Юрий Кара: «Не знаю, кем заменить Ступку»

0

Режиссер фильмов «Завтра была война», «Мастер и Маргарита» рассказал, кого хотел сыграть Ступка за полгода до смерти, как Говорухин заставил его «прислуживать» Путину, какие пороги он обивает и от чего нужно лечиться Домогарову.

— Юрий Викторович, говорят, в ближайшее время вы приступите к съемкам второй части фильма о конструкторе Сергее Королеве (первая вышла в 2007 году). И это правда, что роль Королева в последние годы его жизни вы предлагали сыграть Богдану Ступке?

— Да, я до последнего на него рассчитывал. Мы познакомились с ним в прошлом году, на кинофестивале в Одессе. Я ему предложил эту роль, он сказал, что сейчас болеет, но надеется выздороветь. Рассказал ему нашу задумку, он загорелся идеей, пообещал сыграть Королева в последние годы его жизни. Сценарий к этому фильму я писал пять лет, положил на это много сил. Ездил на Байконур, общался с космонавтами. Кстати, актерский состав во второй части будет другой. Надеюсь, в следующем году получится начать съемки. Но я пока даже не знаю, кто мог бы заменить Ступку в этой роли. Его уход стал настоящей трагедией.

— Многие ваши картины, как, например, «Мастер и Маргарита», вам так и не удалось выпустить на большой экран. Вы верите в какой-то злой рок?

— Во время этих съемок происходило много мистических событий. Но я склонен думать, что все в жизни происходит так, как должно быть. Я приехал в Москву простым парнем из Донецка. Мне грех жаловаться, не у всех получилось сделать то, что останется в истории кино. Другое дело, что мне не все удается реализовать. Я мог бы воплотить гораздо больше и потратить силы на производство новых фильмов, если бы в поисках средств не обивал пороги в Министерстве культуры и в Фонде кино.

— В последнее время экраны заполонили биопики («Высоцкий. Спасибо, что живой»), сиквелы («Мы из будущего-2») и ремейки («Кавказская пленница»). Вот в скором времени ждут современную версию и фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Как думаете, нужны эти фильмы?

— Своих идей не хватает, вот и берут чужие. В Министерстве культуры хоть и кричат, что они за патриотизм, но для них патриотизм сегодня — это фильм-бабло. Деньги там находят только на всякую белиберду. Это такая восточная коррупция, когда у тебя есть отличный сценарий, но если ты не друг и не близкий родственник кого-то из этой тусовки, денег тебе на фильм не дадут. А потом еще и преподнесут это так, будто вышел отменный фильм. Как-то я был на кинофестивале в Северной Корее, так местные артисты очень хотели посмотреть фильм «Ирония судьбы-2». И вот после спрашивают у меня: «А почему у вас все говорили, что это хороший фильм?» Они ведь не знали, что у нас сколько заплатишь — такую рецензию и получишь. Если у актрисы есть муж с деньгами, то его жена будет первой актрисой. Так же и в режиссуре: если у тебя друзья-олигархи, значит ты — лучший режиссер. К сожалению, сейчас в нашем кино такие ценности.

— В этом году вы вошли в список доверенных лиц Путина. Это вам что-то дает?

— Так вышло, что начальником штаба Путина тогда был Станислав Говорухин. Он попросил помочь, а я не смог отказать старому другу. Но изначально не рассчитывал, что это будет мне как-то помогать, поэтому до сих пор никак не помогает (смеется). Хотя во все годы были придворные кинематографисты, но они и сейчас никого в свой круг не пускают.

— Александр Домогаров, которого вы снимали в двух своих фильмах — «Я — кукла!» и «Звезда эпохи», — в ближайшее время сыграет Эйнштейна. Почему он прилюдно в одном интервью сказал, что вы его кинули на деньги?

— Этот человек говорит много того, что не соответствует действительности. С ним заключили договор и пообещали, что расплатятся после того, как фильм выйдет в прокат. Это мировая практика. В свое время Джек Николсон поступил так же — отказался от гонорара за фильм «Бэтман», но получил потом с проката $60 миллионов. Он подождал, но заработал в два раза больше. А Домогаров стал требовать сразу после окончания съемок. Непрофессионально с его стороны вопрос был поставлен, если уж мы договорились — после проката, нужно было подождать. Его никто не обманул, а то, что он недопонял, это его личная проблема. Кстати, по итогу я сделал Домогарову доброе дело: договорился — и он получил за съемки больше, чем просил. Одним словом, пить нужно было меньше, чтобы не забывать, о чем договаривались.

А вообще, Саша — прекрасный актер. Но расстались мы именно потому, что он злоупотреблял спиртным на съемках. Он пил так, что некоторые крупные планы вообще нельзя было снимать. Кроме алкоголизма у него началась и звездная болезнь. Ему нужно очень серьезно лечиться. Самое ужасное, что люди, которые ему наливали, были его лучшими друзьями, а мы пытались это безобразие остановить и, конечно, стали врагами. Дай Бог ему выздороветь. Но это болезнь, очень страшная.

Ирина Миличенко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты