Царские жертвы «красного террора»

0

Музей истории Санкт-Петербурга готовится передать на судебно-медицинскую экспертизу останки 15-17 людей, найденные 20 декабря 2009 года при земляных работах у Головкина бастиона Петропавловской крепости. Пока ясно лишь, что останки принадлежат расстрелянным у стен крепости в декабре 1918 — январе 1919 гг.

Некрополь у стен крепости

По мнению историков, мы имеем дело с настоящим некрополем у стен Петропавловки, и земля скрывает останки еще многих безымянных жертв. Есть предположение, что среди них могут быть великие князья Романовы. Теперь Российский Императорский дом призывает ученых предать гласности все подробности экспертизы.

Доподлинно установлено, что великие князья Павел Александрович, Дмитрий Константинович, Георгий Михайлович и Николай Михайлович Романовы (родной и двоюродные дяди Николая II) были казнены 24 января 1919 г. именно в Петропавловской крепости, которая до 1924 г. считалась самой страшной политической тюрьмой в России. Князья были захоронены в братской могиле, но ее местонахождение считается неизвестным: в то время даже родственникам казненных не сообщали о месте захоронения расстрелянных. Теперь ученые говорят, что среди обнаруженных в декабре останков могут быть и останки четырех князей Романовых.

Дом Романовых, в свою очередь, призывает не повторить ошибок, допущенных при экспертизе останков, принадлежащих, по мнению ученых, Николаю II и членам его семьи. Речь идет об останках пяти человек, обнаруженных в окрестностях Екатеринбурга в 1991 г. Их исследовали специалисты Института общей генетики РАН, Инсбрукского медицинского университета, а также американский ученый Майкл Кобл. Ученые сличили ДНК, выделенную из крови Николая II на рубашке, хранящейся в Эрмитаже, с ДНК, полученной из найденных костных останков. Все три экспертизы показали, что ДНК близки до уровня идентичности, однако потомки Романовых так и не признали этого. Членов императорской семьи торжественно похоронили в фамильной усыпальнице Романовых – Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

Расстрелянный дом

Царствование последнего императора Российской империи Николая II сразу выдалось несчастливым. Торжества по случаю его коронации обернулись давкой массы людей на Ходынском поле. Именно в силу этого Николай заработал прозвище Кровавый. Затем была неудачная русско-японская война, революция 1905 г. Ситуация на фронтах Первой мировой войны тоже складывалась для российских войск не ахти какая. Положение усугублялось кризисом власти, олицетворением которого стал Григорий Распутин. Влияние «возжигателя царских лампад» на монаршую чету было столь деструктивным, что в конце 1916 г. его убили политики-монархисты, желавшие спасти монархию. Однако было уже поздно.

После того, как в феврале 1917 г. в Петрограде произошло восстание, царь под давлением военных подписал отречение от престола – за себя и за сына – в пользу брата Михаила (чем, кстати, нарушил закон о престолонаследии). Но и последнего заставили отречься. Говорят, Михаил, подписывая документ, плакал, а Николай сделал это так буднично, «словно командование эскадроном сдал».

Монаршая чета была выслана в Тобольск, а затем – в Екатеринбург, где и была расстреляна в полном составе в ночь на 17 июля 1918 г. вместе с детьми и слугами (всего 11 человек). Большевики собирались было судить и казнить одного императора, но ситуация развивалась так, что порешили всех без всякого суда и следствия.

Сама сцена казни царской семьи в доме купца Ипатьева известна из следственных протоколов, со слов участников и очевидцев и рассказов непосредственных исполнителей: Я. Юровского – коменданта Дома особого назначения, П. Никулина – помощника коменданта и М. Медведева-Кудрина – чекиста.

Юровский рассказал о расстреле царской семьи в трех документах: «Записка» (1920 г.), «Воспоминания» (1922 г.) и «Выступление на совещании старых большевиков в Екатеринбурге» (1934 г.). Все детали этого злодеяния, переданные главным участником в разное время и при совершенно отличных обстоятельствах, сходятся в том, как была расстреляна царская семья и ее слуги.

Автомобиль, доставивший последний приказ об убийстве, прибыл в половине второго ночи, говорит в своих документах Юровский. После чего комендант приказал лейб-медику Боткину разбудить царскую семью, которая по расчетам Юровского 30-40 минут одевалась и была сведена в полуподвальную комнату дома Ипатьева. Самое страшное началось в половине третьего и закончилось в три часа ночи.

Наиболее полно и откровенно трагическая ночь описана Юровским в 1922 г.: «Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я объявил, что Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил их расстрелять. Николай повернулся и спросил. Я повторил приказ и скомандовал: «Стрелять». Первый выстрелил я и наповал убил Николая. Пальба длилась очень долго и, несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда, наконец, мне удалось остановить, я увидел, что многие еще живы. Например, доктор Боткин лежал, опершись локтем правой руки, как бы в позе отдыхающего, револьверным выстрелом с ним покончил. Алексей, Татьяна, Анастасия и Ольга тоже были живы. Жива была еще и Демидова. Тов. Ермаков хотел закончить дело штыком. Но, однако, это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого».
В начале четвертого часа, с рассветом, трупы убитых были вывезены из дома Ипатьева.

Гадание на костях

По прошествии времени царские останки были идентифицированы, а после произведено их захоронение. Однако подлинность покоящихся останков ставится под сомнение до сих пор. В частности, их отказалась признать Русская православная церковь, причислившая членов царской семьи к лику святых. Патриарх Алексий II на похоронах не присутствовал.

О том, что в 1991 году нашли не царскую семью, говорят и некоторые ученые. Независимые экспертизы, проведенные в США и Японии, показали, что так называемые «екатеринбургские останки» принадлежат не родственникам последнего российского императора.

Среди них, тем не менее, не было тел двоих детей Николая II – цесаревича Алексея, долгожданного наследника престола, и княжны Марии Николаевны. Предположительно их останки были найдены лишь в июле 2007 года там же, в Свердловской области. Поиски основывались на материалах детального отчета, составленного в 1934 году Яковом Юровским и рассекреченного сравнительно недавно. Именно там, где указал Юровский – в Поросенковом логе – с помощью металлоискателей были найдены сначала пули, а затем зола от огромного костра и в ней – черепа, кости и зубы, осколки керамического сосуда для хранения серной кислоты, гвозди и части металлической оплетки деревянного ящика.

Как следует из рапорта Юровского, в ночь с 18 на 19 июля 1918 года он и его люди погрузили останки расстрелянных Романовых, их приближенных и слуг в грузовик и отправились на поиски подходящего места для захоронения. В районе Поросенкова лога машина сломалась.

Девять из 11 тел были облиты серной кислотой и зарыты прямо на дороге, а трупы цесаревича и одной из великих княжон сожжены и закопаны на некотором расстоянии от основного захоронения. Как утверждал Юровский, это было сделано умышленно, чтобы затруднить идентификацию останков.
Спустя без малого век антропологическая экспертиза показала, что останки принадлежали мальчику-подростку и молодой женщине, сосуды же некогда содержали серную кислоту. Поскольку оба захоронения находились рядом, то логично было предположить, что найдены останки Алексея и Марии. Однако ученые не стали торопиться с выводами, памятуя о том, какие громкие споры преследовали их в 1990-х. Все же, несмотря на трудности, генетикам удалось получить необходимые для сравнительного анализа молекулы ДНК, точнее, митохондриальной ДНК, которая наследуется детьми от матерей. Результаты этого исследования указали на родство предполагаемых Алексея и Марии с Александрой Федоровной.

Однако директор канцелярии Императорского дома Александр Закатов заявил, что Дом не имеет оснований, чтобы признать, что эти останки принадлежат членам царской семьи. Выводы, к которым пришли ученые, вызвали сомнения не только у представителей Императорского дома, но и у Русской православной церкви. Представители церкви утверждали, что методика, которой придерживались исследователи, ранее не применялась и не является бесспорной.

По словам Александра Закатова, ситуация, сложившаяся с екатеринбургскими останками, стала следствием не столько научных споров, сколько недостатка открытости этой экспертизы и целого ряда нарушений — процессуального и исторического характера.

На этот раз к экспертизе надо привлекать тех ученых, которых рекомендует церковь. Церковь, так же как и Императорский дом, должна иметь возможность наблюдать за всеми стадиями этой экспертизы. В деле, касающемся останков замученных людей, некоторые из которых прославлены в лике святых, не может быть ошибки, подчеркнул Александр Закатов. «Эту экспертизу необходимо сделать всеобъемлющей и гласной. Самое главное — гласной, чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений в том, что это останки великих князей», – заявил он.

Княгиня судится с властью

Четверых князей, над останками которых сейчас будут работать ученые, реабилитировали в июне 1999 г. — первыми из всех членов царской семьи, казненных большевиками. Николай II, его супруга и дети были реабилитированы в 2008 г., причем изначально Генпрокуратура отказалась реабилитировать царскую семью. Представители дома Романовых на протяжении долгого времени оспаривали решение Генпрокуратуры в судах различных инстанций, пока президиум Верховного суда России в октябре 2008 г. не согласился реабилитировать семью Николая II.

После этого, в январе 2009 г. Главное следственное управление СКП РФ окончательно прекратило расследование уголовного дела по факту гибели семьи Николая II, которое велось с 1993 г. Такое решение было принято в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и смертью лиц, совершивших умышленное убийство. Следствие пришло к выводу, что Романовы стали жертвами не политических репрессий, а простой уголовщины.

Однако на днях Басманный суд Москвы возобновил процесс по жалобам главы Императорского дома Великой княгини Марии Владимировны. Она оспаривает прекращение расследование уголовного дела по факту гибели царской семьи во время гражданской войны.

О Марии Владимировне Романовой стоит сказать отдельно. Она – внучка двоюродного брата Николая II, великого князя Кирилла Владимировича, умершего в 1938 году во Франции. Она называет себя Великой княгиней и главой Императорского дома Романовых. Мария Романова обосновывает свои права на престол тем, что согласно Закону Российской Империи о Престолонаследии и Учреждению о Императорской Фамилии она после смерти отца унаследовала право на престол и на главенство в Российском Императорском доме в соответствии со статьёй 30 Основных Законов Российской империи.

Однако представители других ветвей рода ее претензий не признают. Согласно законам Российской империи, никто из ныне здравствующих Романовых не имеет права ни на престол, ни на великокняжеский титул, поскольку они были рождены в «неравнородных» браках. Дело в том, что ее дед Кирилл Владимирович вступил в брак, не разрешенный Николаем II как главой Императорского дома – а значит, потомство, произошедшее от этого брака, права на престол не имеет.

Все же, несмотря на то, что сегодня есть множество противоречий по поводу захоронений и престолонаследия, все-таки можно сказать, что династия Романовых жива. Как говорит сама Великая княгиня, современные Романовы не будут навязывать себя российскому государству, но если понадобится, то обязательно ему послужат.

Подготовила Александра Билярчик
по материалам Lenta.ru, ВВС , «Династия Романовых»

Поделиться.

Комментарии закрыты