Юрий Антонов: «Живу вне артистических кланов, и мне это нравится»

0

Юрий Антонов – это живой парадокс. В музыке он – непревзойденный лирик, поэт, талантливейший мелодист, равного которому на эстраде еще поискать. В жизни – человек резкий, ершистый и, можно даже сказать, грубый. Но он такой, какой есть, и становиться другим не видит причин.

Под цензурой

Юрий Антонов родился 19 февраля 1945 года в Ташкенте в семье военнослужащего. Его отец во время войны воевал в отдельной бригаде морской пехоты. Летом 1944 года его премировали отпуском, и он приехал в Ташкент, где в эвакуации жила его жена Наталья. Ровно через девять месяцев после этой побывки на свет появилась будущая звезда эстрады. Своего сына Михаил Васильевич тогда почти не видел, так как в течение трех лет работал в берлинской комендатуре. Когда семья Антоновых, наконец, воссоединилась, было решено перебраться на постоянное местожительство в Белоруссию – в город Молодечно. Там Юрий и пошел в школу.

Во дворе Антонова считали изрядным хулиганом, хотя компания его приятелей была некурящая и непьющая. Они лазили по соседским огородам, где запасались морковью и яблоками. По очереди стояли «на шухере», воображая себя партизанами. Вечерами ходили на речку, жгли костры, пекли картошку. В местный ДК на танцы их не пускали, считали маленькими, поэтому чтобы чем-то себя занять на улице, они становились зрителями, а то и участниками кулачных боев, когда один район шел стенкой на другой.

Всерьез Антонов увлекся музыкой в 14 лет, позднее поступил в музыкальное училище. В 1963 году он был направлен преподавателем музыки в детскую музыкальную школу в Минск, где уже жили его родители. Однако работать учителем музыки не входило в планы Юрия. Когда его пригласили на работу в Белорусскую Государственную филармонию в качестве солиста-инструменталиста, он тут же согласился.

В 1969 году Антонов переехал в Ленинград и начал выступать в ансамбле «Поющие гитары», а еще через два года перебрался в Москву и стал солистом ВИА «Добры молодцы», сразу попав под цензуру. В сольной программе разрешалось спеть не более 1-2 композиций из репертуара «Битлз», зато в обязательном порядке должны были присутствовать песни членов Союза композиторов. Иначе могли вовсе не выпустить на сцену. Но Юрий твердо говорил: «Никогда это петь не буду!» В «Росконцерте» ансамблю «Добры молодцы» приходилось сдавать концертную программу по 18 раз!

Тогда среди молодежи была мода на длинные волосы и бакенбарды, как у Тома Джонса. Но худсоветы ее не признавали. Как-то ансамбль сдавал очередную программу, и члены комиссии потребовали от музыкантов укоротить шевелюры. В знак протеста они всем коллективом постриглись наголо. «Что вы наделали!» – потом возмущалось жюри. На что ребята отвечали: «Так ведь такой имидж никто не запрещал?»

Высокая оценка от Маккартни

Между тем, Антонова пригласили в оркестр под управлением Анатолия Кролла как солиста-вокалиста. В это время в недрах «Росконцерта» вынашивались планы создания Московского мюзик-холла, и руководство пообещало Юрию собственную группу. Он согласился, так что вскоре появился ансамбль «Магистраль». Вся страна поет песни Юрия Антонова, но путь на телевидение закрыт. Да и с худсоветами на фирме «Мелодия» не все так просто, многие песни Юрия не допускаются к изданию. Причина всему – он не член Союза композиторов.

В начале 80-х Антонову было отказано в звании заслуженного артиста, хотя «Росконцерт» зарабатывал на нем огромные деньги. Юрий обиделся и по приглашению своего друга Махмуда Эсамбаева уехал в Грозный. Отработал три года в филармонии, за что правительство Чечено-Ингушетии наградило его почетным званием Заслуженного артиста.

Оценил творчество музыканта даже Пол Маккартни. «Это получилось так. Маккартни решил выпустить диск Back in the USSR на фирме “Мелодия”, – говорит Антонов. – Шли переговоры об этом, на которые приехал личный представитель Пола. Кстати, очень похож на него, удивительно было. И генеральный директор фирмы “Мелодия” мне и говорит: “Юра, слушай, приезжает этот вот, а у нас, ну ты понимаешь, у нас государственная организация, мы не можем принять на большом, высоком уровне. Ну, как бы мы стеснены в средствах, а надо как-то принять, ты можешь?” Я говорю: “Конечно, пожалуйста, проблем никаких”. Я повел гостей столицы в кафе на Таганке, накрыли стол в два этажа, много выпивки. А я уж предварительно захватил с собой кассеты с записями моих песен, дал их представителю Маккартни, вдруг он передаст их Полу, чтобы послушал. И уже потом я узнал из прессы, что Маккартни высоко оценил мою музыку, было очень приятно».

На российской поп-сцене Антонов всегда существовал обособленно, сейчас так же не участвует в различных сборных проектах, мало с кем из коллег поддерживает отношения. «Один раз поставь себя вне кланов – так и останешься, – говорит музыкант. – Для кого-то такое положение губительно, для кого-то – вроде меня – нет. Оказывается, можно успешно существовать на эстраде и без принадлежности к какому-то артистическому клану. В мире ведь такого нет. Есть конкуренция между крупными компаниями, как и в любом другом бизнесе. Артисты подписывают контракты с различными лейблами и обеспечивают свою жизнь выпуском удачных альбомов. А у нас все наоборот. Никакой индустрии звукозаписи до сих пор не существует. Это какой-то дурдом. Есть лишь ярко выраженная концертная деятельность, которой артисты и зарабатывают. Одни на заработанные средства покупают себе дома, бриллианты, престижные машины, другие – дорогие музыкальные инструменты».

«Женщины с характером меня не интересуют»

Все друзья Антонова не имеют никакого отношения к музыке. Но он в приятельских отношениях с Владимиром Пресняковым-старшим, Игорем Сарухановым, Вячеславом Малежиком. «Это люди моего возраста, прошедшие все сложности жизни, которых у нас было немало, – говорит Антонов. – А друзья – это те, с кем ты созваниваешься почти каждый день. У меня есть такие люди. Один – бизнесмен, другой работает в определенных структурах. Близких друзей не бывает много. У меня их человек пять. Достаточно».

Музыкант трижды был женат, но так и не сумел создать прочной семьи. Первый брак Антонова вообще был фиктивным. В 1976 году Антонов женился на девушке, которая собралась всей семьей переехать на Запад, подготовил себе и ей необходимые документы, купил билеты. Помог им перебраться в Штаты, оплатил все расходы и… остался в своей стране. Понял, что не сможет навсегда оставить Россию. Бывшая жена так и осталась в Нью-Йорке, проживает там и по сей день.

О второй жене музыканта известно мало, так как Антонов предпочитал не выставлять свою личную жизнь на всеобщее обозрение. Она русская, но уехала за границу. Третья супруга Антонова была югославкой, сейчас проживает в Загребе. После развода музыкант сказал: «Я три раза был женат. И с меня хватит. Почти все мои друзья мечтают поскорее выплыть из того, что называется тихой семейной гаванью. Женщины с характером меня вообще не интересуют. Характер пусть показывают где-нибудь на стороне, подальше от меня. Нормальная женщина должна быть мягкой, покладистой. Если мужчина приносит деньги в дом, то двух глав в нем быть не может. Нужно уважать мужика и под него подстраиваться. А если этого нет, то семья заканчивается. Есть много женщин, которые нравятся мне на расстоянии: они очень индивидуальны и независимы. Можно дружить, общаться: “Привет – привет!” Но близко – нет, до свидания. Это наверняка великолепные любовницы и чудные подруги. Но только не жены».

Сейчас Антонов уже давно живет в собственном коттедже, где обитает также множество животных, которых Юрий подобрал на улице. «Когда-то у меня была студия в центре города, в старом доме на Маросейке, – говорит музыкант. – Вокруг в подвалах ютилась масса котов и кошек. Вот они и стали приходить ко мне в гости. Так что пришлось покупать колбасу, молоко, варить какие-то супчики и кашки, а потом найти магазин, где торгуют кошачьим кормом. Приходила ко мне эта довольно солидная компания, мурлыкали, нежничали, подставляли загривки и животики. А затем – в знак особого доверия – стали по очереди приходить ко мне в студию рожать котят. Потом я построил дом в Новопеределкино. Стал переезжать. А с ними что делать? Всех забрать с собой не мог. Долго думал. В конце концов, взял на новое место двух котов. Потом подобрал других животных. Я считаю их очень умными, если животное не хочет общаться, с тобой, то и не будет. Особенно это относится к котам и кошкам. Если они не склонны иметь с тобой дело – заставить их невозможно.
С собаками проще. Они всегда идут на контакт. И думаю, что понимают довольно много слов».

«Не хочу работать со звездами»

Об Антонове ходит много слухов, но сам он не любит, когда вымышленные факты и скандалы, связанные с его именем, появляются в прессе. Например, артист обращался в суд, когда написали, что он якобы пострадал от любовницы или же избил журналистку на одном из светских раутов. Хотя тяжелый характер музыканта и правда порой становится причиной различный конфликтов. Недавно джип Land Rover, за рулем которого был артист, остановили для проверки документов. Но просьба предъявить документы не понравилась Антонову, музыкант с силой открыл дверь, ударив при этом гаишника, а потом и вовсе обругал его. Но и после этого композитор не угомонился, а схватив беднягу за куртку, принялся угрожать — дескать, в нужных департаментах у него «знакомства и связи». После этого певца доставили в отдел внутренних дел, где он провел несколько часов. Кстати, там Антонов заявил, что милиционер ударил его первым, а он всего лишь по-мужски ответил на грубость.

Имя музыканта также часто вспоминается в скандалах и тяжбах, связанных с авторскими правами. Например, артист выиграл суд у телеканала «Россия», который пустил концерт Антонова в усеченной версии, кроме того, Юрий активно борется с пиратством. «Должен сказать, что проблему эту решить тяжело, поскольку она смыкается в некоторых деталях с властями, – говорит артист. – Многие наверху заинтересованы в том, чтобы пиратов никто не трогал, участвуют в их деятельности. И ни для кого это уже не секрет».

Говорят, что Антонов – самый обеспеченный российский маэстро. «Никогда об этом не думал, – признается музыкант. – Я зарабатываю достаточно много, но и трачу прилично – прежде всего, на эксклюзивное музыкальное оборудование. У меня есть много гитар. Это старые качественные инструменты знаменитых марок, купленные на аукционах, стоимостью по 20-25 тысяч долларов каждый. И не для музея, а для записи в студии и для концертов. Хотя я никогда не заказывал у какой-нибудь фирмы или мастера персональную гитару для себя, я же не гитарист. Инструменты я покупаю для своих музыкантов. Хочу, чтобы они играли на настоящих инструментах, а не на тех дровах, что висят в витринах магазинов».

Антонов мог бы собрать себе аккомпанирующий состав из самых известных российских инструменталистов. Но в его группе работают люди, сравнительно малоизвестные даже в профессиональной среде. «Я по натуре достаточно спокойный человек и не хочу лишней головной боли, – поясняет артист. – Не хочу общаться с какими-то музыкальными звездами. Я могу поздороваться с ними, выпить рюмку, но работать вместе – нет. У меня есть свои взгляды на музыку, свои устремления. Я нахожу музыкантов малоизвестных, но весьма профессиональных. Многих сам учу, как надо играть. Не важно, на каком инструменте. Речь ведь не о технике исполнения. Я учу их играть музыку. Они виртуозно бегают пальцами по грифу, а я говорю: зачем мне эти упражнения, сыграйте мелодию. Большинство сыграть мелодию просто не могут, и работать с такими людьми лично я не буду никогда».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты