Швейцарский архитектор крымского Южнобережья

0

Уроженец Берна Карл Эшлиман 60 лет прожил в Крыму. Здесь он женился, вырастил детей, построил дворцы, церкви, исторические памятники и имения русских дворян.

Случайный попутчик

В центре Ялты, в окружении пышных магнолий, лавров и кипарисов приютилась старинная вилла в мавританском стиле – бывший особняк Е.Ф. Лищинской. В двух шагах плещутся ласковые волны Черного моря, набережная чуть ли не круглый год залита щедрым южным солнцем, воздух напоен терпкими ароматами цветов, эфирных масел и водорослей. Именно здесь расположен Ялтинский историко-литературный музей. Это один из старейших музеев Украины, который был основан в 1892 году при Ялтинском отделении Крымско-Кавказского горного клуба.

Много историй могут поведать его хранители – об античном прошлом славной Тавриды, о временах бесконечных походов, завоеваний и миграций через Крымский полуостров, об ожесточенных схватках и кровопролитных сражениях, которые терзали крымскую землю на протяжении всей ее истории, и наконец – о писателях, путешественниках, ученых и поэтах, которые были частыми гостями в приветливом южном краю. А еще немалый вклад внес в историю Крыма архитектор из Швейцарии Карл Эшлиман.

Имя Карла Эшлимана (1808-1893) историки незаслуженно обходят вниманием. А между тем этот отважный и трудолюбивый швейцарец более полувека своей жизни посвятил благоустройству Таврического края, здесь он построил многочисленные здания, памятники, церкви. О крымской судьбе швейцарского градостроителя рассказала заведующая отделом культуры Ялтинского историко-литературного музея Людмила Михайловна Иванова.

Эшлиман родился в городке Бургдорфе (кантон Берн), расположенном в долине Эмменталь, родине знаменитого сыра. Изучал архитектуру в Берне и в странах Западной Европы, затем занимал должность помощника городского архитектора Берна.

О далеком солнечном Крыме молодой градостроитель, наверное, в ту пору и не помышлял. Если бы не вмешался Его Величество Случай. В газете Эшлиман прочитал объявление, что богатая семья ищет попутчика своему сыну для поездки на юг России. Речь шла о молодом графе Ошандо-де-ла-Банда. Испанский аристократ отправлялся в Крым по приглашению княгини А.С. Голицыной поправить свое здоровье. Голицына, будучи проездом в Швейцарии, познакомилась с семьей графа и, узнав, что их сыну врачи рекомендовали теплый климат, любезно пригласила погостить в своем кореизском имении. В конкурсе на должность попутчика из 29 кандидатов выбрали Карла Эшлимана.

В Кореиз молодые люди приехали летом 1828 года. Княгиня Голицына оказала им весьма любезный прием, и Карл задержался в гостеприимном имении дольше, чем предполагал.
А тем временем на юге России разразилась чума. Дороги на Одессу, где у Эшлимана остались вещи, перекрыли. Княгиня Голицына решила помочь молодому архитектору, предложила выгодное место в своем имении. И именно здесь, на солнечных берегах Тавриды, омытых изумрудными волнами ласкового моря, в доме князей Голицыных Карл Иванович Эшлиман (как его стали величать в России) встретил свою судьбу.

Визит незнакомки

Елена Маурер, также уроженка Швейцарии, оказалась в Крыму случайно, как и ее будущий супруг Карл. Отец Елены занимал высокий пост в городе Шаффхаузен, придерживался в политике республиканских взглядов. После свержения Наполеона он впал в немилость, был объявлен сторонником диктатора, и, несмотря на все его заслуги, Якова Маурера уволили с должности. Не перенеся такого удара судьбы, Маурер заболел и вскоре умер. После него остались вдова и дети, которые были не прочь покинуть город, где все напоминало о печальных событиях. В дело опять-таки вмешался Случай.

Однажды ночью в дом постучалась незнакомка и попросила укрыть ее на ночь от полиции. Утром она уговорила дочь Маурера Елену сопровождать ее до городских ворот. Новые знакомые, видимо, понравились друг другу и не расставались до самой Лифляндии, где у баронессы Крюднер (так звали таинственную незнакомку) было собственное имение. Баронесса увлекалась модным в то время течением мистицизма, что в глазах швейцарских властей выглядело как посягательство на религиозные устои христианской церкви. Новоявленная проповедница была персоной нон грата в патриархальных кругах швейцарской аристократии.

Прибыв зимой 1817 года в ее имение в Лифляндской губернии (в то время – территория Российской империи, сегодня она разделена между Латвией и Эстонией), Елена написала матери в Швейцарию, и вскоре семья воссоединилась. Баронесса пригласила не только вдову Маурер, но и всех ее детей, оставшихся в Шаффхаузене, присоединиться к ней в России. Мауреры с радостью согласились: вначале они жили в Лифляндии, а затем переехали в Крым вместе с баронессой Крюднер, которую пригласила А.С. Голицына, также поклонница мистицизма.

В Крыму вдова Маурер купила небольшое имение на берегу реки Альмы, у деревни Азек под Бахчисараем. Здесь и повстречались Елена Маурер и Карл Эшлиман. Вскоре поженились и прожили в Крыму долгую и счастливую жизнь.

Крымские жемчужины

В 1829-31 годах Эшлиман работал в основном в имении княгини Голицыной, здесь он построил красивейшую церковь и часовню в готическом стиле (увлечение готикой объяснялось, скорее всего, мистическими пристрастиями хозяйки). До наших дней эти архитектурные жемчужины не сохранились.

Голицына познакомила своего швейцарского протеже с графом М.С. Воронцовым, занимавшим пост новороссийского и бессарабского генерал-губернатора. Воронцов оценил по достоинству талант, работоспособность и деловую хватку молодого архитектора и предложил ему должность помощника архитектора Южного берега Крыма. Эшлиман согласился и с 1 января 1832 года поступил на российскую службу. А уже 16 октября 1834 года, после ухода в отставку первого архитектора Эльсона, Эшлиман был назначен на его пост с возложением на него права всех казенных построек,  а также надзора за частным строительством.

К сожалению, собственно архитектором на Южном берегу Эшлиману довелось выступать не часто: чаще всего Карл Иванович был исполнителем, а не автором проектов.

В 1835-37 годах он построил в Ялте по проекту архитектора Г. Торичелли собор святого Иоанна Златоуста. Это был первый православный храм, возведенный в Ялте после присоединения Крыма к России. Импозантный собор, в стиле древних византийских базилик, живописно расположился на Поликуровском холме.

Во время строительства храма Карл Иванович писал графу Воронцову: «… по справкам, собранным мною у старожилов деревень, ялтинских и аутских греков, древний храм в Ялте носил имя святого Иоанна Златоуста – касательно того же, какие иконы писать на иконостасе, я совершенно никаких на то познаний не имею». Да и неудивительно, ведь Эшлиман и вся его семья принадлежали к евангелистской церкви. Иконы для иконостаса и сам иконостас были изготовлены в Одессе у мастера Игнатия Полуинского. Храм же был освящен во имя одного из главных святых восточно-христианской церкви – Иоанна Златоуста.

На следующий день после освящения храма Ялту посетил император Николай I и его супруга императрица Александра Федоровна. Поднявшись к храму на Поликуровский холм, Николай I был очарован открывшимся видом на Ялту. Некоторые историки утверждают, что это и подтолкнуло его присвоить Ялте статус города.

В годы Второй мировой войны храм был разрушен. Сохранилась только высокая колокольня, которой любовались ялтинцы и гости южнобережной столицы. В 1998 году церковь была восстановлена.

В 1843 году по поручению князя Воронцова Эшлиман составил план города Ялты, который был впоследствии утвержден императором Николаем I.

В 1848 году по проекту Эшлимана были построены Байдарские ворота – памятник строителям южнобережной горной дороги Ялта-Севастополь.

«Мемуары ценны, когда написаны правдиво»

У архитектора была большая семья – четверо сыновей и пять дочерей. Богат Эшлиман никогда не был, отличался умеренностью в своих запросах. О его скромных доходах свидетельствует хотя бы тот факт, что когда ему предложили купить большой участок земли за 500 рублей в районе Ливадии, он отказался, так как не нашел необходимой суммы.

Умер Карл Иванович 16 апреля 1893 года в возрасте 85 лет в особняке, построенном им самим – «Планжи-Сарае» (сейчас это жилой дом №36 по улице Свердлова в Ялте). В память о заслугах швейцарского архитектора, который по праву считался уже русским градостроителем, высочайшим разрешением императора Александра III К.И. Эшлимана похоронили за церковной оградой собора Иоанна Златоуста на площадке, обращенной к городу и морю. Прах Эшлимана покоился под сенью православного храма до 1969 года, затем был перенесен на Поликуровский мемориал, где находится и поныне. На могиле архитектора установлен памятник из черного лабрадорита в форме четырехугольной пирамиды. На памятнике высечена любопытная символика – циркуль и наугольник. «Это масонские символы, – комментирует Людмила Михайловна Иванова. – Но это также и инструменты строителей. Я встречала такую символику и на других надгробных памятниках инженерам».

Старший сын архитектора, Александр Карлович Эшлиман (1839-1899), окончил Петровско-Разумовскую академию и Московское императорское техническое училище (сейчас – Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана). Дослужился до действительного статского советника и вышел в отставку.

Михаил Карлович Эшлиман (1846-1894) также окончил Петровско-Разумовскую академию, стал агрономом. Он был женат на сестре известного русского электротехника Яблочкова – Елене Николаевне. Младший сын, Владимир Карлович Эшлиман (1851-1908), стал архитектором и художником.

Неизвестно, как сложились судьбы четырех дочерей Эшлимана – Софии, Елизаветы, Марии, Анны. О дочери Каролине Карловне известно лишь, что она долго жила с отцом, написала о его жизни воспоминания. Благодаря ей мы и узнали большую часть сведений о швейцарском архитекторе Южнобережья. В своих беседах отец много рассказывал ей о своих встречах и беседах с выдающимися деятелями и с простыми людьми, очевидцами эпох Александра и Николая. Каролина Карловна уговаривала отца писать мемуары, но он со свойственной ему деликатностью отвечал: «Мемуары только тогда имеют цену, когда они написаны правдиво, подробно и откровенно: мне пришлось бы беспокоить тех, кто давно в гробу лежит, ворошить память не только людей достойных и честных, но также многих, кто этими качествами не обладал. Не хочу своими записями никого огорчать».

Неизвестно крымским историкам и о том, как сложилась судьба потомков Карла Эшлимана. Их след теряется после революции 1917 года. Последней оставалась в Крыму Каролина Карловна. Ее здесь видели до 1918 года, куда она направилась затем – неизвестно. Интересная деталь – после вступления России в Первую мировую войну, крымским немцам предложили выехать подальше от линии фронта. Это было мирное выселение, а не насильственная депортация. Вполне возможно, что крымских швейцарцев приняли за немцев и склонили к переезду. Таким образом, не исключено, что потомки Эшлимана вернулись на свою историческую родину. «В Москве сейчас живет правнучка архитектора Елена Александровна Эшлиман, – рассказала Людмила Михайловна. – По ее словам, кто-то из потомков ялтинского архитектора сегодня живет в Швейцарии, предположительно, в кантоне Берн, но связаться с ними до сих пор не удалось. Нам было бы очень интересно узнать, как сложилась их судьба за пределами России».

Лейла Бабаева,
«Наша газета», Швейцария

Поделиться.

Комментарии закрыты