Юрий Гальцев: «Главное – не мешайте работать, большего мне не надо»

0

У него есть «Золотой нос» и «Резиновое лицо». И это не последствия пластических операций, а престижные награды клоунского мира. Но настоящее признание Юрий Гальцев получил, когда произнес забавным голосом со сцены свое фирменное «Обалдеть! А я думал, скунс». С тех пор репертуар его значительно расширился, но на концертах он то и дело слышит: «А как же “Обалдеть”?»

«Я теперь вхож в космические круги!»

Юрий Гальцев родился 12 апреля 1961 года спустя три часа после полета Гагарина. «Батя ждал сына, а ему напророчили дочку, – усмехается артист. – Мама ходила к бабкам, те уверенно говорили: девочка. Тогда ведь не было всяких узи. Словом, папу настраивали на дочь, а родился я. Подарок!» Правда, для этого матери пришлось вынашивать сына 10 месяцев.

Юрой назвали, конечно же, в честь Гагарина: «Вошла медсестра в палату, говорит: “Поздравляю! Сегодня исторический день – первый человек полетел в космос, не желаете ли сына Юрой назвать, как первого космонавта?” А бате лишь бы пацан был, Юра так Юра, неделю потом гулянка шла. Я сейчас другого имени для себя даже не представляю. Как клоун, так обязательно Юрий. Никулин, например. А некоторое время назад я стал причастен и к космосу: Герой Советского Союза, космонавт Леонов вышел на сцену БКЗ “Октябрьский” и вручил мне на день рождения удостоверение почетного члена их группы поддержки. В нем фирменная печать, мое фото, его роспись. Так что вхож я теперь в космические круги!»

Конечно же, с самого детства Юрий мечтал стать космонавтом. Когда в 1968-м Гагарин погиб во время учебных полетов, Гальцев тогда был еще в детском саду. Он долго плакал, так, что пришлось вызывать родителей. Но мечта летать только окрепла. Позднее он поступал в Тамбовское высшее военно-летное училище, но срезался на четвертом туре экзаменов – его не приняли из-за неправильного прикуса. До прихода в искусство Гальцев «перепробовал» множество учебных заведений: строительный техникум, сельскохозяйственный институт и даже Челябинское высшее военно-командное автомобильное училище. Из танкового училища вообще сбежал за день до присяги. Но, в конце концов, Юрий Гальцев закончил машиностроительный институт, где, правда, еще будучи студентом возглавил местный агиттеатр «Альтернатива».

Получив инженерное образование, Гальцев поступил в Ленинградский институт Театра, музыки и кинематографии. Со второго курса работал в театре «Буфф». Кстати, его первый профессиональный выход на сцену был довольно забавным: Гальцев очень испугался и, естественно, напрочь забыл свой монолог, умудряясь выговорить только «Здравствуйте, здравствуйте!» с глупой улыбкой. Зрители приняли выступление на ура, ведь они-то считали, что все идет по плану. Даже режиссер не заметил подвоха, расхваливая Гальцева: «Ну ты молодец, оригинальный номер придумал!»

Однажды Юрий торопился на экзамен в институт и решил проехать пару остановок на трамвае. Билет не купил, и надо ж такому случиться, что на следующей остановке в вагон вошла грозная дама-контролер с квадратной сумкой: «Билетики предъявляем!» Подходит, тычет в Гальцева сумкой: «Так, что у вас?» «Я не знаю, что со мной произошло, но я поворачиваюсь к ней и давай невнятное что-то кричать диким голосом, типа я сумасшедший, – вспоминает артист. – Тетка попятилась. У меня настроение поднялось: “Точно у меня талант! Так сыграть!” Выхожу из трамвая. Смотрю – квас продают. На меня кураж напал: “Один раз прошло, может, еще пройдет?! А попробую-ка я сейчас кваску на халяву!” Пристраиваюсь к очереди. Опять юродивым прикинулся. “Пить, – говорю, – хочу! Дай квасу!” Продавщица посмотрела дикими глазами, начала меня отталкивать, а какой-то парень говорит ей: “Дай ему, я заплачу!” Попил я квасу и помчался на экзамен, за своей пятеркой по актерскому мастерству.

Правда, это не конец истории. Несколько лет спустя, когда я уже играл на сцене, ко мне после концерта подошла женщина и, улыбаясь, спросила: “Юрочка, а вы меня узнали? Ну, вспомните, вы у меня еще квас пили!” Я даже растерялся, стал отнекиваться, что-то лепетать, а самому стыдно было. Женщина еще раз на меня в упор посмотрела: “До чего ж наша медицина дошла! Такой кривенький был, а ведь вот выправился!”»

«И первыми на сцену выходят актеры театра Дуры Терезовой!»

В начале 90-х актер перешел работать в театр Виктора Крамера «Фарсы». Репетиционная база была в Геленджике, и как-то там был устроен всероссийский фестиваль театральных и клоунских работ. Внезапно заболел конферансье, и за помощью обратились к Гальцеву: «Юра, выручай, из клоунов болтать умеешь только ты! У тебя язык подвешен! Да и работа не бей лежачего: выходишь к микрофону, объявляешь имя исполнителя, говоришь о нем несколько слов. Ты же, Юра, институт театральный окончил – справишься!» Гальцев и согласился. Перед выходом получил текст, даже порепетировал немного, но не ожидал, что на фестиваль придут тысячи зрителей, полный стадион, на него будут направлены мощные прожекторы. «У меня все из глаз потекло, шпаргалку не посмотреть, – рассказывает Гальцев. – Но я помнил, что первым должен выступать московский театр. Вышел к микрофону: “Дорогие друзья, дамы и господа, дорогой Геленджик! Мы открываем фестиваль, и первыми на сцену выходят актеры театра Дуры Терезовой! Ура!”

Конечно, хотел сказать: Тереза Дурова! Но тогда и сам не понял, что оговорился. А потом был банкет. Ко мне подходит такая солидная женщина и мило говорит: “Знаете, Юрочка, а я вам перекрою шланг – не только в Москве, но и в России!” Ну что мне оставалось: слезно просить прощения, включить все свое обаяние, объяснять, что меня подставили. Реакция была холодной. Знающие люди объяснили мне, что эта женщина никогда никого не прощает. Но нет исключения из правил, и Тереза Дурова смилостивилась, простила меня. На банкете мы даже выпили с ней по полтинничку, потанцевали – и инцидент забылся. Я потом даже проводил мастер-класс у нее в театре!»

С 1999 года у артиста есть свой «Утюг», но не электрический, а юмористический – Универсальный театр Юрия Гальцева. «Коллектив, созданный мной, одним из первых пригласили на гастроли за границу, – вспоминает актер. – А потом немцы к нам приехали, мы им Питер показывали. Они, как увидели Неву, нос сморщили и говорят: “В вашей воде нельзя купаться”. Тут я встал на дыбы: “Да вы что? Наша вода самая лучшая! Почти минералка. Не верите? Смотрите!” И нырнул. Спустя два дня в зеркале увидел, что у меня на всем теле волдыри вскочили, а от камней появились шрамы. Но немцам об этом не сказал. Сейчас, чтобы совершить нечто подобное, мне надо очень много выпить».

Когда приходится выступать перед публикой за рубежом, Гальцев тщательно готовится: «У французов юмор утонченный, там мы не доигрывали немного. Немцы, как и мы, любят пожестче. Американцы не сразу врубаются, им надо говорить помедленнее. Мое открытие Америки произошло много лет назад. Мы тогда полтора месяца работали в Балтиморе. С нами работал парень, американец, звукорежиссер. И однажды он рассказал, что был звукорежиссером у Queen. Я прямо обалдел! А он принес кучу фотографий, где он с Фредди Меркьюри в обнимку и дал мне пуговицу Фредди. От пиджака или еще от чего-то. Эта пуговица всегда со мной».

«Супруга ценит даже те мои шутки, которых никто не понимает»

Порой Гальцев как будто соревнуется с другим великолепным питерским артистом Юрием Стояновым, кто больше сыграет женских ролей. «Иногда я думаю: мне вообще надо было родиться девочкой, – признается Гальцев. – Я очень похож на свою маму. Про нас раньше говорили: “Вот две сестренки идут!” У меня по жизни чисто женская интуиция. Люблю с женщинами разговаривать, общаться больше, чем с мужиками, легко нахожу с ними общий язык. Ну, и на сцене так повелось, что играю женщин. Очень часто слышу на съемочной площадке: “У тебя, Юра, какие-то ужимки, повадки, манеры женские – ну прямо как у моей жены, сестры, любовницы”».

Со своей супругой, актрисой Ириной Ракшиной, Гальцев когда-то вместе учился в театральном: ходили по одним коридорам, но не замечали друг друга, пока не отправились в стройотряд в Казахстан. Ирина работала на кухне и очень смеялась над тем, что Гальцеву нравилось обсасывать кости, особенно мозговые. «Обычно повара варили бульон, срезали с костей мясо, остатки бросали собакам. С некоторых пор, когда все ребята, отобедав, уходили, я, как верный пес, задерживался в столовой, где меня ждала полная тарелка костей, – вспоминает актер. – Я использовал эту уловку, чтобы подольше задержаться возле Иры, присмотреться, и страшно обрадовался, узнав, что она не замужем».

Когда он об этом спросил, Ракшина поинтересовалась: «А что такое?» И Гальцев уверенно ей заявил: «Будешь моей женой!» Девушка посмотрела на него с удивлением: «Ты что, дурак? Мне ж про тебя уже рассказали, что ты бабник и вообще. Так что ко мне даже не подходи. Я девушка скромная, поэтому хочу, чтобы у меня был нормальный муж, а не актер. Я невинная, невзрачная, маленькая, курносая, а ты такой приехал боярин-купец. Нет, тебе надо искать модель. Так что прости, ты не туда пришел. Ничего не будет!» Гальцев выслушал этот монолог и говорит: «Хорошо. А ты вообще-то сама как хочешь жить – прилично, с деньгами, или в бедности?» Она отвечает: «Конечно, первый вариант». На что Юрий ей и заявил: «Тогда это я. Ты должна решиться!»

Вначале Ирина думала, что это все шутки. Но Гальцев продолжал за ней ухаживать, и вскоре они поженились. «Сегодня супруга – единственный человек, ценящий даже те мои шутки, которых никто не понимает», – говорит артист. Он очень хотел, чтобы дочка Маша также пошла по его стопам, был уверен, что она выберет актерскую профессию – так любила театр. Но после школы она решила заниматься пиаром, Гальцев хоть и расстроился, но все же смирился: «Всегда говорил Маше: “Главное, чтобы ты была хорошей хозяйкой, умела вкусно готовить. Твои оценки по физике мне по барабану – я в этом сам ничего не понимаю”. Да, увы, актрисой она стать не захотела, хотя у нее есть для этого все данные и я бы ей помог. Но Маша пошла другой дорогой, и это ее право. Я сам по жизни руководствуюсь принципом: главное – не мешайте работать, большего мне не надо».

«У меня есть страсть – продавать свои машины»

Пару лет назад Гальцев стал художественным руководителем петербургского Театра эстрады, но последнее время у артиста постоянные проблемы со здоровьем. Недавно он перенес сложнейшую операцию на сердце, причем принял решение о ее проведении в спешке: ситуация была критическая и от этого зависела жизнь. Большую роль здесь сыграл пример Аллы Борисовны Пугачевой, у которой не было осложнений после недавнего хирургического вмешательства.

Вспомнив о ней, в момент, когда перед ним стоял вопрос жизни и смерти, Юрий Гальцев согласился на шунтирование сердца и лег под нож хирурга на операционный стол. Операция помогла избежать инфаркта, вызванного переутомлением во время предновогодних корпоративов, а также участия в мюзиклах и «голубых огоньках», а как правило, последствия инфаркта предугадать невозможно. Перед операцией Юрий Гальцев набрал номер своего духовника и попросил молиться за его здоровье, поэтому как только юморист пришел в сознание и понял, что жив, то сказал, что ему помогла Богородица. Пойдя на поправку, Гальцев тут же принялся сочинять новые репризы, чтобы показать их зрителям.

В свой день рождения он также любит работать. Как и в Новый год – Гальцев ненавидит отдыхать в праздники: «Как-то один-единственный раз на Новый год сидел дома, и мне стало от этого плохо. А собственно новогодний праздник я встречаю обычно на Старый Новый год. И “настоящий” день рождения отмечаю на следующий день. Так уж повелось».

Если бы он не стал артистом, мог бы заниматься чем угодно, кроме бизнеса – музыкой, стихами, прозой. «И это еще не все, – говорит Гальцев. – Могу выполнять практически любую мужскую работу: гвоздь забить, копать, строить. Умею готовить холодец, пельмени, борщ. Особенно мне удается селедка под шубой. А шашлыки и мясные блюда делаю не хуже кавказцев! Еще хорошо вожу машину, могу запросто подрабатывать частным извозом. Надеюсь, мое растиражированное лицо позволит мне за рулем лет пять брать хорошие чаевые. Правда, у меня есть страсть – продавать свои машины. Помню, однажды продал свои колеса Косте Хабенскому и его приятелю, актеру Андрюше Зиброву. Почему-то они выпросили у меня машину одну на двоих. Да и, кстати, можно вообще не работать: друзья, которых у меня великое множество, не дадут помереть с голоду!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена», «Собеседник», «Неделя города», Peoples’ History, I-muz.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты