Святитель всея Руси

0

Хотя в Библии сказано, что всякая власть – от Бога, это не значит, что она непременно благодатна. Татаро-монгольское иго, поглотившее Киевскую Русь, однозначно толковалось богословами как наказание за алчность и междоусобную рознь князей при полном попустительстве духовенства. Но как только миновал срок покаяния, Бог послал России праведника, с которого началось возрождение веры и народа – преподобного Сергия Радонежского. «Его духовная энергия вовлекала на новую орбиту вольные элементы и наполняла окружающее пространство новым смыслом, из которого на осколках старых княжеств прорастала современная Россия», – отмечает американский историк Джеймс Биллингтон.

Видение отрока Варфоломея

«Если и существует в мире святость, то ее стоит искать прежде всего у Сергия Радонежского, – пишет современный философ Вадим Штепа. – Святость – это не от мира сего». Как это понимать? В православной традиции святым считается тот, в ком вместо банального человеческого эго живет Божья Благодать, поэтому все его слова и деяния однозначно несут миру добро и свет. Мало просто совершать хорошие поступки – недаром сказано, что «благими намерениями устелена дорога в ад», поскольку в силу ограниченности земного ума представления человека о добре и зле отравлены иллюзиями. Так как самостоятельно осознать свое невежество человек не в состоянии, его духовные усилия должны быть направлены на то, чтобы не препятствовать Богу, жаждущему поселиться в каждой душе. Только одному проще противостоять соблазнам мира, другому тяжелее, а преподобного Сергия Бог избрал еще до появления на свет: когда благочестивая Мария, супруга ростовского боярина Кирилла, будучи на сносях, пошла помолиться в домовую церковь, во время литургии нерожденный младенец трижды откликался на пение священника – перед чтением Святого Евангелия, во время херувимской песни и на слова "Святая святым".
 
В житиях святых рождение необыкновенного ребенка часто сопровождается чудесными знамениями, но в отношении преподобного Сергия никаких свидетельств не сохранилось, а Епифаний Премудрый, летописец жития старца, не смел говорить о том, чего не знал из первых уст. Даже официальную дату рождения Сергия Радонежского – 3 мая 1314 г. – следует рассматривать как компромисс между историками, колеблющимися между 1313 и 1322 гг. Но для христианина это не важно – ведь ему предстоит вечная жизнь в Царствии Божьем.

Новорожденный оказался великим постником: если боярыне Марии случалось употребить в пищу мясо в среду и пятницу, маленький Варфоломей решительно отказывался от материнского молока. А вот с традиционным боярским воспитанием не заладилось сразу. К огорчению отца, ни слава, ни богатство не прельщали тихого задумчивого мальчика, да и в грамоте мальчик не преуспел – младший брат Петр заметно опережал его в учебе. Вскоре Варфоломей сделался в школе посмешищем, а родители жестоко укоряли его, хотя сын старался изо всех сил. После очередного трудного разговора боярин Кирилл, желая пробудить самолюбие Варфоломея, услал его на луг к лошадям, словно какого-то пастушка. Заливаясь слезами, мальчик молил Бога о даровании «книжного разумения». И Господь его услышал – по дороге Варфоломею встретился пожилой монах, творивший молитву под дубом прямо среди поля. В изможденном старце ощущалось такое величие духа, что мальчик, дождавшись окончания молитвы, бросился перед ним на колени и попросил благословения на учебу. Инок исполнил просьбу мальчика, помолился о нем Богу и пообещал, что вскоре он превзойдет всех своих братьев и сверстников.

Причастив мальчика, Божий посланник хотел удалиться, но Варфоломей упросил его посетить терем родителей. Хлебосольные хозяева тут же усадили гостя за стол, на что старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтырь. Пока Кирилл и Мария дивились перемене, старец предсказал Варфоломею особую судьбу: «Знамением истинности моих слов будет для вас то, что после моего ухода отрок будет хорошо знать грамоту и понимать священные книги. И вот второе знамение вам и предсказание — отрок будет велик пред Богом и людьми за свою добродетельную жизнь. Сын ваш будет обителью Святой Троицы и многих приведет вслед за собой к пониманию Божественных заповедей».

Жизнь для пользы

Пророчество сбывалось на глазах: после памятной встречи Варфоломей читал без запинки и толковал богословские премудрости не хуже ученых византийцев, а его невиданное усердие в укрощении плоти в конце концов смутило праздные умы домочадцев – много ли найдется людей, готовых жить только на хлебе и воде?
 
В 1328 г. Кирилл оставил суету княжего двора и перевез семейство в тихий Радонеж, поближе к монастырю Покрова Пресвятой Богородицы. Вскоре старший брат Варфоломея Стефан, потеряв любимую жену, дал обет монашества. Варфоломей, с детства мечтавший посвятить себя Богу, порывался уйти за ним, но пожалел родителей: под старость они почти что разорились и доживали свой век при монастыре, приняв схиму. Поэтому перейти в ангельский чин Варфоломей решился только после смерти отца с матерью – как можно служить Богу, презрев шестую заповедь (не отнимай жизнь у других людей и у себя)?

Прежде чем принять постриг, юноша, разделявший идеи афонских исихастов, решил пройти Христов путь пустынножительства и удалился в дремучий лес, кишащий зверьем. Когда Стефан разыскал брата, оказалось, что отшельник подружился с медведем: зверь аккуратно брал с его ладони коренья и ягоды, составлявшие скудный рацион аскета. В то же время преподобный отводил умерщвлению плоти второстепенную роль: главной заботой человека, жаждущего духовного роста, должна стать постоянная внутренняя сосредоточенность на Боге, а в леса можно и не удаляться, если человек в состоянии прозреть Божью Волю в мирской суете. Просто при умиротворенном созерцании и отказе от излишеств достичь такой сосредоточенности не в пример легче, потому как светские соблазны не отвлекают от богоугодных помыслов. Если же молитва только на губах, а пост только за столом, ум остается под властью страстей, и человек не постигает Бога.

Когда к праведникам стал стекаться народ, в 1335 г. братья поставили в лесу небольшую церковь, освященную именем Пресвятой Троицы. Через два года Варфоломей наконец-то облачился в рясу чернеца, взяв имя великомученика Сергия. В обители был провозглашен принцип общежития – но не в том смысле, что в одну келью набивалось по нескольку человек, а в том, что едва ли не впервые во главе угла оказалось народное единство, которого так не хватало в стране, погибшей от княжеских междоусобиц и боярской смуты. К примеру, во избежание кривотолков преподобный никогда не оставлял записей, предпочитая передавать наставления только из уст в уста. С целью сплочения братии в поселении отменялась частная собственность, вместо одиноких бдений в пещерах вводились общие молитвы и трапезы, а за каждым иноком закреплялись определенные хозяйственные обязанности, распределявшиеся по очереди. В частности, сам Сергий успел побывать и каменщиком, и водовозом, и пекарем, и дровосеком. При этом не делалось разницы между трудом молитвенным и физическим, коль скоро и то, и другое совершается для пользы, на благо людям и во Славу Божью.

Многие насельники оказались не готовы к напряженному труду: ведь в Киевской Руси нужды церкви обслуживали прихожане, а здесь приходилось все добывать своими руками. Сбежал даже Стефан, позже обосновавшийся в московском Богоявленском монастыре. Зато благодаря обители Пресвятой Троицы, давшей начало Троице-Сергиевой лавре, в православной традиции впервые появились иноки, не бежавшие работы – ранее духовное сословие не снисходило до земных забот. Однако, по убеждению Сергия, пренебрежительное отношение к делам общины не что иное, как очередное проявление гордыни. Ведь мирская жизнь дана не для того, чтобы презрительно швырнуть в пропасть великий дар Божий, а затем, чтобы человек в течение отмеренного ему срока исполнил предначертанное. А от самодовлеющей аскезы и вериг больше вреда, чем проку, так как при этом велико искушение самоутвердиться за счет людей, физически менее выносливых.

Знамение победы

Сергий Радонежский никогда не искал власти над людьми – ему вполне хватало власти над собственным разумом. Ту же мысль он по мере сил внушал и своей пастве: в обители Пресвятой Троицы куда большим почетом пользовались старцы, удостоенные дара прозорливости за смирение перед Богом, чем напыщенные церковные иерархи, обретавшиеся при богатых дворах. При этом старцами называли вовсе не самых ветхих, а самых мудрых насельников. Инокам стоило немалого труда умолить своего наставника принять чин игумена, и в 1354 г. Сергий Радонежский стал настоятелем стремительно растущего монастыря.

За богоугодные деяния преподобный Сергий удостоился дара чудотворения. Однажды он воскресил отрока, видя горе отца, потерявшего единственного сына. А в другой раз епископ Пермский Стефан, глубоко почитавший Сергия Радонежского, направляясь из своей епархии в Москву, за восемь верст от обители Пресвятой Троицы поклонился преподобному, который в это время сидел за трапезой. Как свидетельствует Епифаний Премудрый, неожиданно среди застолья игумен встал из-за стола, прочитал молитву и отправил навстречу епископу двух послушников, которые вскоре нагнали Стефана и убедились в истинности слов игумена. Более того, среди насельников бытовало сказание, что однажды во время литургии с небес сошел ангел и сослужил преподобному Сергию, но старец строго-настрого запрещал рассказывать об этом случае до конца его дней.

В конце концов, слава о подвигах Сергия Радонежского дошла до Константинополя. В знак почтения Патриарх Филофей прислал старцу святые дары – крест, параман, схиму и благословенную грамоту на строительство еще одного общежительного монастыря. Когда в долине реки Киржач была основана обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, митрополит Московский Алексий воспылал было ревностью к непререкаемому авторитету отца настоятеля и начал засылать смутьянов в ряды братии. Но что такое человеческая хитрость перед лицом небесной мудрости? Преподобный Сергий молча удалился в новую пустынь, не став бодаться за власть с интриганами в рясах. Однако церковь не стоит без праведника: монастырь начал приходить в упадок, и оставшиеся иноки воззвали к митрополиту, чтобы он не преследовал святого. Вскоре после возвращения Сергия обитель посетило видение: во время ночной молитвы Сергию Радонежскому и его ученику Михею явилась в золотом сиянии Божья Матерь в сопровождении апостолов Петра и Иоанна и пообещала всегда покровительствовать его обители.

С тех пор Алексий больше не препятствовал преподобному Сергию и его ученикам, а на склоне лет даже обратился к старцу с просьбой принять Русскую митрополию, но Сергий отказался – ведь он и без того обладал немалой духовной властью, преумножать которую, несомненно, было бы грехом против смирения.

Нововведения Сергия Радонежского пробудили в народе колоссальный пассионарный всплеск, словно сила, прежде направленная на самоотрицание, вернулась в созидательное русло. «Монастыри стали кристаллической решеткой нового русского мира, структур его власти, экономики и общей жизни, – пишет политолог Максим Калашников. – Они наделили Россию духовной силой, которая помогла ей не только вытерпеть, но и преодолеть все испытания, уготованные историей». Весьма показательно, что перед Куликовской битвой Дмитрий Донской пришел просить благословения не у митрополита, а у Сергия Радонежского. Легенда гласит, что в ночь перед боем князю приснился странный сон, как будто из-под земли доносится женский плач, в котором отчетливо различались два голоса: с восточной стороны заунывно причитала древняя старуха, а с западной рыдала юная девица, чей голос был подобен свирели. Выслушав князя, старец предсказал победу и предупредил о больших потерях. «Знамение сие сулит погибель язычникам, но и христиан падет великое множество», – сказал военачальнику отец Сергий и послал в помощь двух иноков-богатырей – Пересвета и Ослябю. А в решающий день 8 сентября 1380 г., выпавший на Рождество Пресвятой Богородицы, Сергий Радонежский вместе с братией сутки стоял на молитве, упрашивая Бога уберечь русское войско от лишней крови.

Достигнув старости, преподобный, за полгода прозрел дату своей кончины – 25 сентября 1392 г. «Внимайте себе, братие. Прежде всего имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную», – завещал игумен перед смертью. А через 30 лет святитель Пахомий Логофет оповестил православный мир о обретении нетленных мощей праведника, которые сейчас хранятся в Троице-Сергиевой Лавре. Ежегодно тысячи паломников приезжают в подмосковный городок Сергиев Посад, чтобы поклониться старцу и спросить совета. По словам местной братии, отказа не было никому, но иногда события складывались так, что человек сам осознавал тщетность праздных желаний и обращался к делам духовным.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам pravoslavie.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты