Владимир Винокур: «Зрители не должны знать, что на душе у артиста»

0

Владимир Винокур уже давно нашел лекарство от стресса. Даже в трудных жизненных ситуациях легендарный артист старается не унывать и сохранять улыбку на лице. Это помогает ему легче справляться с любыми трудностями.

«Звоню маме каждый день»

Владимир Винокур родился 31 марта 1948 года в Курске в семье строителя Натана Львовича Винокура и учительницы русского языка Анны Юльевны. Отца не стало уже много лет назад, тогда Владимир купил матери квартиру в соседнем дворе, чтобы быть всегда рядом. «Маме я звоню всегда, всю жизнь, независимо от того, где нахожусь, – говорит артист. – Помню, в 1978 году я вместе с Лещенко был на Всемирном фестивале молодежи на Кубе. Тогда связь была очень трудной и дорогой. Мы плыли на корабле, и я попросил капитана организовать мне связь с матерью. И когда Лещенко спросил меня, зачем такие сложности, я ему ответил: “Придет время, мы будем иметь самую лучшую связь, и у нас будет столько денег, что мы сможем звонить, кому хотим, в любую точку мира. Но будет некому звонить. Поэтому надо звонить сейчас”. Сейчас со связью все в порядке, и, слава Богу, еще есть мама, которой я могу позвонить».

Именно Анна Юльевна поддержала сына, когда тот еще в детстве захотел выступать на сцене, отвела его в хор во Дворце пионеров, где Винокур быстро стал солистом. Однако отец настоял, чтобы Владимир получил сначала после школы серьезную специальность, и тот окончил монтажный техникум. Потом пробовал поступать в ГИТИС, но поступил лишь со второго раза. С тех прошло много лет, Винокур стал известным артистом и сейчас возглавляет собственный Театр пародий.

Владимир Натанович уверен, что достиг успеха также и потому, что верен своим принципам. Многое он перенял от отца. «Он сказал: “Никогда никуда не опаздывай”.
 
Поэтому, когда кто-то оправдывается: “Извините, пробки!”, я не верю, – говорит Винокур. – Пробки только в ушах бывают. Человек, который изначально стремится на встречу, не может опоздать. В таком случае выходишь из машины, садишься в метро и прибываешь вовремя. Опоздание – это неуважение прежде всего к себе, а потом уже к тому, кто тебя ждет. Я не общаюсь с теми, кто опаздывает. Недавно ко мне приходил артист, который прогулял работу и даже не позвонил в офис. И еще одна артистка, которая опоздала на репетицию. Так на двери был вывешен приказ за моей подписью о том, чтобы оштрафовать их за прогул. Если такое будет еще раз, они будут сразу же уволены».

Еще Винокур старается всегда выполнять свои обещания. «Человек, нарушивший свое слово, однажды получает клеймо, и никакие добрые дела не могут затмить то, что случилось однажды, – убежден артист. – И поэтому обещания даю, только когда уверен в этом. Но чтобы я потом напрочь забыл об обещании, такого не припомню. Даже был случай, когда перед концертом ко мне подошел человек, у которого был “вечный билет” от Винокура. Я его действительно выписал двадцать лет назад, когда выступал в военных частях советских войск в столице Афганистана Кабуле. Шли военные действия, и вылететь в Москву оказалось невозможным. Три дня мы сидели и выпивали с комендантом аэропорта. Тогда-то я и выдал ему билет, на котором было написано “Действителен вечно”. Потом бывший комендант переехал жить в Новосибирск и решил воспользоваться своим правом двадцать лет спустя. Билеты на концерт были проданы, но я попросил для этого человека поставить стул.

Кстати, я не одному ему тогда выдал билет. Всех предупредил, что, сказав пароль “Кабул”, ребята могут попасть на концерт бесплатно. Потом люди приходили, и им выдавали билеты».

«Не дай бог, если я увижу в зале угрюмое лицо!»

Бытует мнение, что артистам нельзя звонить утром: они долго спят. Это не про Винокура! Ему можно позвонить уже в девять утра. Артист встает рано и без будильника, считая, что время, потраченное на сон – ворованное у жизни. «Это только в молодости кажется, что жизнь бесконечна, – говорит Винокур. – А потом наступает период, когда понимаешь, что это не так. Чем дальше идут годы, тем меньше я сплю. И вот в 9 утра, позавтракав и сделав все процедуры, я в спортивном костюме появляюсь в своем офисе, где у меня установлены тренажеры для занятий. А после этого я какое-то время провожу в специальном массажном кресле. Я установил его, чтобы не вызывать каждый день массажиста. Быстро и удобно!»

Он никогда не показывает окружающим, что у него на душе – не только зрителям в зале, но и просто незнакомым людям, которые просят автограф на улице.

Поступать иначе Винокур считает непрофессионализмом: «Потому что те, кто пришел в зал – это люди, которые выразили тебе доверие. И они не должны знать, что у тебя происходит. Что кто-то умер, ты или твои близкие заболели, тебя бросила любимая или ты расстался с кем-то. Зритель пришел отдохнуть и посмеяться. Не дай бог, если я увижу в зале угрюмое лицо. Тогда я буду весь концерт работать на этого человека. И он должен рассмеяться. А видим мы такого человека всегда! У меня был случай в Анапе, когда один мужчина вообще проспал весь концерт. А потом вышел с цветами на сцену и выдал: “Винокур! Я ваш кумир!” Конечно, он хотел сказать: “Вы мой кумир!”, но в итоге оговорился правильно. Я ведь весь концерт работал на него и пытался его разбудить. Потом зритель понял, что что-то не то сморозил с бодуна, и в попытке сказать что-то приятное выдал: “Вы такой хороший человек. Царство вам небесное!” И все просто упали».

Винокур всегда был известным любителем розыгрышей. Но от «злых» шуток обычно страдал только он сам: «Вот Лещенко меня постоянно разыгрывает. Много лет назад я, будучи молодым артистом, собрал на день рождения всех своих друзей. Наутро, когда все гости разъехались, только мы с женой улеглись спать, как раздался телефонный звонок. Лев взволнованным голосом стал кричать в трубку, что он застрял на своих стареньких “Жигулях” недалеко от моего дома и попросил вынести ему ведро воды. Я, ничего не соображая, надел халат, набрал воды и спустился вниз. Дворник, увидев меня в такую рань, спросил, куда это я. “Да вот Лещенко что-то застрял”, – отвечаю. “А что, уже на воде машины стали делать?” — удивился дворник. Я понял, что наступило утро первого апреля.

Много лет не мог отомстить Лещенко. И вот мы были на гастролях в Берлине и купили одинаковые туфли. Я положил ему в коробку две одинаковые правые туфли.
 
Приехав в Москву, позвонил ему и стал возмущаться по поводу того, что немцы по ошибке продали нам туфли на одну ногу. На что Лева спокойно ответил, что он заметил эту оплошность еще в Берлине и пока я спал, он пошел и обменял их. А как-то раз он позвонил мне голосом Урмаса Отта: “Фолодья, я сдес, в Ленинграде, хотел с тобой поговорит”. Я пригласил его в гости, хотя держал на него зуб, что он до сих пор не смог добиться выхода своей программы со мной. “Понимаешь, этто ваше телевидение не пускает такие острые программы”. Я накрыл стол и жду. Стук в дверь, спрашиваю: “Кто?” “Урмас Отт”. Открываю дверь, стоит Лева. Так что, разыгрывали скорее меня».

Фиктивный брак стал настоящим

У Винокура было несколько ситуаций в жизни, когда он только чудом избежал гибели. Он попал в автомобильную катастрофу в Германии, чуть не сел на пароход «Нахимов», который затем столкнулся и затонул. «Я считаю, что меня Бог отвел от гибели. Мы – гости на этой планете, и если тебе дана возможность спастись, ты должен понимать, что тебе оказано доверие, – говорит артист. – Ты должен оправдать то, что тебе дано. Каждый год я праздную свое второе рождение. 19 лет назад мне была дарована вторая жизнь во время катастрофы в Германии. В ней погибли два человека. Правда, намучился, было несколько месяцев реабилитации, заново учился ходить. После этого события я стал жадным до жизни, по-другому стал относиться к людям».

Он никогда не желает зла ближним. «Не так давно, когда Борис Моисеев попал с инсультом в больницу, мы обсуждали это в кругу артистов, – рассказывает Винокур. -И один человек сказал: “Так ему и надо, Боре! Вечно болтает всякую ерунду. С такими людьми подобные вещи и случаются”. Я посмотрел на него с удивлением. Ведь нельзя говорить такие вещи! Слова материальны. А любое зло, которое мы пожелали ближнему, возвращается нам. Со мной тоже была жуткая история. Я лишился профессии и не знал, вернусь в нее или нет. И в этот момент мне звонили многие люди, чтобы поддержать. А некоторые коллеги не позвонили. У Моисеева сейчас та же ситуация. Вообще, хочу сказать, что, как бы это, может быть, ни звучало неожиданно, он настоящий мужчина. Гораздо более настоящий, чем большинство “мальчиков” на нашей эстраде. У него сильный дух, а победить болезнь можно, только имея характер».

Еще важна поддержка семьи. Сам Винокур уже много лет женат на бывшей балерине Тамаре, которую когда-то впервые увидел именно на сцене: «Мы работали в оперетте. Я – еще студент – исполнял главную роль. А она танцевала в спектакле заводную куклу. Стою за кулисами и смотрю на это чудо с голубыми-голубыми глазами. Когда на сцену вышел, чувствую, и она ко мне приглядывается. Я был таким разбитным парнем и ловеласом. Знал толк в ухаживаниях, а тут натолкнулся на какую-то неприступную скалу. И резко пересмотрел свое отношение к женщинам. Я должен был окончить институт и вернуться домой, в Курск, и хотя театр был готов меня взять, но без московской прописки сделать этого не мог. И вдруг ко мне подходит Тамара и говорит: “Давайте оформим фиктивный брак. Вы талантливый артист, и мне будет жаль, если театр потеряет такой талант”. Я – к родителям, отец был еще жив: “Что делать?” Они говорят: “Ну, давай, раз так. Женись”. А у Тамары умерла бабушка и оставила ей двухкомнатную квартиру. В те времена одному человеку могли не разрешить жить на такой площади. В общем, расписались.

Ну а потом чувствую, что все серьезно. Она была настолько чистая девочка, что даже целоваться не умела. И до самой свадьбы была со мной на “вы”. Оказалось, что я встретил в жизни именно то! Вот и живем – душа в душу».

Жена не ревнует Владимира к поклонницам, не обращает внимания на сплетни, которые порой появляются в желтой прессе. Ведь Винокур не раз оказывался в центре скандалов, например, несколько лет назад писали о его романе с певицей Машей Новиковой. «Она прекрасная артистка, победила на “Новой волне”, пела с итальянцами. До сих пор работает в нашем коллективе, – говорит Винокур. – А вообще, я могу гордиться, что у меня собственная “Фабрика звезд”. Все ребята, которые у меня работают, безумно талантливы. Например, в наш коллектив отлично вписался новый парень. Мы долго не могли сделать пародию на Филиппа Киркорова. Филипп даже у меня спрашивал: “Володя, ну когда ты на меня пародию сделаешь?” Я, конечно, отшучивался, говорил, что он не дорос до этого. На самом деле просто не было человека. И вот теперь он появился. И голосом, и манерами, и внешне очень похож на Филиппа. Я думаю, Филе наша пародия нравится».

Дочь Винокура Анастасия решила пойти по стопам матери и стала балериной. Она была поздним ребенком, Тамара долго не могла позволить себе родить, потому что в ее профессии это, как правило, конец карьеры. Через одиннадцать лет совместной жизни наконец решилась. Ей был 31 год, а Владимиру – 37. «Дочка у нас хорошая получилась, – говорит Винокур. – Тамара ею плотно занималась. Настя – сильный, трудолюбивый человек, отчаянная девчонка». Одно время говорили о ее романе с Димой Биланом, потом – с Сергеем Лазаревым. «Это все пиар, – рассказывает Винокур. – Когда я увидел, что ее имя часто мелькает на пару с Биланом, я позвонил тогдашнему продюсеру Димы Айзеншпису и попросил пиариться в другую сторону. С тех пор все публикации в прессе прекратились. Могу сказать, что замуж Настя пока не собирается. Хотя мне хочется побывать на ее свадьбе».

В честь дочери Винокур даже сделал себе татуировку на плече. На ней Анастасия исполняет испанский танец в «Дон Кихоте». «Настю из-за огромной занятости трудно застать дома, поэтому даже татуировку пришлось делать по ее фото. Просидел шесть часов, – говорит Винокур. – Потом преподнес в качестве подарка на ее 18-летие. А на другой татуировке на плече написано: “Сохраняйте улыбку”. Это девиз моей жизни, чего всем и желаю».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Собеседник» , «Родная газета» , KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты