Франклин Делано Рузвельт – президент на все века

0

В 1928 г. Демократическая партия CША выбирала единого кандидата в президенты. Мелкая сошка уже отсеялась, так что на арене остались два главных претендента – лихой ковбой Эл Смит и тяжело больной Франклин Делано Рузвельт. «Политическая борьба – не что иное, как продолжение борьбы за женщину», – бесцеремонно заявил Смит, намекая на немощь соперника. Но ни один мускул не дрогнул на лице будущего президента: он-то знал, что политической воли, равно как и мужской силы, ему не занимать.

Двойка из солидарности

Попасть в элиту сложно всегда, а уж в Америке – тем более: сколько бы ни говорили о демократии и равенстве возможностей, но правда жизни такова, что ключевые посты распределяются среди узкого круга влиятельных семей, причем преемственность обеспечивается с детства – сперва привилегированные школы, затем – элитарные университеты и закрытые клубы.

Тридцать второй президент США не стал исключением. Он появился на свет 30 января 1882 г. в семье латифундиста Джеймса Рузвельта и аристократки Сары Делано. Джеймс был наследником голландских колонистов, перебравшихся в Америку еще в XVI веке. Сара происходила из древнего бургундского рода Де Ла Нуа. По семейному преданию, ее прапрадед принял веру гугенотов и был вынужден скрываться от инквизиции в Новом свете.

Джеймсу и Саре хотелось, чтобы их единственный сын не посрамил своих предков. До 14 лет Франклин получал домашнее образование, вдобавок родители часто возили его в Европу, знакомили с шедеврами искусства и архитектуры, а заодно помогали изучать иностранные языки и обзаводиться полезными знакомствами. Как и все отцы, Джеймс приобщил мальчика к спорту, занимаясь с сыном верховой ездой и яхтингом, а чтобы привить сыну вкус к большим делам, водил то в Белый дом, то в Конгресс. Один раз Рузвельт-старший притащил пятилетнего Франклина на прием к президенту Кливленду. Растрогавшись, глава государства погладил малыша по голове и сказал: «Мой мальчик, я выскажу тебе странное пожелание. Пусть ты никогда не станешь президентом!»

Но Джеймс и Сара придерживались иного мнения, с детства настраивая сына на успех. До конца своих дней Сара умилялась, вспоминая, как во время возни в песочнице малыш заявил ей: «Если я не отдам приказ, ничего не получится!» Между тем отец боялся, что чрезмерная опека матери сделает Франклина робким и нелюдимым: в мире, где ему предстояло жить, все решали связи, а замкнутый человек оставался не у дел. Так подросток оказался в Гротоне – престижной частной школе для детей высокопоставленных родителей. Пришлось приноровиться к новым порядкам. «Сегодня я заслужил первый «неуд», и я очень этому рад, так как до сих пор считалось, что мне недостает корпоративного чувства», – писал Франклин матери. В конце концов будущий президент нашел компромисс – время от времени получать ровно столько двоек, сколько требуется для того, чтобы не считаться ботаником и в то же время не испортить аттестат. С тех пор чувство меры и здоровый прагматизм станут отличительной чертой политики Рузвельта.

После школы юноша окончил Гарвард, а затем устроился на работу в юридическую контору и вступил в Демократическую партию США. Какое-то время он совмещал  адвокатскую практику с политикой, но когда в 1910 г. пришло время выбирать между сенаторским креслом в Нью-Йоркской легислатуре и деловой карьерой, Рузвельт сделал ставку на политику.

Свободный брак

Американцы боготворят семейные ценности, поэтому любой серьезный политик должен обзавестись добродетельной супругой и шустрыми детишками. В 1905 г. Франклин Делано Рузвельт женился на своей кузине Элеоноре – правда, без особой любви. Да и как могло быть иначе, если жених слыл красавцем, острословом и дамским угодником, а невеста считалась безнадежной дурнушкой. Дома ее называли Бабушкой, а легкомысленная мать не отказывала себе в удовольствии поддразнить девочку. Но, несмотря на множество комплексов, Элеонора была девушкой неглупой, умела вести себя в обществе и старалась во всем помогать мужу, хотя душа уже предчувствовала измену. «Он такой восхитительный… Мне его не удержать», – плакалась она подруге.

Став помощником морского министра, Рузвельт начал подолгу задерживаться на работе, чтобы поболтать со своей секретаршей Люси Мерсер. Вскоре Элеоноре донесли, что во время очередной командировки Люси ночевала в одном номере с шефом, причем Рузвельт выдавал ее за свою жену, чтобы обмануть бдительного администратора. Но тогда она не верила слухам. Обман открылся лишь в 1918 г., когда будущий президент угодил в больницу с воспалением легких, а Элеонора решила тем временем разобраться с его корреспонденцией – и, разумеется, наткнулась на стопку любовных писем. Семейный совет постановил: супруги не должны ограничивать свободу друг друга, но перед этим Франклин должен порвать с Люси. Даже Сара, обожавшая сына, приняла сторону невестки, которую раньше недолюбливала, и даже грозилась лишить его наследства, вздумай он развестись с Элеонорой. В итоге брак удалось спасти, но отношения между супругами расстроились.

Известно, что президент и первая леди ночевали в разных спальнях и старались лишний раз не пересекаться, однако свято чтили репутацию друг друга. Элеонора делала вид, что ничего не знает о тайных свиданиях мужа с Люси. При этом Рузвельт умудрялся параллельно крутить романы с другими дамами. Так, норвежская принцесса Мерта грозилась отречься от права престолонаследия, чтобы поселиться в США и каждый день видеть любимого, а издательница Дороти Шифф посвятила Рузвельту книгу.

Особенно ценил дамский угодник свою помощницу Маргарет Ле Хайд. Когда скромница, опасаясь слухов, уволилась из Белого дома, Рузвельт назначил ей двойную пенсию, а через 20 лет его вмешательство спасло Маргарет жизнь. Лишившись речи после инсульта, женщина пыталась покончить с собой. Узнав об этом, Рузвельт полностью оплатил лечение, назначил даме сердца полный пансион в Белом доме и каждый день навещал ее. В конце концов Маргарет передалось его неукротимое жизнелюбие, и она благополучно дожила до старости.

Впрочем, любвеобильному президенту тоже пришлось выгораживать шашни жены. Когда Элеонора увлеклась журналисткой Лореной Гикок, Рузвельт тут же предоставил ей квартиру в Белом доме как раз напротив кабинета первой леди, чтобы той не приходилось оправдываться за свою странную дружбу. А потом президент снова начал проводить отпуск с женой, причем всякий раз чету Рузвельт сопровождала Лорена.

Наперекор судьбе

Но как бы ни складывались отношения супругов, Элеонора всегда и во всем поддерживала мужа. Еще до президентства Рузвельта, в 1921 г. в семью пришло горе: сводив сыновей на рыбалку, глава семьи слег с полиомиелитом. Как выяснилось, перед этим Рузвельту, под самую завязку заваленному работой, нездоровилось уже несколько дней, но он все же решил искупаться за компанию с детьми. Вечером у него начался жар, а наутро незадачливый рыбак не поднялся с постели. Выйдя из больницы инвалидом-колясочником, будущий президент не смирился со своим недугом и не оставлял надежды снова встать на ноги, но единственное, чего он смог добиться с помощью изнурительных тренировок – это пройти несколько метров на костылях и со стальными шинами. Когда началась президентская гонка, Рузвельт гордо следовал в залы заседаний, опираясь на старших сыновей – назло своему главному сопернику Элу Смиту, нередко отпускавшему ехидные намеки насчет его немощи, а однажды даже поднялся по лестнице на руках. В конце концов окружающие перестали замечать его увечье. «Рузвельт сделал для страны так много, потому что болезнь не позволяла ему отвлекаться на митинги и прочую беготню, поэтому он спокойно и методично выполнял свою работу», – вспоминал журналист Луи Хоу.

Элеонора сделала все возможное, чтобы привести мужа к победе. С трудом преодолевая робость, вчерашняя домохозяйка взяла на себя часть канцелярской работы, привлекала в дом нужных людей, и даже научилась водить машину, хотя раньше смертельно боялась садиться за руль. «Поддерживая мужа, я сама обрела силу», – говорила Элеонора, чувствуя, как в ней просыпается увлечение политикой. Миссис Рузвельт семь лет проработала главным заместителем кандидата Рузвельта, а став первой леди Америки, примкнула к женскому движению.

Мужество Рузвельта в сочетании с самоотверженностью его жены поразило избирателей до глубины души. В итоге он обошел республиканца Гувера, который не смог преодолеть Великую Депрессию. Новый президент принимал Америку с разрушенной промышленностью, убитым сельским хозяйством и миллионами безработных.

Капитализм с человеческим лицом

Прежде всего требовалось разрядить революционную обстановку – озлобленные граждане, доведенные свободным рынком до беспросветной нищеты, представляли немалую угрозу. Президент начал с того, что на четыре дня закрыл все банки и объявил войну инфляции, запретив выпуск денег без подкрепления золотом, а затем принял закон о социальном обеспечении, согласно которому безработные американцы начали получать пособие, а трудовые коллективы и профсоюзы обрели право легально отстаивать свои интересы. Затем Рузвельт позаботился о том, чтобы убрать с улиц взрывоопасный контингент, привлекая нетрудоустроенных граждан к общественным работам. Само собой, это не решало всей проблемы, но зато многие люди вновь ощутили свою значимость. Получая за свои труды хотя и скромную, но все-таки зарплату, безработный сбрасывал с себя ненавистный ярлык неудачника-иждивенца.

Когда напряжение пошло на спад, Рузвельт задумался о реформах. Если произвол олигархов и биржевых спекулянтов вверг страну в кризис, то государство должно взять новый курс, чтобы свобода отдельных личностей не вышла боком для всего народа. Президентская администрация обязала банки рефинансировать долги фермеров, а во избежание перепроизводства было внедрено государственное планирование объемов выпускаемой продукции. Когда Рузвельта критиковали за покушение на святая святых американского менталитета – свободу предпринимательства, он с достоинством отвечал, что «нация не обязана стать жестокой, чтобы быть сильнее», а его задача состоит не в том, чтобы насаждать в Америке социализм, а в том, чтобы «уберечь банкиров и бизнесменов от самоубийства». К тому же президент знал, как нейтрализовать оппонентов мирным путем: в ход шло и ораторское мастерство, и увещевательная беседа с глазу на глаз, и должностное покровительство нужным людям, и апелляция к общественному мнению, которое было всецело на стороне Рузвельта: недаром он стал единственным президентом в истории США, отслужившим четыре срока подряд. Кроме того, президент сумел прикормить прессу. Многие журналисты не раз вспоминали знаменитые «беседы у камина», когда можно было без предварительного согласования задать главе государства любой вопрос.

Звездный час Рузвельта пробил в годы Второй мировой войны. Маневрируя между двумя полюсами, президент США до самого последнего момента декларировал нейтралитет, одновременно изыскивая возможности взбодрить экономику страны за счет военных заказов. Когда Курская дуга решила исход войны, Рузвельт тут же напросился в союзники к СССР, чтобы обеспечить себе голос при переделе мира, но и там не стал обременять Америку лишними обязательствами, ограничившись беспроцентным кредитом на поставки вооружения и продовольствия для Красной Армии. Хотя на людях Рузвельт критиковал Уинстона Черчилля за нежелание открывать второй фронт, американская армия точно так же не спешила воевать, хотя формально США еще в 1941 г. объявили войну Японии после истории с Перл-Харбор, в которую надеялись втянуть заодно и СССР.

Вместе с тем Рузвельт ударными темпами наращивал обороноспособность своей страны, инициировав работы по созданию атомного оружия под кодовым названием «проект Манхэттен». Старания президента не пропали даром: после войны США, избежавшие военной разрухи, смогли диктовать условия старушке Европе, уверенно прокладывая путь к мировой гегемонии с помощью доллара – единственной валюты, неподвластной инфляции. К тому же Рузвельт выступал одним из главных инициаторов создания ООН.

Предполагалась, что организация будет заниматься мирным урегулированием геополитических споров, но поскольку сила всегда выглядит убедительнее, главной миссией миротворцев стала выдача ярлыков на карательные операции. К счастью, Рузвельт этого уже не увидел. 12 апреля 1945 г. тридцать второй президент США скоропостижно скончался от инсульта, когда русская художница Елизавета Шуманова писала его портрет.

Первая леди встретила печальную новость сдержанно и в то же время двусмысленно: «Я больше сочувствую нашей стране и миру, чем себе». Лишь через несколько лет, когда порочные чары Лорены рассеялись, Элеонора Рузвельт поняла, как сильно любила своего ветреного мужа. Когда на склоне лет к ней подкралась лейкемия, и стало ясно, что пора готовиться к уходу, пожилая женщина призналась подруге: «Я не боюсь смерти. Ведь я смогу снова быть с ним, а это единственное, чего я хочу».

Подготовила Анабель Ли,
по материалам tonnel.ru, c-cafe.ru, peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты