Топ-100

Жан-Клод Ван Дамм: Не собираюсь вести себя как примадонна

0

«Универсальный солдат» рассказал, чего панически боялся в детстве, почему опасается прессы, как верит в Бога и мечтает спасти планету.

— Мистер Ван Дамм, в фильме «Ж. К. В. Д.», в котором вы выступили режиссером, показано, что сильные мужчины тоже умеют чувствовать и плакать… А какие фильмы заставили вас расчувствоваться?

— Это фильмы, в которых много правды. Актер может быть красив или уродлив, но когда он правдив, то уже через десять минут начинаешь смотреть ему в глаза и не можешь оторваться. Важны не столько динамика и тестостерон, как в «Универсальном солдате», а настоящие персонажи, как в «Гладиаторе».

— А в жизни что вас трогает, что важно для вас?

— Я верю в Бога, потому что как-то отец сказал мне: «Бог существует». Мой отец — мой герой, я люблю его и свою семью. Не знаю, почему, но еще я всегда любил кино и хотел преуспеть как актер. У нас не было много денег, и отец очень избирательно подходил к тому, на какие фильмы купить билеты. Помню, как смотрел с ним такие значительные картины, как «Лоренс Аравийский», «Битва за Англию». В детстве я все время хотел спасти мир. Каждый ребенок мечтает спасти планету, животных, весь мир, но у нас нет нужного решения, как это сделать. Но оно есть у Бога — и это правда.

— Из фильмов мы узнали вас как мужественного и бесстрашного, а каким вы были в детстве?

— Я никогда не любил школу, бросил учебу в 13-летнем возрасте. Жил в это время на ферме у бабушки, а мои родители были очень заняты. Я боялся выйти из комнаты в туалет, потому что воображение рисовало монстров буквально в каждом углу. И как-то я захотел побороть этот страх, встал и пошел в темноту, в деревню на свет огней. Добрел до церквушки, упал на колени, люди вокруг пели «Аве Марию». Возможно, это было Рождество, точно уже не помню. Но с тех пор, о чем бы я ни просил Бога, мне это удается. Поэтому я сейчас здесь, такой, кем я стал…

— Глядя на вас — не поверишь, что в свое время вы занимались балетом…

— Мое увлечение балетом на определенном этапе помогло мне поддержать физическую форму, но невозможно посвятить себя многому. Когда пришлось делать выбор, отдал предпочтение карате. Это было более логично, учитывая мой внешний вид, мышцы…

— А насколько вы критичны по отношению к себе?

— Очень. Из-за своего характера я побаиваюсь прессу. Если начинаю потеть перед камерами, сразу ловлю себя на мысли: «Вдруг они подумают, что я употребляю наркотики». Хотя и понимаю, что, по большому счету, своим успехом и славой обязан журналистам. А вот свои фильмы смотрю только раз, да и то не окончательный вариант. Когда работа закончена, мне очень трудно понравиться себе. Борюсь с этим, стараюсь полюбить свои фильмы. Ищу хорошие картины, чтобы учиться. Мне почти 50 лет, у меня достаточно денег для счастья, и я просто хочу делать стоящие фильмы.

— Главный секрет талантливого актера?

— Актерство — игра, в своем роде подделка. Мне же нравится быть искренним. Чем правдивее ты становишься в своей работе, тем стеснительнее и тише объясняешь людям, кто ты на самом деле. Я — это я, ни больше ни меньше. К слову, вот у вас есть великий украинский поэт?

— Наиболее известный — Тарас Шевченко…

— О’кей, этот парень к примеру. Если ты слышишь его слова в 20-летнем возрасте, то понимаешь их на одном уровне, а через 10—20 лет ты смотришь на его философию совсем по-другому. Мои фильмы меняются и идут в ногу со временем, с моим становлением. Я уже не могу вернуться к «Кровавому спорту» 1986 года, теперь меня презентуют «Ж. К. В. Д.» и «Тропа орла».

— А какими вам кажутся люди на Украине? Ваши первые впечатления?

— Очень милые, настоящие и благородные. Люди вокруг меня готовы сделать все, чтобы я чувствовал себя замечательно. Но я не собираюсь вести себя как примадонна. Я приехал на Украину несколько дней назад, поэтому не успел еще что-либо толком рассмотреть. Но вообще хочу чувствовать себя здесь, как дома. Я уже пробовал ваш борщ — очень вкусно. У вас вообще вся еда – пальчики оближешь!

— Вам интереснее играть себя или других персонажей?

— Конечно, играть и воплощать другого человека, потому что, когда довольно давно находишься в гуще шоу-бизнеса, уже отлично знаешь себя, действуешь по привычке. Заметьте, мы одинаково едим, разговариваем с людьми, а кино позволяет сбежать от себя, найти что-то новое. Мой фильм «Тропа орла» — сумасшедший. В конце вы найдете ответ на сложные философские вопросы. Мой персонаж умрет, но перед смертью узнает тайну, как спасти мир.

— А от чего, по-вашему, надо спасать мир?

— Гарантирую, что через 10 лет нашей планете может настать конец. Мы можем сколько угодно говорить о парниковом эффекте и таянии ледников, но нужно действовать. Но когда я спрашиваю себя, что сделал лично я, то отвечаю: «Ничего». Я не настолько чист и чувствителен, чтобы давать советы от своего имени, поэтому я изложил свои мысли в фильме «Тропа орла».

Елена Грудзинская,
«Сегодня»

Share.

Comments are closed.