Жаклин Кеннеди: королева стиля

0

Законодательница мод, обаятельная женщина с удивительным шармом и безупречным вкусом, Жаклин всегда находилась в центре внимания мировой общественности. В ее жизни было немало противоречий и драматических событий.

Первое свидание

Жаклин Ли Бувье родилась 28 июля 1929 года в Саутгемптоне, престижном пригороде Нью-Йорка. Её отец Джон Бувье III, торговец ценными бумагами, был потомком французских эмигрантов, мать – Джанет Нортон Ли – имела ирландские корни. С детства Жаклин купалась в роскоши, сначала отец, а потом и отчим, нефтяной магнат и мультимиллионер Джеймс Очинклосс, выполняли любые её прихоти. Девочка захотела пони – ей подарили целую конюшню. Верховая езда на всю жизнь осталась главным её хобби. А ещё Жаклин обожала читать, рисовать, танцевать и сочинять разные истории. Окончив школу, она избрала профессию журналиста и культуролога.

Получив блестящее разностороннее образование, Джеки устроилась работать простым корреспондентом и фотографом в одну из вашингтонских газет. Будучи студенткой, она едва не выскочила замуж за биржевого маклера, но помолвка расстроилась. Жаклин будто чувствовала, что ей уготована иная роль – спутницы самых известных и влиятельных мужчин в мире. По долгу службы она часто брала интервью у знаменитостей, многие из которых делали карьеру на политическом поприще. Как-то раз симпатичную журналистку пригласили на большую и шумную вечеринку с участием молодых амбициозных политиков. Там Жаклин Бувье и познакомилась с тогда ещё сенатором Джоном Кеннеди.

Рассказывают, что при знакомстве он не проявил особого интереса к скромной и застенчивой девушке. Мало того, даже подсмеивался над Жаклин, у которой была плоская грудь – бедняге приходилось подкладывать в лифчик вату. Бувье с юных лет страдала из-за своей внешности и завидовала своей красавице-сестре Ли. Та быстро выскочила замуж, а Жаклин боялась остаться старой девой. Поэтому решила во что бы то ни стало выйти замуж за Кеннеди. Перспективный политик подходил для этой роли как никто другой, слыл чуть ли не самым желанным холостяком в Штатах.

На первом же свидании Джон предложил Жаклин заняться сексом на заднем сидении автомобиля и, не дождавшись разрешения, начал действовать. Девушка хотела убежать, и, возможно, никогда бы не стала первой леди Соединённых Штатов, но тут вмешалась сама судьба в лице постового с фонарём. Свидание перешло в более спокойное и целомудренное русло. Затем было испытание чужой семьёй – мать и сёстры Кеннеди, которых Джеки про себя прозвала гориллами, рассматривали её под микроскопом. К счастью для всех, Жаклин отвечала главным требованиям – она была католичкой из хорошей семьи, культурной и образованной, с подобающей для жены будущего президента внешностью.

«У Кеннеди была лишь одна законная супруга»

12 сентября 1953 года состоялось бракосочетание Жаклин Ли Бувье и Джона Фитцджеральда Кеннеди. Медовый месяц молодожёны провели на мексиканском курорте Акапулько. Вернувшись из отпуска, Кеннеди с жаром принялся выстраивать дальнейшую политическую карьеру и все же стал спустя несколько лет президентом от Демократической партии, опередив на выборах республиканца Ричарда Никсона. Въехав в Белый дом, Жаклин сразу же начала обустройство нового места службы мужа. Президентский дворец показался ей слишком мрачным и скучным, нанятые декораторы и искусствоведы засучили рукава.

По окончании реставрационных работ Жаклин сняла документальный фильм, который показали по телевизору – зрители ахнули. Домохозяйки принялись скупать скатерти и занавески как в Белом доме, в кафе публику заманивали стульями из бамбука, как в кабинете у президента, обычные американки пытались копировать стиль Жаклин – элегантная строгость вкупе с ненавязчивой роскошью. За аристократизм и светский лоск в Америке ее прозвали «наша королева».

В газетах писали о ней постоянно, однако жена президента терпеть не могла, когда журналисты за глаза называли её Джеки – это мальчишеское имя. Не любила она и обращения «первая леди» – больше похоже на кличку скаковой лошади. Себя она неизменно называла миссис Джон Кеннеди, подчёркивая своё положение жены и соратницы главы государства. А когда самого президента спросили, каким бы одним словом он мог охарактеризовать Жаклин, тот, подумав, ответил: «Фея».

Он безмерно гордился ее популярностью, вкусом, ее образованностью. Во время триумфального визита Кеннеди в Париж в 1962 году Шарль де Голль сказал: «Единственное, что я бы привез из США – это миссис Кеннеди. Она слишком большая драгоценность даже для президента США», и Джон заметил: «Позвольте представиться. Я тот мужчина, что сопровождает Жаклин Кеннеди в Париже, и мне этот очень нравится».

Но семейную идиллию серьёзно омрачали бесчисленные измены Джона. Его супруга и не предполагала, как нелегко и больно будет ей терпеть эти интрижки. Со временем, правда, Жаклин стала относиться к его загулам сдержанно и даже философски. Так, найдя в спальне женские трусики, она спокойным тоном могла спросить мужа: «Ты не знаешь случайно, кому они принадлежат? Это не мой размер». Спустя годы ей задали вопрос, не ревновала ли она к Мэрилин Монро, самой известной внебрачной пассии президента. Жаклин пожала плечами: «У Джона Фитцджеральда Кеннеди была лишь одна законная супруга».

Куда большим несчастьем для Джеки, нежели измены мужа, были мёртвые дети. Из четырёх детей, которых она произвела на свет, выжили двое – Джон-младший и Кэролайн. Когда их четвёртый малыш умер, не прожив и двух дней, Кеннеди разрыдался – он в это время веселился на яхте в компании с девицами лёгкого поведения и теперь впервые в жизни осознал, как тяжело приходится его жене. А Жаклин впервые в жизни видела мужа плачущим.

«Джек, Джек, что они с тобой сделали?»

22 ноября 1963 года чета Кеннеди приземлилась в аэропорту Далласа. Президентский кортеж продвигался к центру города, по обеим сторонам улиц стояли восторженные поклонники самого популярного президента США со времён Линкольна, и его очаровательной жены, которая для этой поездки специально заказала у дома Chanel изысканный розовый костюм.

Пару лет назад все подробности того дня описал в своей книге бывший агент секретной службы Клинт Хилл, работавший в охране Жаклин. Он находился в кортеже президента, когда супруги Кеннеди торжественно въезжали в центр Далласа на открытом лимузине. Услышав выстрел и увидев, как президент схватился за горло – первая пуля попала Кеннеди в шею, агент ринулся в президентский автомобиль. «Я должен был заслонить миссис Кеннеди от стрелка, – пишет Хилл. – Все остальное не имело значения».

Продвигаясь к первой леди, агент следил за ее реакцией. Глаза женщины были полны ужаса: в ее мужа выстрелили второй раз – теперь уже в голову, при этом кровь президента брызнули прямо на лицо и одежду Хилла. Тело Кеннеди упало прямо на руки жены и вдавило в сидение, а женщина лишь повторяла: «Джек, Джек, что они с тобой сделали?» Вдруг Жаклин оставила мужа и бросилась на капот машины, пытаясь дотянуться до чего-то. «Она тянулась за куском черепа президента», – объясняет в своей книге Хилл.

Описывает бывший агент и часы, проведенные с миссис Кеннеди в Парклендском госпитале, куда доставили раненого. По словам Хилла, там ему позвонил брат президента Роберт Кеннеди, который хотел узнать, насколько все серьезно. Преследуемый образами застреленного президента агент ответил: «Все настолько плохо, насколько это вообще может быть».

После гибели мужа Жаклин превратилась чуть ли не в национальный символ страны. Стоицизм и достоинство, с которыми вдова держалась в тяжелые дни, буквально объединили американцев. На протяжении четырех лет она возглавляла список самых популярных женщин планеты, ее называли Святой Джеки. Вскоре Жаклин очень сблизилась с Робертом Кеннеди, но погиб и он. Вот тут-то на сцену и вышел Аристотель Онассис.

«Больше не святая!»

С греческим кораблестроителем Жаклин познакомила ее сестра Ли еще за месяц до убийства Кеннеди. Тогда первая леди находилась в депрессии после смерти ребенка. Чтобы отвлечь Джеки, сестра пригласила ее в круиз на роскошной яхте магната. В последний вечер путешествия Онассис преподнес знаменитой женщине великолепное ожерелье из бриллиантов и рубинов. Теперь же, после смерти Кеннеди, Аристотель стал частым гостем, одаривая подарками уже не только Жаклин, но и ее детей.

Вдову президента покорили мощная энергетика грека и его невероятная щедрость. Убежденная, что только Онассис сможет дать счастье и покой, практичная Жаклин приняла решение выйти замуж за Аристотеля. Однако став супругой этого человека, она вызвала всеобщее негодование: «Джеки больше не святая!» – писали газеты. Коко Шанель возмущалась: «Все знали, что эта вульгарная женщина не будет всю жизнь верна своему мужу». Оперная дива Мария Каллас, которую Онассис бросил ради Жаклин, иронизировала: «Джеки поступила правильно, обеспечив своих детей дедушкой – Аристотель богат, как Крез».

Без зазрения совести Жаклин начала выкачивать из Онассиса деньги и тут же их тратила – могла за день спустить до ста тысяч долларов. У неё была самая большая в мире коллекция туфелек (позже рекорд был побит Имельдой Маркос, женой филиппинского диктатора), она потеряла чувство меры и вкуса, уже не брала драгоценности напрокат, как поступала, будучи первой леди США, а скупала их килограммами. Онассис требовал, чтобы Жаклин остепенилась, но та ещё больше разоряла богатого мужа.

Возможно, Жаклин так себя вела, потому что чувствовала – Аристотель относился к ней как к вещи, очередной безделушке в своём огромном ларце, от которой он вправе в любой момент избавиться. Онассис обожал закатывать грандиозные пирушки, во время которых хвастался, как хороша его новая жена в постели, хотя практически всё время они проводили порознь, а в брачном контракте было чёрным по белому написано: «Никакого секса». А однажды на остров Онассиса проник папарацци и запечатлел, как Жаклин загорает в саду нагишом. Снимок попал во все «жёлтые» издания мира, в том числе и откровенно порнографические. Позже выяснилось, что «фотосессию» устроил сам Аристотель.

При этом Онассис искренне любил детей Жаклин. Она же сдружилась с его сыном Александром, а вот с дочерью Кристиной они были на ножах. «Говорят, я недолюбливаю Жаклин, – язвила девушка. – Это неправда. Я её ненавижу». В 1973 году Александр попал в нелепую аварию и разбился, чуть позже ушла из жизни бывшая жена Онассиса, которую он продолжал любить и после развода. Аристотель не выдержал таких ударов, слёг и в 1975 году умер. Жаклин опять осталась вдовой. Узнав о смерти мужа, она первым делом позвонила своему личному модельеру Олегу Кассини, и целый час обсуждала с ним фасон траурного платья. Потом несколько лет судилась с Кристиной за наследство миллиардера, и, в конце концов, согласилась на «жалкие» 26 миллионов отступных.

Собравшись с духом, Жаклин вернулась в Америку, где её никто особо не ждал. Вспомнив о своей основной профессии, женщина устроилась младшим редактором в газету. Она бегала по издательствам, правила авторские тексты, ругалась с фотографами и дизайнерами. За напряжённую и суматошную работу Жаклин получала зарплату по обычной ставке – 200 долларов в неделю. И никаких поблажек, одни лишь нагоняи от начальства. Впрочем, последний её компаньон, бельгийский торговец алмазами Морис Темплсмен, вполне мог прокормить даму сердца. А Жаклин будто подменили – никакого мотовства, никаких безумных шопингов. Потёртые джинсы, богемные свитера с горлом, кожаные жакеты с множеством карманов – таким был повседневный стиль этой женщины в 70-80-х.

В 1994 году у неё диагностировали лимфому. Жаклин легла в больницу, даже бросила курить, но лечение не дало положительных результатов. 19 мая года Жаклин Ли Бувье Кеннеди-Онассис скончалась. Её похоронили рядом с первым мужем и двумя детьми, умершими в младенчестве. В 1999 году имя этой женщины было включено в двадцатку самых влиятельных персон ХХ века. В честь неё названа средняя школа в Нью-Йорке, водохранилище в нью-йоркском Центральном парке, Восточный сад Белого дома, общежитие в Университете Джорджа Вашингтона, а также престижная балетная премия.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Суперстиль», «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты