Милла Йовович: «Бежала вся в крови, чтобы покормить ребёнка»

0

Милла Йовович и ее супруг Пол Андерсон представили заключительную часть франшизы «Обитель зла: Последняя глава». Милла рассказала о том, как относится к тому, что её старшая дочь уже делает первые стремительные шаги в кино, и выразила грусть, что прощается с Элис.

– Милла, расскажите, как проходит процесс интеграции вашей старшей дочери в кино?
– Когда ей было 5 лет, она подошла ко мне и сказала: «Мама, я хочу быть актрисой». Я не знала, что ей ответить и как на это реагировать. Но сказала, что «ты должна очень хорошо читать». В 6 лет она подошла и сказала: «Мама, я хорошо читаю. Что мне делать дальше?» Я снова растерялась, но решила ее, наконец, отдать на актерские курсы. Так что всё это превращается в семейный бизнес.
– Многим актерам не нравится, когда их дети снимаются в кино. Как вы к этому относитесь?
Милла: Я такую точку зрения не поддерживаю. Моя дочка сейчас, а ей 9 лет, очень сосредоточена на своей актерской работе, ей это нравится. Больше всего меня впечатлила сцена похорон ее экранного отца, где она по-настоящему заплакала. Я ее спросила потом: «Почему ты плачешь?» Она сказала, что может себе представить, как это грустно, когда тебя вот так опускают под землю.
Пол: Еще интересно, что плакала дочь только тогда, когда на нее смотрела камера. Как только камера отъезжала, она переставала плакать.
Милла: Лично мне понадобилось очень много времени, чтобы чувствовать себя свободно на сцене, изображать правильные нужные эмоции.
– Как это – совмещать материнство и съемки?
Милла: Я кормила ребенка прямо во время съемок. Представьте себе, как я после трюка бегу к трейлеру, вся в искусственной крови, вокруг ходят зомби, наступает конец света, а в трейлере меня ждет маленькое чудо на розовом одеяле. Это было смешно. А потом вдруг к нам входит огромный монстр, наклоняется над моей малышкой и говорит: «Какая милашка!» Я даже сфотографировала этот момент (смеется).
– Какой трюк был самым сложным в последней части «Обители зла»?
Милла: Честно признать, все трюки были одинаково сложными. В моем костюме, особенно в начале фильма, было очень жарко бегать, гоняться за монстрами.
– Вам понравились зомби в этом фильме?
Милла: Да! Раньше, ещё лет 10 назад, не знали, как правильно делать зомби. Так что можно считать нас первооткрывателями в этом деле. Сейчас мы уже знаем, как зомби должен ходить, как двигаться, трястись. Нам пришлось учить всему этому наших статистов. Да так доучились, что они уже переигрывают (смеется).
– Самый страшный момент в фильме для вас?
Милла: Когда мы снимали в Бразилии, там был момент, когда я висела вниз головой, была нелегкая сцена сама по себе.
– Какая часть в фильме вам запомнилась больше всего?
Милла: Сцены, где появлялась моя дочь, конечно. Так волнительно, когда она играет свою роль. Я так рада, что она нашла себя в жизни.
– Милла, вам грустно прощаться с Элис?
Милла: Конечно! Я 15 лет с ней жила. Это очень важная часть моей жизни, она многому научила меня. Когда мне грустно, я стараюсь искать Элис в себе. Сейчас я вообще безработная актриса (смеется). Но дети рады, что я дома. Потому что во время съемок меня дома не бывает с 6 утра и до 6 вечера.
– Милла, а какая вы в жизни?
Милла: Это зависит от ситуации. Когда-то я сильная, когда-то слабая. Я бываю разная. Иногда всё просто валится из рук, но спасает Пол, который приносит мне чай, когда я просто валяюсь на диване без сил.
– Что вы посоветуете молодым актерам, чтобы быть таким же успешными?
Милла: Нужно пахать – это главное. И еще нужно научиться не воспринимать всё на свой счет. Да, бывает обидно, когда зрителю не понравился фильм, но нужно принять это. И нужно научиться развивать себя и быть интересным человеком, с которым люди захотят работать.
Пол: Я рад, что не являюсь актёром. Конечно, я переживаю, что мой фильм не понравился публике, но актерам больнее. Актеру нужна толстая кожа, чтобы справиться с этим.

Ольга Сушкова,
Оvideo.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты