Юрий Яковлев: «Я жил так, как меня вела судьба»

0

Среди его ролей выделить какую-то одну невозможно: настолько яркими стали все его герои.

«Мне очень хотелось сыграть Христа»

Юрий Васильевич Яковлев родился в Москве 25 апреля 1928 года. Когда началась война, его семья переехала в Уфу, где тринадцатилетний Юра работал вместе с мамой Ольгой Михайловной в госпитале. В 1943 году Яковлевы вернулись в Москву, и будущий актер, чтобы прокормить семью, устроился помощником у американских механиков. Сначала он заправлял машины, потом ему стали доверять мелкий ремонт. Чуть позже Яковлев работал уже без руководства и даже получил в распоряжение джип «Виллис».

«Учиться водить на нем было очень легко — буквально мизинцем можно крутить руль. И я ездил по Москве на джипе. Можете себе представить? Я был самым счастливым человеком, – вспоминал Яковлев. – Подъезжал к вечерней школе на машине, катал друзей и подруг». О кино он не мечтал – планировал поступить в Институт Международных отношений. Хотя еще совсем ребенком его звали на съемки. Маленького Юру пригласили на киностудию и попросили надкусить яблоко, а потом произнести лишь одно слово: «кислятина». Но после проб не перезвонили. Так Яковлев не сыграл в фильме «Тимур и его команда».

После школы он внезапно вновь подумал об актерстве. Конечно, неутешительный вердикт «некиногеничен» на вступительных экзаменах во ВГИКе много для кого послужил бы своеобразным приговором и навсегда отвадил бы от желания ступать на актерскую тропу. Но только не в случае упрямца Юрия. В 1948 году он поступил в театральное училище им. Щукина, хотя преподаватели были не слишком-то и благосклонны к новичку. Юный театрал живо схлопотал «двойку» по главной дисциплине, актерскому мастерству. И это на первом курсе! На втором студента подкарауливала корявенькая тройка.

С 1952 года, не смотря ни на что, Юрий Яковлев стал актером академического театра им. Евгения Вахтангова. А в кино начал сниматься, сыграв роль Чахоткина в фильме «На подмостках сцены». Затем последовал поручик Дибич в картине Владимира Басова «Необыкновенное лето». В одно мгновение начинающий киноартист оказался востребованным.

В 1958 году он получил роль, которая до сих пор считается одним из самых удачных его актерских перевоплощений. В экранизации романа Достоевского «Идиот» Юрий Васильевич сыграл князя Мышкина. Зрители сразу же запомнили выразительные глаза его героя. А Яковлева позвал к себе Голливуд, артисту предложили роль Иисуса Христа. «Картина “Идиот” была куплена фирмой “Двадцатый век Фокс”, Спиросом Скуросом. Он и пригласил нас приехать к нему в Америку на премьеру, – вспоминал актер. – Нет, я не отказался от роли Христа! Когда мне Спирос Скурос сказал: “Я хочу вас на роль”, мы сидели втроем с переводчиком, это было без огласки, без распространения, он произнес: “Это моё личное приглашение на студию, я зову вас в Голливуд”.

Иван Пырьев мне тогда говорил: “Соглашайся, соглашайся, соглашайся, конечно, соглашайся!” После этого мы приехали в Москву: “Ты соображаешь, что ты! Понимаешь, что этого нельзя делать?”. Хотя мне очень хотелось сыграть Христа. Очень хотелось. Но, к сожалению, в то время это было невозможно. Это был 60-й год».

«Я не мог видеть себя на экране»

Уже вскоре Москва увидела Яковлева в виртуозно сыгранной роли заморского королевича в сказке Маршака «Горя бояться — счастья не видать» и просто влюбилась! В этом же 1960 году в спектакле «Пьеса без названия» Юрий Яковлев сыграл одну из своих любимых ролей – Трилецкого, сделал это изящно, тонко и пронзительно, с грустной иронией. Стало понятно, что в труппе театра творит актер невероятных, безграничных возможностей. 60-80-е годы — звездные в биографии Яковлева.

Право называться и стать подлинно всенародным любимцем принес Юрию Васильевичу экран кино и телевидения. Особое место в актерской судьбе Яковлева занимает успешное сотрудничество с режиссером Эльдаром Рязановым, у которого он впервые снялся в «Человеке ниоткуда», однако зрительскую любовь снискали артисту роли поручика Ржевского в великолепной «Гусарской балладе» и, конечно же, Ипполита в телефильме «Ирония судьбы, или С легким паром!»

«Вот в эту историю я влип абсолютно случайно, и на всю жизнь, – говорил Яковлев. – На Ипполита был утвержден Олег Басилашвили, но по ряду причин он не смог сниматься, и Эльдар судорожно, в пожарном порядке предложил сниматься мне. И я как-то очень неожиданно в это влез, как в ванну под душ, таким же образом. Я совершенно не предполагал, что эпизодная роль будет иметь такой успех. После премьеры проходу мне не давали: “Вон Ипполит пошел!”, и на улице бесконечно: “Здрасьте, Ипполит! Здрасьте, Ипполит”!»

Среди других наиболее запомнившихся зрителям работ Яковлева – комедия Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», где он сыграл сразу две роли – управдома Пунши и царя Ивана Грозного, а также фантастическая лента Георгия Данелия «Кин-дза-дза», в которой артист снялся вместе с Евгением Леоновым и Станиславом Любшиным. Любил Яковлев свои роли в детективе Алексея Коренева «Ловушка для одинокого мужчины», в драме Валерия Приемыхова «Штаны», в фильме Сергея Овчарова «Левша» и в телесериале «Графиня де Монсоро».

Он всегда охотно снимался у хороших режиссеров: «Знал, что плохой картины у них быть не может, – заявлял актер. – Поэтому здесь мне в первую очередь интересно было то, как фильм выстраивается в целом. Процесс, а не конечный результат, поскольку результат известен. Впрочем, мое участие в этом процессе мне тоже было небезразлично. Я мог отринуть образ, который видел на экране. Тогда я говорил режиссеру: “Мне кажется, что он в этом моменте неправильно действует”. Я всегда говорил “он”, имея в виду свой персонаж. Полностью абстрагируюсь. У меня было мало друзей-актеров, но один все-таки был — Ефим Копелян, к сожалению, покойный. Мы снимались с ним всего в двух картинах, но очень подружились по-человечески. Так вот, когда режиссер тащил его смотреть уже отснятый материал, он упирался и кричал: “Ни за что не пойду на себя смотреть! Я себя ненавижу!” Вот так же и я: не мог видеть себя на экране».

«Любовь – это взаимное уважение»

В жизни Яковлева всегда большое место занимали женщины. «Без них нельзя ведь жить на свете, – говорил актер. – Это существа, которые скрашивают и услаждают наше существование на земле. Вы знаете, если человек женат много лет, то со временем любовь принимает несколько иные очертания, чувство видоизменяется, становится более глубоким. Поэтому на вопрос – что для меня значит любовь, я отвечал всегда так: любовь – это, прежде всего, взаимное уважение».

Первая жена актера Кира Мачульская болела туберкулезом. С 17-летней девушкой Юрий познакомился на концерте, подал ей в гардеробе пальто и предложил проводить домой. Вскоре вспыхнула любовь, сыграли свадьбу, и молодые поселились у Кириных родителей. Мачульская училась в медучилище, подолгу лечилась в санаториях. У Юрия не сложились отношения с тещей, а его отец невзлюбил невестку, упрекал, что сыну нужна здоровая жена. Через шесть лет Кира забеременела, но тогда же до нее дошли слухи, что муж ей изменяет. Новая пассия актера тоже ждала ребенка. Узнав об этом, Мачульская подала на развод. Она родила дочь Елену, вышла замуж за журналиста-международника и выехала с ним в Германию.

После развода Яковлев сошелся с Екатериной Райкиной, отец которой, Аркадий Райкин, узнав, что дочь беременна, заявил: «Если Юрий на Кате не женится, я ему хорошо врежу». Через полгода девушка родила сына Алексея. Райкин хорошо относился к зятю, способствовал, чтобы тот получал главные роли в спектаклях. Споры между ними возникали, лишь когда Юрий после представления выпивал. Тесть ругал его, а зять объяснял, что так снимает стресс.

Райкина ушла от мужа к актеру Владимиру Ковалю, супруги расстались, когда их сыну Алексею было три года. Позже Яковлев называл брак с Екатериной случайностью. Ну а третьей женой актера стала Ирина Леонидовна Сергеева, в то время работавшая директором музея при Театре Вахтангова. В 1969 году она родила Яковлеву сына Антона.

Свою склонность часто влюбляться актер всегда объяснял тем, что родился под знаком Тельца. Мол, все люди этого знака легко увлекаются. Он страстно любил футбол и машины – две вещи, которые преследуют каждого мужчину от рождения до смерти. «Футбол – это обязательно, – смеялся Яковлев. – В моем случае это, конечно, “Спартак”, за который я болел еще с довоенного возраста. Тогда в Москве был единственный стадион “Динамо”, куда мы, мальчишки, просачивались без билетов, перелезая через забор. В последние годы футбол уже был для меня только по телевизору. Хотя иногда приятель меня все-таки вытаскивал на матч. Вот тогда я испытывал истинное наслаждение! Я человек не очень темпераментный, но на стадионе у меня не всегда получалось сдерживать эмоции. Когда забивали гол, реагировал очень эмоционально».

А еще артист любил отдыхать в одиночестве: «Каждому необходимо время от времени побыть наедине с самим собой. Это дает покой душе, нервам, уму». Отсюда и пошло давнее увлечение сбором грибов: «Оно началось еще в 1970-х годах. Недалеко от Костромы, в окрестностях усадьбы Александра Николаевича Островского, есть удивительные грибные места. Почти 30 лет я ездил туда. Штаны, резиновые сапоги, ватник, палка, ведро и — в лес! Еще я гулял в одиночестве. Очень нравились старые уголки Москвы. Это же живая история!» Еще одна любовь Яковлева – автомобили. Свою первую машину «Москвич», любовно названную «Тузиком», он купил на гонорар за фильм «Идиот». И всегда мог починить свое авто сам.

Кино и телевизор в последнее время артист почти не смотрел – ненавидел непрофессионализм, который буквально заполонил всё эфирное пространство: «Стараюсь читать и смотреть только то, что мне нравится. Сохраняю свое душевное спокойствие».

Предчувствовал свою смерть

«Я жил так, как меня вела судьба, – говорил о себе Яковлев. – Я за неи шел, не старался через нее перепрыгнуть, никогда не поддавался. Вот и все». В последние годы актер частично ослеп, на операцию не было денег, но он мужественно продолжал выходить на сцену родного Театра Вахтангова, которому отдал 60 лет жизни. 2 декабря на ежегодной церемонии вручения премии «Звезда театрала» Яковлев должен был получить звание «Легенда сцены», но теперь его наградили уже посмертно. Артиста не стало в ночь на 30 ноября.

Даже самые опытные аксакалы сцены, узнав о его смерти, не могли сдержать эмоций. Римас Туминас рассказал, что Яковлев предчувствовал свою смерть: «Вспоминаю его последние выступления и понимаю это. Каждый раз он прощался с залом в сцене “Темных аллеях”. Она заканчивалась словами: “Господь спросит меня, был ли я счастлив в земной жизни? И от сладостных слез я не успею ответить, на колени припав”. Юрий много раз хотел уйти из творчества. Но я уговаривал остаться».

Партнерша Яковлева по спектаклю «Пристань» Лидия Вележева рассказала: «Его нельзя было назвать дедушкой, он до мозга костей был воплощением галантности и мужественности. Не мог появиться в театре незамеченным — все время делал комплименты и целовал актрисам руки. Он до последнего дня оставался Мужчиной с большой буквы».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», Gazeta.ua, Kino-teatr.ru, KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты