Олег Попов: «Мне без юмора было бы трудно»

0

Цветастые галстуки и рубашки, клетчатые пиджаки и кепки, улыбка с хитрецой и блеск неунывающих глаз – первое, что вспоминается нам сейчас, когда его не стало. Обаятельный, лукавый, бесконечно добрый – пожалуй, Олег Попов – тот редкий пример актера, чей жизненный путь был продолжением его клоунского амплуа.

 

Яркие воспоминания

 

Олег Константинович Попов родился 31 июля 1930 году в деревне Вырубово Московской области. Путь к артистическому образу солнечного клоуна был тернистым. Мама-ретушер и папа-слесарь – его родители к цирку не имели никакого отношения. Олег начал работать с 13 лет: в 1943 году поступил учеником слесаря на полиграфический комбинат «Правда»: «Я очень рад, что освоил эту профессию. Я бы всем начинающим клоунам рекомендовал быть немного слесарями, потому что тогда они смогли бы делать себе реквизит».

 

Свободное время юный Попов проводил во Дворце спорта «Крылья Советов», недалеко от которого жил – ходил туда заниматься акробатикой. Там он начал общаться со студентами Государственного училища циркового искусства, которые пригласили его на свою репетицию. Пришел, посмотрел, понравилось – таким было первое впечатление от увиденного под манежным куполом цирка. Через год он поступил в училище и успешно окончил его спустя пять лет с номером «Эксцентрик на проволоке».

 

С цирком Попов познакомился, когда ему было восемь лет. Родители привели на представление, во время которого клоун подарил ему шарик. Имя актера Попов не запомнил, но чувство переполняющего его в тот момент счастья посещало потом каждый раз, когда он вспоминал ту историю. Этот случай клоун отразил в своей первой репризе: во время дебютных выступлений он раздавал зрителям шарики.

 

В 1951 году Олег попал в цирк на Цветном бульваре, где в то время выступал знаменитый артист Румянцев, больше известный по прозвищу Карандаш. Это знакомство дало ощутимый толчок в развитии: Карандашу понравился номер Попова – в то время он выступал как начинающий эквилибрист-комик, и мэтр клоунады взял новичка в свою труппу. Затем последовала командировка на гастроли в Саратов. Так случилось, что клоун местного цирка Боровкин сломал ребро во время выступления, и дирекция предложила Попову подменить его.

 

«У меня ничего нет – ни парика, ни носа, ни даже грима», – говорил Попов руководству цирка. Необходимую атрибутику позаимствовали у актера, лежавшего в больнице. «Все, что надо, – бери в гардеробной цирка», – сказал саратовский актер и протянул будущему артисту ключи. Попов запомнил этот открытый и искренний жест на всю жизнь.

 

«Кепка – мой торговый знак»

 

Актер считал, что есть клоунские репризы-однодневки, а есть те, которые живут годами. Так, например, репризу «Луч» Попов считал своей визитной карточкой. Эта короткая шуточная зарисовка довольно популярна в цирковом искусстве. В ней клоун выходит на сцену и подметает пол. После этого появлялся солнечный луч, и актер начинает «подметать» его. Затем луч, вздрагивая и отползая в сторону, исчезает в зрительном зале, оставляя комика в темноте. Попов преобразовал эту пантомиму в нечто по-философски трогательное. «Я дал себе слово: если я кого-то копирую, я должен сделать лучше. Думаю, что “Луч” у меня стал звучать. Эта пантомима у меня стала не пустая, в ней появились мысли. Взял луч – отдай всем, что я и делаю в финале этой репризы», – говорил Попов.

 

После гастролей Попова в Англии в одной из газет вышла рецензия под заголовком «В туманном Лондоне появился солнечный клоун». Гастроли же в Японии запомнились курьезом: «Зашел в магазин, чтобы куртку на крупной молнии купить. Знаками показываю: нужна куртка, вжик-вжик, крупная молния! Наконец, до продавца-японца вроде дошло, сел на мотороллер и укатил. Через полчаса прилетает, улыбка до ушей. Протягивает коробку какую-то. Мы радостные открываем, а там… нож для харакири». А еще Олег Попов — первый клоун, в честь которого в Союзе выпустили игрушки.

 

Свою первую клоунскую кепку артист нашел на «Мосфильме» в 1953 году во время съемок в кинокартине «Арена смелых» – его пригласили туда как молодого, подающего надежды клоуна. «Привели нас в костюмерную студию, где можно было что-то поискать для съемки. Тут-то я и увидел среди множества головных уборов – шляп, беретов, фуражек – необычную кепку в клеточку. Наверное, сшили ее для героя какого-то комедийного фильма. Примерил я кепку – и она оказалась 60-го размера, как раз по моей голове. Я попросил, и мне ее подарили. Она, можно сказать, мой торговый знак», – рассказывал Попов. Сколько всего было кепок за долгую клоунскую жизнь, сосчитать невозможно: артист щедро одаривал ими своих друзей и молодых артистов.

 

За свою жизнь клоун встретился с множеством знаменитых людей, среди них принц Чарльз Уэльский и князь Ренье III, из рук которого он в Монте-Карло получил свою первую статуэтку «Золотой клоун» – высший приз циркового артиста. Однако самой знаменательной встречей артист всегда считал знакомство с Чарли Чаплином в 1964 году. Фильмы с его участием Попов очень любил смотреть в детстве: когда мама давала деньги на мороженое, Олег бежал в кинотеатр и покупал билет на фильм с Чарли. Став клоуном, он посвятил своему кумиру одну из своих реприз.

 

По мнению Попова, в жанре пантомимы не было лучшего образца для подражания, чем Чаплин. Он признавался, что для него образ бродяжки Чарли – это икона, высший уровень актерского мастерства: «Чаплин не знал русский, я английский, но мы все равно около часа разговаривали, что-то показывали друг другу, смеялись. Не могу вспомнить, о чем мы говорили, но, видимо, о чем-то приятном, раз нам было весело».

 

«Мы манеж называем тарелкой»

 

С 1991 года Попов жил и работал в Германии. Гражданство оставил российское. В Германии Олег Попов выступал под псевдонимом Счастливый Ганс. Освоился быстро: «У цирка нет языка и нет времени. Тут главное — трюк, а слов совсем мало — только когда тебя представляют. Но и этих слов конферансье ты можешь не понимать — просто услышишь свое имя, натянешь улыбку — и вперед. В нашем деле главное — здоровье, а остальное, как говорил Марк Местечкин, бывший главный режиссер Московского цирка на Цветном бульваре, купим в ларьке!»

 

В быту Попов больше всего терпеть не мог обыденность. Как истинный жизнелюб и эксцентрик он очень любил во время общения с родными и близкими привлекать их внимание. В жизни его дурачество было таким же мастерским, как и игра на сцене: так, например, Попов иногда красил левый мизинец женским лаком для ногтей красного цвета. Когда у него спрашивали, зачем он это сделал, тот обычно отвечал: «Да так просто. Дурачился».

 

У Попова была своя простая формула счастья, которой он с радостью делился: здоровье, крепкая семья и дети. Правда, в случае с солнечным клоуном для этой формулы был необходим еще один компонент – потребность выходить на манеж. Несмотря на то, что гастрольный график клоуна всегда был очень плотным, сам он с большим удовольствием ходил в цирк как зритель – интересовался новым поколением артистов: «Мне всегда интересно, что делает молодежь. Бывают конкурсы молодых артистов цирка, и они что-то приносят. А ведь это важно для искусства – приносить, а не уносить».

 

Вместе с тем Попов порицал ошибочное представление молодых артистов о клоунаде как о кривлянии и шутовстве, на которое способен любой: «Может показаться, что быть клоуном цирка так же легко, как на карнавале. Но когда выходишь на манеж, понимаешь, что это не такая уж и легкая профессия. Мы манеж называем тарелкой – что ты туда положишь, то и съешь».

 

«Человеку необходима, как витамин, улыбка»

 

Первой женой артиста была Александра Попова, скрипачка в цирковом оркестре, затем артистка цирка. Она умерла от рака в 1990 году. Вскоре Олег познакомился с Габриэллой Леманн. Она работала в аптеке, но цирк обожала: «У меня было хобби, большое. Жонглировать! Использовала все, что под руку попадется, даже пузырьки с лекарствами». В 1990 году она приехала из Германии в Австрию на гастроли Попова, подошла за автографом, а клоун у нее почему-то попросил телефон: «Я ту бумажку случайно потерял, но потом нашел в мусорной корзине, очень обрадовался, и позвонил». Через два года они сыграли свадьбу, ей было 30, ему — 62.

 

Потом они стали коллегами по цеху: «У нас было несколько совместных реприз с животными. Правда, не с дикими, а с домашними, — рассказывала Габи. — Были собачка и ручная крыса, лошади и пони. Я их дрессировала. А еще, если нужен костюм, помогала с эскизами». А иногда и с сюжетами: «Но его, как и всех мужчин, надо хвалить, – добавляла Габриэлла. – Неважно, моя это идея или его, нужно было быть дипломатичной и говорить: “Молодец, здорово придумал!”»

 

От первого брака у Попова осталась дочка Ольга: «Я очень хотел, чтобы Оля со мной выступала. Но я вечно в разъездах был, ее бабушка воспитывала, – рассказывал артист. – А моя первая жена была отличной скрипачкой и дочь записывала в музыкальные школы. Оля аж пищала, так не хотела играть. Говорил супруге, мол, вырастет, что-то не так в жизни пойдет, а ты, жена, виновата останешься. Так что, сам никогда дочку на манеж не подталкивал. Как-то мы уехали на гастроли в Америку, Оля сама записалась в училище и через четыре года начала танцевать на проволоке. Мы, как в моих мечтах, выступали в одной программе. Правда, она уже свое оттанцевала, живет тут же, в Германии, во Франкфурте с дочкой. Внук Евгений, когда был маленьким, несколько раз со мной выступил. А потом посмотрел, сколько клоунам платят, и не пошел в цирковое училище. Стал менеджером и сейчас живет в Москве».

 

Сам Попов считал, что его жизнь не могла сложиться иначе, что совершенствование себя в актерском мастерстве – это дело всей его жизни. Во время своего последнего общения с журналистами в ростовском аэропорту клоун сказал: «Человеку необходима, как витамин, улыбка. Я всегда пишу и говорю: встал утром – улыбнись, какая бы ни была погода или ситуация в жизни. Улыбка спасает людей. Если у вас появились какие-то дурные мысли, приходите в цирк».

 

Ему нравилось дарить радость другим: «Мне без юмора было бы трудно жить, – признался Олег Попов в одном из интервью. – Надо радоваться самому и доставлять. Главное – это оставить после себя чистый след, что я и стараюсь делать по мере сил. И если мой клоунский образ приносит людям радость, я счастлив. Конечно, я часто вспоминал, сколько раз приходилось работать с высокой температурой или воспалением легких. Врачи выносят тебя буквально на носилках на манеж, дежурят в цирке и после окончания представления увозят на карете “Скорой помощи” обратно в клинику. Естественно, зритель даже и не догадывался об этом. Таких примеров в моей жизни было предостаточно. Одно скажу: “Когда клоун смеется – с ним смеется весь мир. Когда клоун плачет – он плачет один”». Попов умер 2 ноября на 87 году жизни в Ростове-на-Дону, куда приехал с гастролями. Причиной смерти стала остановка сердца. По решению жены и дочери Олег Попов был похоронен в Германии в городе Эглофштайне, в соответствии с последней волей артиста — в клоунском костюме.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», Mir24.tv, Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты