звал сниматься?

— Я работал у него еще в далекие 1990-е. Его студия тогда только организовывалась. Никита Сергеевич знал о моем киношном прошлом, но это ничего не меняло, я был для Михалкова рядовым сотрудником. Трудился я у него не актером, а членом съемочной группы, совмещал в себе много профессий. Был на площадке директором и администратором. А вскоре ушел в другой бизнес. Но у Михалкова для меня это была песня, а не работа. Потом чем только не занимался в жизни. Одно время даже был первым советником губернатора Красноярского края, почти «генерал» (смеется).

— В фильме «Приключения Электроника» вы снялись с братом Юрием Торсуевым, он играл Сыроежкина. Вот уж не поверю, что никогда не конкурировали между собой!

— Это нам и не нужно было. Мы всегда с ним были в одной команде. Между прочим, сейчас мы с братом даже живем в одной квартире.

— Говорят, несмотря на свой юный возраст, вы могли с режиссером спорить на съемках «Электроника»?

— Ну, это громко сказано. Один или два раза сказал ему: «Вы понимаете, что 12-летний парень не может строить фразу так, как написано в сценарии?» Он соглашался: «Ну, тогда скажите, как вам кажется». Но мы никогда не считали себя звездами. А так, на съемках для нас каждый день был сказкой. Одесса, море… Деньги платят, в школу можно не ходить. Помню, самым сложным для нас было, когда Владимир Басов на площадке без всякой репетиции выдавал такой экспромт, от которого нельзя было не засмеяться. Вся группа от смеха на полу валялась, а нам нельзя было даже улыбнуться.

— В кадре вы были с братом блондинами. Для этого стилисты красили вам волосы каждые десять дней. Не по этой ли причине вы лишились с братом своей пышной шевелюры?

—  Да нет. У нас это генетически. Красили тогда гидроперитом. Больно, конечно, было, но не все так трагично. Для нас это ведь была еще и работа, за которую мы получали деньги.

— Вы были 368-й парой близнецов, которая прошла строгий кастинг. Кто вас надоумил податься в кино?

— Мы даже не думали об этом. Благодаря родителям занимались хоккеем, ходили в музыкальную школу, катались на мотоцикле. А когда стали искать близнецов для съемок в школах, позвонили и в нашу, стали спрашивать: «Есть ли у вас близнецы?» Мы решили чисто для опыта пойти и попробовать. Нам было по 12 лет. Родители нас еще и отговаривали. Когда сказали, что берут именно нас, обрадовались. Но даже не знали, что это такое. Актеров у нас в семье не было никогда. Кстати, мы даже не подозревали, что фильм может иметь такой успех. «Электроник» считался провальной картиной. Во время съемок сменилось семь директоров. Никто не ожидал такого успеха.

— А как на вас реагировали окружающие после фильма?

— Мы выросли среди звезд. Наши родители общались с Иосифом Кобзоном, дружили с Александрой Пахмутовой, она была нашей соседкой, мы жили в одном подъезде. Вот они были для нас звездами. А нам просто повезло. Был классный сценарий, одесская киностудия, взрослые актеры-звезды. Для нас это был эдакий мастер-класс. Конечно, потом нас узнавали на улице, но ничего особенного. Бывало, на тысячу находился какой-нибудь один шизик, который мог позавидовать, наговорить гадостей.

— Как же вы защищались от таких персонажей?

— После премьеры фильма нам с братом исполнилось по 14 лет. Ростом мы были по 1,80 м, да еще и спортсмены. Так что постоять за себя могли. Помню, после фильма нам приходило в день по пятьдесят писем. На конвертах вместо адреса люди просто писали: «Москва, Сыроежкину и Электронику». И письма доходили. Мы потом узнали, что до «Электроника» по количеству писем на первом месте был фильм «Семнадцать мгновений весны».

— После «Электроника» вы снялись еще в пяти картинах, но повторить прошлого успеха так и не смогли. У вас нет обиды на судьбу?

— Если в 47 лет думать, что самое большое дело в своей жизни я сделал, когда мне было 13 лет, то это не так. А потом в чем еще мне было сниматься? Предполагать, что сейчас найдется такая же картина? Сомневаюсь, что такое возможно… Нам повезло. Это была фортуна. Но сидеть и бурчать, что тебя куда-то не позвали. Обижаться нужно на себя. Человек сам делает свою судьбу.

— А на личную жизнь ваш успех повлиял? Говорят, у вас уже четвертый брак…

— Нет, я опять в поиске. Я считаю, что самый счастливый брак — это седьмой (смеется). Путешествуя по Интернету, однажды увидел, как одна дама написала у себя в статусе: «Если вам за сорок и вы живете с мамой, напишите». А у меня уже написано: «Мне за сорок, и я живу с мамой».

Ирина Миличенко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты