Юрий Шатунов: «Я никогда не скрывал, что использую фонограмму»

0

Легендарный Юрий Шатунов, секс-символ 1990-х, сегодня работает сольно, не исполняет песен «Ласкового мая» и отказывается говорить об Андрее Разине. Зато с удовольствие рассказывает о своих детях и творчестве.

О детях

Недавно у меня родилась дочь, назвали мы ее Эстелла, это абсолютно нормальное имя, у него есть славянские корни: существует имя Стелла, а букву «Э» мы добавили просто для красоты. Решение принимали вместе с женой. А сын Дэнис был очень рад, долго ждал сестренку, когда привезли ее домой, прыгал от радости. Правда, первое время боялся к ней подойти, а сейчас уже помогает. Проблем с объяснением, откуда появится сестренка, не было, современные дети знают больше, чем мы, поэтому Дэнис прекрасно знал, что происходит.

О России и Германии

Не могу сказать, что переезд в Германию — это был какой-то выбор. Просто так получилось. Я живу в России и в Германии. Но дети мои живут только в Германии — мне так спокойней. Тяжело там только тем, у кого нет ничего: ни желания работать, ни какой-то мечты. Дома мы разговариваем исключительно на русском языке. Дэнис очень хорошо говорит по-русски. Он вообще очень гордится своим происхождением, об этом мне постоянно говорят его учителя и воспитатели в школе.

О любви к компьютерным играм

Я играю в компьютерные игры до сих пор, мне очень нравится. Уже переиграл в массу игр, благодаря этому увлечению я познакомился с большим количеством людей. Сейчас у меня на айпаде Real Racing 3. Везде, где есть Интернет, — гоняю. Сын тоже игроман еще тот, сейчас все дети делают на этом большой акцент, однако все в меру. Надо жить в реальности, а не в компьютерных играх.

О музыке

Я не планирую менять свой музыкальный стиль. Сегодня модно делать ремиксы, я умею это делать, но не занимаюсь такими вещами принципиально. Есть люди, которые создают такую музыку и это звучит профессионально и интересно. У меня есть свое направление, которое я развиваю в силу своего понимания этой музыки, оно появилось в одно время и популярно по сей день. Мои заграничные друзья характеризуют этот стиль как шлягер. Это самый сложный стиль, потому что шаг влево, шаг вправо — расстрел. Нужно делать именно так и никак иначе. Можно добавлять модные элементы, но концепция должна оставаться изначальной.

О «фанере»

Конечно, я использую фонограмму на концертах, никогда этого не скрывал. Во-первых, у меня музыка электронная, компьютерная, нет ни одного живого инструмента, кроме голоса. Воспроизвести ее в том виде, в котором она записана, практически невозможно, поэтому я использую фонограмму, клавишник играет определенные партии, которые не прописаны на записи, сольные партии, а я пою. Но голосом всегда работаю вживую. На фонограмме, конечно, есть голос: бэк-вокал, дабл-треки и прочее, но основные партии вокальные поются вживую.

Я никак не отношусь к тем, кто поет под фонограмму. Каждый должен принимать решение для себя сам. Простуды и прочее — это не повод просто открывать рот со сцены.

Марина Грудинина,
«Класс»

Поделиться.

Комментарии закрыты