Дозвонился в прошлое

0

Нынешнее поколение никогда не видело старые телефонные будки, что стояли на улицах в советское время. А люди постарше, конечно, помнят железную остекленную коробку, на стенке которой висел тяжелый телефонный аппарат. Обычный звонок стоил две копейки, междугородний — пятнадцать. Звонки в «скорую» и милицию были бесплатными. Нынешние таксофоны весьма похожи на своих предшественников, только вместо монеток в приемник суют телефонные карточки.

Будки втыкались около оживленных перекрестков и магазинов, рядом с кинотеатрами и школами. Но в девяностые годы телефоны-автоматы снесли, даже следа не осталось.

Вот почему меня так удивила кособокая будочка, затаившаяся в неприметном переулке, возле сиреневых кустов. Я остановился, подивившись уличному раритету. Позабыли её убрать, что ли? Черт меня, наверное, подтолкнул, но я решил заглянуть внутрь, словно в прошлое…

Дверь проржавела и не желала открываться. Пришлось поднатужиться. Адский скрежет раздался в тишине переулка, на рубашку мне опустилась ржавая пыль. Дверь поддалась, и я протиснулся в щель. Пахло пылью, горячим от солнца железом и почему-то бензином… Телефонный аппарат сохранился в целостности. Трубка и провод тоже на месте. Не снимая трубки, я зачем-то повертел диск с поблекшими цифрами и услышал характерный жужжащий звук.

И тут, видимо, сработал условный рефлекс городского жителя – если есть телефон, по нему непременно надо позвонить. Ну, или хотя бы снять трубку. Я и снял, поднес к уху. В динамике – тишина…

Бытовало во времена моего детства такое причудливое развлечение, называлось «эфир». Из уст в уста передавались условные «пустые» номера, не принадлежащие никому. Набираешь номер, слышишь сперва прерывистые гудки – «занято», а потом — тишину, разрываемую треском электрических помех. Кричишь в пустоту: «Алло, алло!» Если повезет, откликнется кто-нибудь, тоже набравший этот номер и бесцельно бултыхающийся в пространстве межтелефонной связи. С незнакомцем или незнакомкой можно было поболтать и договориться о встрече. Конечно же, ходили страшилки о том, как кто-то вышел на связь с недавно умершими. Или с людьми из будущих времен. А сейчас в телефонной коробке обитал только навсегда замолчавший, опустевший эфир. К будке даже провода не подключены, их, вероятно, срезали рабочие при демонтаже сети. Или украли бродяги в годы, когда собирали цветной металлолом.

Я слушал тишину, машинально бренча мелочью в кармане. Эх, пошалить, что ли? Выбрал монетку, подходящую по размеру и опустил её в щель приемника. Монета звякнула, упав в давно опустевший накопитель. Мой палец покрутил диск, набирая цифры, которые навсегда запомнились с детства – номер Жеки, моего лучшего школьного дружка. Веселого Джека, с которым мы с первого учебного года сидели за одной партой. С которым обменивались книжками и зимними вечерами мастерили огромный макет парусника.

Жека был интересным парнем, жизнерадостным, энергичным. И жизнь одноклассника сложилась бы наверняка удачно, если бы однажды, во время летних каникул, родители не увезли его на дачу… Он пошел с соседскими пацанами на рыбалку. И когда по пути на озеро переходил шоссе, его сбила, вылетевшая из-за поворота, многотонная фура. Это случилось пятнадцать лет назад…
От детских воспоминаний защемило сердце…

Телефонный диск прокрутившись, щелкнул. Я уже собирался повесить трубку, как внутри нее хрустнуло. Послышались шорохи, потрескивание и шелест. И в этот момент сквозь шум прорвался отчетливый детский голос:

— Алло? Алло, я слушаю! Вам кого? Папу?
Солнечный яркий день за давно немытыми стеклами будки вдруг погас. Я остолбенел в непроглядной темноте, заточённый внутри металлического каркаса, стиснув телефонную трубку, откуда нетерпеливо спрашивали:
— Алло! Мам, это ты? Да все в порядке у меня, слышишь? Рюкзак собрал, жду тебя, приезжай скорее!
— Жека, — едва ворочая языком, выговорил я. — Жека!
И меня услышали! Там, в невидимом пространстве! На изнанке мира, с которой непостижимым образом установилась связь, меня услышали! И узнали:
— Леш? Леш, ты? А чего голос такой, как из бочки? Я сперва подумал — взрослый дядька какой-то, не туда попал или папаше звонят… Леш, слышь, я уезжаю — на даче загорать до конца лета. Хочешь, приходи проводить, мы в шесть выходим.
— Жека! — мой голос окреп. — Жека, никуда не езди! Не езди, слышишь! Скажи маме, живот болит! Скажи, что не хочешь на дачу, что сдохнешь там от тоски! Не езди туда!
— Да все уже решено, — уныло отозвались из трубки. — В лагерь путевок не было, меня тетке решили подкинуть, чтоб в городе не торчал. Маму не переспоришь…
Его голос начал дребезжать и уплывать:
— Судьбу не перешибешь, Леха… Даже если очень хочется… ты береги себя…

Голосок Жеки заглушили нарастающий рев мотора и жуткий скрежет автомобильных тормозов… А секунду спустя раздался истошный вопль. Я отшвырнул трубку, она  ударилась о железную стенку и закачалась на проводе. Из динамика доносилось рыдание. Я бился плечом в заклинившую дверь, она не открывалась, за спиной  визжали призрачные голоса. Невесть откуда повалил дым. Я задыхался. Еще мгновение взаперти, и точно сойду с ума!

Проклятая дверь, наконец, сдвинулась с места. Я вывалился наружу, грохнулся на колени и закашлялся. Меня заливисто облаяла пробегавшая мимо собачонка и подозрительно оглядела ее хозяйка. Кажется, я полз на четвереньках, пока не уперся головой в стену дома. Уселся на асфальт. Не помню, сколько я так сидел. Наконец, собрался с силами и встал. Никакой телефонной будки рядом не было, но в траве я разглядел остатки кирпичного квадрата-фундамента. Нечто там когда-то стояло, может быть и телефон-автомат.

Мне было так хреново, как никогда в жизни. Трясущимися руками я полез за мобильником — вызвать такси, отменить все встречи на сегодня. Ткнул в кнопку вызова, поднес трубу к уху, услышал гудки… и тут же сбросил свой вызов. Не хотел снова услышать потусторонний шорох и пробивающийся сквозь него голос давно умершего мальчишки, и дьявольский скрип тормозящего грузовика. Боялся упасть во тьму электронных импульсов, мечущихся в бездне, и остаться там. Потеряться навсегда, стать еще одним призрачным голосом.

Я и сейчас боюсь. Не могу заставить себя прижать ухо к серебристому динамику мобильника. Что, если Жека снова заговорит со мной из темной пустоты? Что, если это окажется вовсе не Жека? Сколько их там, одиноких, блуждающих между небом и землей, не успевших сказать последнее слово, ответить на самый важный в жизни звонок?

По материалам weghost.ru, mystical-stories.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты