Георгий Гурджиев: наставник вождей и учитель учителей

0

«Человек есть то, что должно превзойти!» – страстно вещал на рубеже веков вдохновенный голос Фридриха Ницше. Этот клич мгновенно подхватили мистики. Георгий Иванович Гурджиев был одним из тех, кто отважился ступить на тонкий канат, натянутый над пропастью, отсекающей обывателя от Сверхчеловека. Какое-то время он даже верил, что сможет увести за собой других, но, как и Заратустра, потерпел фиаско: ученики сотворили себе нового кумира…

Гуру из армянской глубинки

Эзотерика – вещь противоречивая: с одной стороны – возвышение духа, с другой стороны – бизнес по промывке мозгов. Столь же противоречивы и личности оккультистов: проходят века, и даже самые дотошные исследователи не могут разобраться, кем все-таки они были – посланцами высших сил или ловкими шарлатанами. Георгий Гурджиев, основатель школы Четвертого пути, еще при жизни ставший легендой движения «Нью Эйдж», так искусно смешал правду с мистификацией, что его биография до сих пор ставит историков в тупик.

Ему удалось превратить в интригу даже собственный день рождения. Гуру милостиво принимал поздравления учеников 14 января, но всякий раз называл новый год рождения – как правило, между 1873 и 1877 годами. К тому же Гурджиев то и дело менял имена, появляясь перед восторженной публикой то как Черный грек, то как Тигр Туркестана, а некоторое время даже выдавал себя за «племянника князя Мухранского»: хотя имя в магии значит очень много, правды в именах нет.

О своем детстве учитель не распространялся, вскользь упоминая о том, что родом он из захолустного армянского городка Александрополя, а его отец – наследник древней греческой династии ашоков – исполнителей народного эпоса и храмовой музыки. Верный традициям предков, Иван Гурджиев вечно где-то пропадал, коллекционируя фольклор. Мать будущего гуру, простая армянская мещанка, была вынуждена пригласить воспитателя, дабы не лишать сына мужского общества. Так в семью вошел православный священник Борш, приобщивший мальчика к апокрифическим христианским учениям. Духовные наклонности Георгия проявились очень рано, и ему прочили духовную карьеру, но вмешался голос крови – в 13 лет подросток сбежал из дома и, прибившись к компании таких же юных бродяг, гордо именовавших себя «искателями Истины», отправился странствовать. По словам Гурджиева, за эти годы он побывал у тибетских лам, прикоснулся к тайнам персидских суфиев и получил благословение монгольских шаманов. Постигнув все пути совершенствования духа, юноша пришел к выводу, что для современного человека они, увы, абсолютно неприемлемы. Во-первых, йоги, монахи и факиры должны полностью отречься от мира, а во-вторых, развитие человека в рамках любой традиции будет неполным: факиры сосредоточены на физическом теле, монахи взывают к эмоциям, йога ставит во главу угла интеллект, хотя человек задуман Вселенной как существо целостное и всесторонне развитое. Тогда Гурджиев решил разработать Четвертый путь для человечества.

В 1911 г. новоиспеченный гуру прибыл в Петербург и начал проповедовать свое учение в светских салонах. Современники отмечали, что Черный грек прекрасно владел гипнозом и мог заразить своими идеями кого угодно, хотя сам производил отнюдь не благостное впечатление. «Все мы знали, что он злой, коварный и страшный человек, – признается одна из адепток школы Четвертого пути. – Но он обладал качествами, которые никого не оставляли равнодушным. Беседуя с ним, люди теряли чувство времени». Впрочем, кто сказал, что учитель должен быть приторным, как сахар? Американский журналист Карл Зигроссер, напротив, полагал, что «господин Гурджиев играл роль раздражителя, чтобы пробудить сознание тех, кто рядом». Ведь, согласно учению Четвертого пути, как раз привычка к удовольствиям и самолюбованию превращает человека в биоробота, который не живет, а спит наяву, реагируя на внешние импульсы стереотипными действиями. «Человек рождается, живет, умирает, строит дома, пишет книги не так, как он хочет, а как это случается, – писал Гурджиев. – Все случается. Человек не любит, не ненавидит, не желает – все это случается».

Магия для диктатуры пролетариата

В 1917 г. Гурджиев перебрался в Тифлис, чтобы революционные матросы не отвлекали учеников от таинств мироздания. Вскоре в тихом кавказском городе на средства, собранные верным соратником гуру Петром Успенским, открылся Институт гармонического развития человека, в стенах которого Черный грек продолжал экспериментировать с сознанием паствы.

Кавказ свел Гурджиева с другой неординарной личностью – молодым революционером Иосифом Джугашвили. Жители Тифлиса охотно показывают туристам дом, в котором Тигр Туркестана снимал квартиру на пару с «другом Сосо», но при каких обстоятельствах произошло знакомство – доподлинно неизвестно. Скорей всего, двух незаурядных людей сблизил интерес к театру: Коба был заядлым театралом и не мог пропустить сенсационного балета «Борьба магов», который Гурджиев поставил с помощью своей подруги Жанны Зальцман, в миру – хореографа. До сих пор гуляет легенда, что Сталин изменил дату своего рождения вовсе не в целях конспирации, а как раз по совету Черного грека: тот специально подобрал приятелю гороскоп, обрекающий на могущество. По мнению краеведа Ольги Чихун, Коба обучался у Гурджиева еще и гипнозу. Но пути мистики и революции вскоре разошлись, и в 1921 г. Тигр Туркестана навсегда покинул Россию. Для начала гуру подался в Константинополь, но в Турции начались гонения на русских, поэтому пришлось срочно перебираться в Германию – в те времена послевоенный Берлин считался меккой оккультных наук. Черный грек был вхож в знаменитое общество «Туле», откуда впоследствии вышли многие лидеры Третьего рейха и видные чины «Анненербе».

В Берлине Гурджиев подружился с «нацистским пророком» Карлом Хаусгофером, в ту пору еще скромным мистиком – ариософом. Взгляды немецких мистиков были очень близки Черному греку: ариософская космогония исходит из того, что эволюция движется по пути освобождения духа из оков материи. При этом творческая энергия исходит от Бога-Абсолюта, в то время как материю создает Демиург – олицетворение космического зла. Каждая планета превращается в поле битвы противоборствующих сил, но в материальных мирах злое начало обычно побеждает, потому что божественной энергии трудно преодолеть косность материи. Позже Гурджиев несколько доработал туманные идеи оккультистов «Туле», выстроив четкую и наглядную мифологию. В своей книге «Все и вся, или Сказки Вельзевула, рассказанные им своему внуку» гуру утверждает, что «лучи творчества Абсолюта» порождают семь систем миров. По мере удаления от первоисточника плотность материи возрастает, вследствие чего увеличивается количество законов, ограничивающих свободу духовного творчества. Если в мире Абсолюта правит всего один закон – закон свободы воли, то в следующем мире действуют уже три свода законов, в то время как на Земле их насчитывается уже сорок восемь. Ниже нашей планеты стоит только мертвая Луна, полностью порабощенная девяноста восемью законами бытия. Силы Демиурга препятствуют развитию человечества, вынуждая людей устремлять свои взоры на низменное и материальное, к Луне. По мнению Гурджиева, с этой целью в астральное тело человека Демиург внедрил особенный орган – кундабуфер, который блокирует восходящие потоки мысли и вознаграждает человека ощущением чувственного удовольствия от «служения Луне». Свою задачу Черный грек видел в том, чтобы заблокировать кундабуфер и открыть человеку путь к Абсолюту. В ход шло все – ритмопластические упражнения и танцы, лекции, путешествия по «местам силы» и коллективные медитации под музыку, записанную гуру во время странствий. Гурджиев знал толк в воздействии звуков на подсознание. «Обычно музыка уносит меня в мир образов и невыраженных мышечных реакций, косвенно будоражащих эмоции. Но эта музыка совершенно не уносила меня: ее воздействие концентрировалось на моей сущности. Она пела, словно ее послание было предназначено для меня одного в целом мире – кроме того, и другие после ее прослушивания описывали в точности такие же чувства. Она пробуждала во мне невыразимую и страстную духовную устремленность. То, что я услышал в течение тех нескольких часов, сделало почти всю остальную музыку скучной и необязательной», – писал Карл Зигроссер, побывав в гостях у Черного грека.

Сумерки магов

В 1922 г. одна из поклонниц подарила гуру роскошное имение в Фонтенбло, ранее принадлежавшее самой маркизе де Ментенон. Там и обосновался Институт гармонического развития человека. Грамотная реклама делала свое дело – одна только демонстрация храмовых танцев и факирских трюков на Елисейских полях привлекла множество именитых адептов. За советом к Черному греку обращались Олдос Хаксли, Джон Бойтнон Пристли, Колин Уилсон и Алджерон Блеквуд, а среди его паствы можно было встретить пианиста Кита Джареда и разведчика Поля Дюкса, оперную диву Жоржетту Леблан и светскую львицу леди Мэри Ротермир, скульптора Сергея Меркулова и режиссера Клода Любчански. Даже главный суфий ХХ века Идрис Шах почитал за честь быть учеником Гурджиева.

Между тем воспитание в школе Четвертого пути было жестким: ученикам вменялось в обязанность трудиться на полях, пасти скот, колоть дрова и носить воду. Гуру полагал, что максимальное напряжение сил насыщает тело достаточным количеством энергии, чтобы человек мог как можно дольше удерживать себя в состоянии «самосознания». В обычной жизни такое состояние возникает спонтанно, как правило, под действием стресса или наркотика, но пребывать в нем постоянно может лишь тот, кто находится в неразрывной связи с Космосом и черпает энергию прямо от Абсолюта. Тем не менее, со стороны это выглядело как банальная эксплуатация труда верующих и оттого порядком раздражало его старого друга – русского философа и эзотерика Петра Успенского. К тому же Гурджиев то и дело перепоручал учеников своему новому приятелю – редактору нашумевшего журнала «Нью Эйдж» Джорджу Ореджу, вынуждая Успенского терзаться ревностью. А когда Гурджиев открыл филиал своей школы в Нью-Йорке, бывший соратник прямо обвинил его в профанации. В конце концов оба мистика разошлись с миром, причем Гурджиев уступил свой Институт Успенскому, оставив, однако, за собой право на поместье в Фонтенбло. Вскоре гуру основал новое учение под названием «Путь хитреца, или Айда-йога». В оккультных кругах оно считается чисто коммерческим проектом, но Гурджиев и здесь нашел себе оправдание. Отныне он твердил, что истинное знание должно быть оплачено, а поскольку платить всерьез никто не хочет – получайте просветление в демо-версии. Если раньше гуру говорил ученикам: «Я не могу вас развить, я могу лишь создать условия, при которых вы могли бы развивать себя», то отныне он запел другую песню, знакомую всем эзотерикам: тайные науки не должны становиться достоянием масс. «Когда знание дается всем, никто не получает ничего», – говаривал гуру в кругу друзей, хотя на людях продолжал утверждать, что достичь просветления собственными силами человек не может – чтобы сломить сопротивление материи, требуются коллективные усилия.

Но высшие силы не прощают насмешек: в 1924 г., возвращаясь из Нью-Йорка, Гурджиев попал в автокатастрофу, которая оставила его инвалидом с парализованной рукой. Тогда гуру окончательно передал свою паству Ореджу, а сам погрузился в литературную деятельность, изложив главные постулаты своего учения в трех книгах – «Встречи с замечательными людьми», «Жизнь реальна, только когда я есмь» и уже упоминавшиеся «Сказки Вельзевула».

Когда ближайшие сподвижники Черного грека по «Туле» удосужились построить государство, в котором Генрих Гиммлер – бесноватый рейхсфюрер СС с образованием зоотехника – выводил новую расу «сверхличностей» по тем же принципам, что и новую породу кур, а в университетах на полном серьезе преподавали теорию Мирового льда, Гурджиев зарекся браться за перо, чтобы в будущем самозваные толмачи не переврали его слова. После Второй мировой войны гуру удалился от мира, а в 1949 г. тихо скончался в Фонтенбло. Но верные адепты не забыли своего учителя – в 1951 г. Жанна Зальцман основала Международный Гурджиевский фонд, и по сей день распространяющий учение Четвертого пути во всем мире. Удастся ли новым поклонникам Сверхчеловека избежать древних искушений – покажет время…

Подготовила Анабель Ли,
по материалам fway.org, gurjievcub.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты