Юрий Богатырев: чужой среди своих

0

«Он актер в чистом виде. И по имени, и по отчеству», – так говорили о нем коллеги.

Женщину воспринимал как божество

Юрий Георгиевич Богатырев родился в Риге 2 марта 1947 года. В детстве его называли «девчоночником», потому что дружил с девочками, да и сам выделялся грациозностью, изяществом и даже некоторой изнеженностью. Ему не нравились грубые мужские игры и драки. Зато Юра с удовольствием играл с девочками в куклы, шил их из старых лоскутков, придумывал им имена и наряды. Его мама Татьяна Васильевна рассказывала, что сын любил наряжаться в ее платья, надевал шляпки и вуали, примерял бусы и кольца. Родители не придавали большого значения поведению ребенка. Списывали странности на тонкость натуры, мягкость характера.

Скоро эти особенности получили творческое воплощение: Богатырев стал придумывать и самостоятельно делать кукольные спектакли, привлекая к этому других ребят. Учитель рисования в школе заинтересовался опытами Юры и поддержал его в желании стать художником. Выбор пал на Художественно-промышленное училище имени Калинина, но окончить его Богатыреву не было суждено. Он познакомился с талантливыми ребятами из кукольного театра «Глобус», показался руководителю Владимиру Штейну, и его взяли – в качестве актера. Это и были первые шаги Богатырева на сцене. Поначалу он относился к этому с иронией: когда неожиданно для всех выходил не из той кулисы или уходил в неправильном направлении, пожимал плечами – подумаешь! Однако скоро созрело решение о поступлении в театральный институт.

Так Юрий оказался в Щукинском училище, на курсе Катина-Ярцева. Богатырев был из тех студентов, которых знает весь институт, чьи жесты перенимают, а слова цитируют. Наталья Варлей, которая училась с ним, рассказывала: «Мы старались говорить, как он. Шутить, как он. При этом над ним и немножко подтрунивали». Это было правдой. Прозвищем Богатырева в училище было «пельмень» – за мягкость, неуклюжесть и доброту. Еще его называли «бело-розовый», как зефир.

Возмужав, Юрий превратился в очень высокого, статного юношу с выразительной внешностью – большие глаза, чувственные губы. И, как все парни, влюбился в девушку. С Нелли Якубовой они вместе занимались еще в кукольном театре-студии «Глобус». «Благодаря своей одаренности Юра всегда оказывался в центре внимания – импровизировал на фортепиано, великолепно танцевал, хорошо пел», – вспоминала Нелли. Покорял Богатырев и галантностью: подавал руку, вставал, когда в комнату входила женщина, умел говорить красивые комплименты.

И в Щукинском училище он активно ухаживал за девушками. Его маме очень нравилась однокурсница Юры – Наталья Гундарева. Она даже говорила, что лучшей невестки не найти. Только вот парень лишь отшучивался. Между тем от материнского внимательного глаза не ускользнуло, что настоящая влюбленность его не посещала никогда. Это ее беспокоило, и она твердила сыну: пора жениться. «На ком?– уходил от разговора Богатырев. – Все девчонки пьют, курят». Душу он раскрывал подругам. «В Юру были влюблены все, а он переживал лишь платонические увлечения, – говорит Наталья Варлей. – Женщину он воспринимал как божество».

Прыжок с обрыва

Еще в институте состоялось знакомство Богатырева с Никитой Михалковым, который занял место главного кинорежиссера в его актерской судьбе. Михалков увидел артиста в дипломной работе «Подросток». В глаза бросилась странная двойственность: «С одной стороны – мощный, выше всех на голову, шире всех в плечах, а с другой – такой доверчивый, трогательно ранимый». Первая их совместная работа – дипломный фильм Михалкова «Спокойный день в конце войны». И в своей первой «настоящей» картине «Свой среди чужих, чужой среди своих» режиссер пообещал артисту главную роль. Но в разгар подготовительной работы Михалкова призвали в армию. Богатырев согласился ждать и ни у кого пока не сниматься: Никите очень хотелось удивить публику Юрием как своим открытием. И слово свое актер сдержал.

Правда, когда начались съемки картины, выяснилось, что Богатырев совершенно не умеет драться – за свою жизнь он ни разу никого не ударил. Кулак он сжимал по-женски, отставляя большой палец, и Михалков чуть не запаниковал. Но Юрий схватывал все на лету, так что чекист Егор Шилов получился очень убедительным. Лишь однажды он забуксовал – когда должен был ударить по лицу Александра Кайдановского. Театральный актер, Богатырев привык на сцене имитировать удар, а тут надо бить партнера на самом деле (крупный план, схитрить нельзя), и он отказался наотрез. Уже сам Кайдановский умолял поскорее ему дать по морде, а Богатырев упрямо твердил: «Я не могу бить Сашу». Наконец Михалков сорвался и заорал: «При чем тут ты? При чем тут Саша? Встречается чекист с белогвардейцем – это все, что ты должен помнить!» И Богатырев сдался – двинул коллеге на совесть.

В седле, кстати, он до этого фильма тоже ни разу не сидел, но очень быстро загарцевал как заправский наездник. И в бурную горную реку прыгал сам, без каскадеров. «Ничто не могло удержать его от прыжка с высокого обрыва в реку без дублера, – вспоминает Михалков. – Когда Юра очутился в воде, их с Костей Райкиным потащило по течению, мы не успели оглянуться, как они исчезли за поворотом. Выловили их только через два с половиной километра, из такой бурной реки самим было выбраться невозможно».

«Мои рисунки – лишь штрихи к портрету»

С 1971 по 1977 год Богатырев работал в театре «Современник». Встречен он был хорошо, Галина Волчек отнеслась к нему доброжелательно, и артист был так этим тронут, что в качестве рыцарского жеста мыл ее машину. Играл много: Марка в «Вечно живых», автора в «Эшелоне», Лопахина в «Вишневом саде» и другие роли. За время работы в «Современнике» Богатырев успел походить с бородой, а потом с ней расстаться. К бородатому артисту в театре так привыкли, что в ответ на его преображение появилась эпиграмма: «Богатырев – не вы, другой, Богатырев был с бородой». Конечно, сочинил эпиграмму Валентин Гафт.

В 1977 году исполнилась мечта Богатырева о работе во МХАТе. Всеволод Шиловский репетировал «Мятеж», но не было исполнителя главной роли Фурманова. Режиссеру посоветовали Богатырева. Сам артист поначалу отнесся к этому скептически, но, посидев на репетиции, согласился. Роль была сделана за лето, без репетиций на сцене, без остальной труппы. Сезон начался с прогона. Никто не верил, что Богатырев выйдет на сцену и спектакль сразу получится. Но вопреки всему успех был оглушительный. «Представить что-то подобное, наверное, нельзя, если не знать, что такое Богатырев, – утверждал Всеволод Шиловский. – Он – вахтанговец. А вахтанговская школа – это в идеале синтез глубочайшего содержания и феноменальной формы. И Юрочка обладал этими качествами, я бы сказал, не стопроцентно, а стопятидесятипроцентно».

В 1981 году сбылась еще одна мечта Богатырева – ему выпало поработать с Анатолием Эфросом. Это был спектакль «Тартюф». Александр Калягин вспоминает: «Взять Клеанта Юрия Богатырева. Это же гениальное решение! Эта роль – самая скучная в пьесе Мольера: моралист, который бесконечно много говорит, всех наставляет. Но Юра играл такого… пустозвона! Звон стоял от его морали, абсолютный дурак, который не понимает, что несет и где несет. А с какой скоростью это говорилось! Его Клеант багровел, синел».

Очень любил Богатырев рисовать, его работы индивидуальны, не напоминают ничьи другие. Портреты людей, которых он изображал, выходили странными, не всегда похожими на оригинал. Сергей Никоненко, получив в подарок рисунок, констатировал: «Не похож». Тогда Богатырев сказал: «Наверное, потом будешь похож». Так и случилось.

Узнаваем и безусловно талантлив портрет Даля, где тот в роли Зилова в «Отпуске в сентябре», со скрюченными, непропорционально длинными ногами и автопортретом на заднем плане. «Я рисую людей, с которыми учился, работал, встречался, а также композиции на темы любимых литературных и драматических произведений, – говорил Богатырев. – Ни в коей мере я не смею претендовать на профессионализм, и мои рисунки могут служить, пожалуй, лишь штрихами к портрету артиста. Вглядываясь в лица людей или размышляя над страницами литературных произведений с помощью бумаги и красок, я как бы “продолжаю” актерскую профессию». Рисование Богатырева существовало по законам театра – прежде чем начать, он тщательно продумывал внешность персонажей, их костюмы и «грим».

Стремился к одиночеству и не выносил его

Работа во МХАТе приносила артисту не только радостные впечатления. Богатырев попал в театр в самые алкогольные времена. Оскорблением считалось не пить в компании работников театра – значит продаст. Душевная неуравновешенность, свойственная Богатыреву, получила подкрепление алкоголем. Ходили истории о том, как один из немногих, у кого имелись деньги, он покупал ночами водку у таксистов и «спонсировал» посиделки.

В такие моменты ему очень помогало умение дружить с женщинами. Наталья Гундарева, Ия Саввина очень поддерживали артиста. «В Юре ощущалось определенное несоответствие того, что происходило внутри него, с тем, что он являл собой внешне, – рассказывала Гундарева. – И вся его жизнь была обнаружением этого несоответствия. Он стремился к одиночеству и не выносил его». С Ией Саввиной Богатырев познакомился на съемках фильма «Открытая книга». Они подружились, выяснив, что родились в один день, и старались отмечать дни рождения вместе. Однажды, когда 2 марта гости собрались за столом, подняли бокалы в честь именинников, вдруг выяснилось, что Богатырев исчез. Саввина нашла его на кухне, выкладывающим на полу цветы из сладких перцев. Ему вдруг показалось, что он никому не нужен.

Лишь самые близкие знали, что по-настоящему мучает артиста. «Юра это “открытие” в себе сделал очень поздно, врастал в него как-то очень болезненно, – говорит режиссер Александр Адабашьян. – Он очень страдал по этому поводу, оттого что он не такой, как все. Пил, совершал в пьяном виде всякие глупости, от которых потом безумно страдал и которых стыдился. Это добавляло ему еще как бы дополнительный комплекс вины. А ведь нынешние звезды этим даже бравируют».

Юрий располнел, глотал несовместимые с алкоголем антидепрессанты. В его квартире поселился администратор МХАТа Василий Росляков, затем появился бармен Саша Ефимов. Но потом артист все же женился. Актриса Надежда Серая, соседка Богатырева по общежитию, однажды столкнулась с ним в коридоре, когда он, уткнувшись в стенку, плакал. Надежда хотела сделать вид, что ничего не заметила, но вдруг подумала: вдруг нужна помощь? Остановилась, заговорила с Юрием, и он был благодарен женщине за возможность выговориться. Так началась их дружба, но о браке оба не заговаривали.

И вдруг во время застолья в веселой компании Богатырев сказал: «Надя, я прошу тебя стать моей женой!» Та решила, что это шутка, и ответила: «Да? Ну ладно, я подумаю». Но сидевший тут же актер Всеволод Шиловский всплеснул руками: «Вы посмотрите на нее! За Юрой бабы толпами бегают, мечтают за него выйти! И вот он ей делает предложение, а она, видите ли, еще и подумает!» Надежда улыбнулась: «В таком случае я согласна».

Свадьба была скромной, человек десять гостей, и о том, что Богатырев женился, не знала даже его мать. Надежда объясняла: «Она тогда перенесла тяжелую операцию, и я подумала, нужна ли ей такая невестка – с ребенком от первого брака на руках? Юра хотел все открыть, но я отговорила». Мать Богатырева узнала о женитьбе сына лишь после его смерти, обнаружив штамп в паспорте, и испытала сильнейший шок – она была уверена, что сын от нее ничего не скрывал. Чтобы еще больше не травмировать больную женщину, Серая сказала, что это был фиктивный брак, и отказалась от всех прав на наследство. Впрочем, к тому времени они уже и не были вместе: в жизни Богатырева появилась другая женщина – журналистка и переводчица Кларисса Столярова. Они вместе встретили 1989 год, строили планы.

В день своей смерти Богатырев позвонил Ие Саввиной и сказал: «Такие, как ты, не рождаются». Она в ответ: «Юра, ты ставишь меня в неудобное положение». Но артист ее перебил: «Роднуся моя, считай, что я с тобой прощаюсь». Вечером ему стало плохо, вызвали «скорую». Врачи с ходу вкололи транквилизатор. Позже выяснилось, что – сознательно или нет – Богатырев совместил тонизирующие лекарства с алкоголем. Артиста не стало 2 февраля 1989 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «ТелеШоу», «Независимая газета», «Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты