Юрий Куклачев: «В Японии я разнимал драку 22 котов»

0

Знаменитый 63-летний кошачий «папа» рассказал о том, что арендует для своих пушистых артистов отдельное купе, как испугал подарком папу и почему не стал летчиком.

— Юрий Дмитриевич, то, как вы находите общий язык с кошками, это что-то невероятное!

— Вся моя «кошачья» система построена не на каких-то там причудах и жесткой дрессуре — в ней все естественно. Я играю с животными, подмечаю в них какие-то способности и поощряю их развитие. Все как с детьми. Потому что дети и котята очень близки в воспитании. На них нельзя кричать: котята поджимают уши, дети зажимаются, плакать начинают. Котята очень обидчивы.

— Это правда, что ваши пушистые артисты путешествуют с комфортом?

— Да, мы обычно арендуем для них в поезде отдельное купе.

— Как вы вообще решили стать артистом?

— Однажды в гости к моим родителям пришел дядя Вася и спросил у меня-первоклассника: «Юра, скажи для чего ты пришел в этот мир?» Я и ответил: «Как для чего? Чтобы жить». А он мне: «Ну а что такое жить?» Я говорю: «Это значит кушать, играть, веселиться, учиться». – «Ну а что всю жизнь будешь так веселиться, а учиться для чего?» –  «Чтобы работать». – «Ну работать, а кем ты хочешь стать?» Я говорю: «Я  еще не думал». Ваня: «А ты подумай!» И я всю ночь не спал, все думал-думал. Мысленно раскладывал профессии и проигрывал их. К примеру, я сразу понял, что летчиком мне не быть — меня даже на качелях укачивает.

Лишь на следующий день, когда я увидел по телевизору фильм с Чарли Чаплином, я понял, что должен стать артистом! После чего пошел заниматься балетом. Почему балетом? Потому что Чаплин прекрасно двигался, и я тоже должен был овладеть своим телом. Я пять лет занимался балетом. Потом пошел заниматься спортом. Я понял — артист должен быть здоровым. Не для того, чтобы разряд получить, а просто для себя. Развивал органы чувств. Занимался волейболом и футболом. Боксом даже попробовал, плаваньем, гимнастикой, всем понемножку. Это меня развивало, готовило к профессии. Я почему-то сразу решил: я должен стать клоуном.

— Но в клоуны вас взяли не сразу?

— Не сразу. Я ведь и сейчас всем говорю: если у вас что-то не получилось, не надо плакать, надо просто сказать себе: «Это пауза». Пауза перед боем. Правда, понимание этого приходит не сразу. Я ведь когда первый раз получил отказ, то пришел домой совсем убитый. Хотелось выпить водки, чтобы забыться. Тяжело было морально.

— Вы встречались потом с преподавателями, которые считали вас профнепригодным?

— Конечно. В 1975-м ко мне зашел мой руководитель курса и сказал: «Юра, я пришел попросить у тебя прощения». Я говорю: «За что?» А он: «За то, что я — сволочь. Я все время тебя душил, исключал». На самом же деле он был хорошим человеком, просто в меня совершенно не верил. Но меня это только закалило. Так что я ему даже благодарен. Вот со своей женой я вместе уже 45 лет. Мне постоянно кто-то говорит: «Ты же известный, можешь жену на молоденькую поменять». А для меня это, как взять и руку себе отрезать. Муж и жена — это один организм, это одна планета, здесь нельзя ничего менять.

— Говорят, вы глубоко верующий человек?

— Я в Иерусалим езжу уже, наверное, лет 15 лет как, получаю Священный огонь. Раньше было хорошо: я приходил, занимал местечко и сидел на стульчике всю ночь — прямо возле самого Гроба Господнего. Сейчас так уже не посидишь — выгоняют. Там нынче все по пропускам — мне его митрополит специально достает.

— Клоуны плачут?

— Клоуны плачут от предательства. Что я терпеть не могу, это предательство. Когда меня первый раз уволили из цирка. Это был 1989 год.

— А за что уволили?

— Просто взяли и уволили. Так и сказали: «Уходи, ты нам больше не нужен».

— Первые большие деньги на что потратили?

— Построил отцу вместо его дачной хибары двухэтажный деревянный сруб. За 29 тыс. рублей. Причем все провернул втайне от него. И вот в мае отец поехал на дачу. Надел рюкзачок и поехал. Через два часа прибегает: «Юрка, нас ограбили. На нашем месте дом построили! Надо срочно милицию! Они же даже не спросили, это же наш участок!» В общем, я его с трудом успокоил.

— Вот у меня картина из детства: Юрий Куклачев с кошками. Он сидит на диване и весь-весь в кошках. Насколько эта картина далека от истины?

— Был я на гастролях в Японии. Так японцы тоже сказали: «Мы видим Куклачева — весь в кошках». Причем они захотели, чтобы в кадре работали сразу все мои звери! Я попробовал их отговорить, мол, у меня же не только кошки, но и коты. А у вас весна. А у моих животных — желание. Но японцы сказали: «Не бойтесь, мы рядом — все под контролем». Ну я и выпустил всех своих артистов.

Первая вышла блондинка Ромашка, за ней — кот Кеша и кот Вася. Как вдруг — бац: и Кеша дает в морду Васе. Ромашка кидается бить Кешу. И пошло-поехало: в один громадный клубок сплелись сразу 22 кошки. Визг, вой — до небес! Я одну кошку, раз – в клетку, кого в коробку, кого куда. И вот, на воле осталась только Стрелка: у нее чей-то клок шерсти в зубах, она вся в гневе. Моя жена Лена протягивает ей руку и говорит: «Стрелочка, иди ко мне». Та прыгает и прокусывает ей вену — кровища аж в объектив брызнула. А японцы все это снимали. Ну, думаем, ужас, что же они покажут?!

На следующий день выходит передача. Текст ее примерно такой: «В Японию из России приехало что-то необыкновенное — кошки-вампиры, пьющие кровь!» И кадры: драка, кровь… Надо ли говорить, что выступления в Японии проходили при полных аншлагах!

Людмила Томане,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты