«Гамщики», «утюги» и «бомбилы»

0

Советская пропаганда обвиняла их в преклонении перед Западом и изображала как малоприятных юнцов, клянчащих у иностранцев поношенные вещи в обмен на советские сувениры. Они же считали себя «продвинутыми», разговаривали на выдуманном языке и, в отличие от большинства советских граждан, не жили на одну зарплату.

Никто не знает имени первого фарцовщика в СССР. Однако колыбелью этого всесоюзного явления считается Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 г. в Москве. В многомиллионную страну впервые приехали тысячи молодых иностранцев с благородной целью: наладить личные дружеские связи. А наладили… торговые.

«Вещные» ценности

Выходя на улицы города, спекулянты безошибочно определяли свою жертву — иностранца. Как бы между прочим задавался простой вопрос: «Не подскажете, который час?» Убедившись, что собеседник — нездешний, фарцовщик на ломаном английском спрашивал: «Что есть на продажу?» Все остальное было делом техники. На языке фарцы это называлось «бомбардировкой».

«Кто виноват, что советские “тряпки” были ужасного качества, а народ хотел купить за бешеные деньги даже ношеные заграничные вещи? — вопрошает киевлянин Анатолий Белоносов. — Другое дело — “фирменный” вид фарцовщиков, который будто проговаривал: “Посмотрите на мои модные шмотки!”».

В 60-х со стороны закона торгашам ничего не угрожало, хоть их деятельность и вступала в противоречие с идеологией и законодательством СССР. Со временем в это было втянуто столько людей, что правоохранительным органам не оставалось ничего другого, как просто закрывать глаза.

В 70—80-х гг. в СССР бурным потоком хлынули туристы со всего мира. Открылись каналы для притока импортных товаров. «Фарцовочными столицами» стали Москва, Ленинград, Одесса, словом, все крупные туристические центры СССР. Племя перекупщиков пополнилось спекулянтами, студентами, таксистами и даже проститутками.

«У фарцовщиков одевались все, даже самые принципиальные комсомольцы, — вспоминает киевлянин Андрей Белоцкий. – Поговаривали, что спекулянты, покупая вещи за советские рубли, способствовали… иностранным шпионам. Якобы снабжали их деньгами для пребывания в СССР».

Фарцовщики причисляли себя к особой касте советского общества. Была у них и своя иерархия. Низшую касту занимали попрошайки, которые крутились возле гостиниц «Интурист». Авторитетных деляг мало кто знал в лицо — они выполняли особые заказы.

«Фирма» веников не вяжет

В большинстве своем советские граждане фарцовщиков презирали. Но хотя бы раз в жизни обращались к этим агентам теневой экономики. Исследования тех лет показывали, что, к примеру, в Москве обувь и одежду у таких предпринимателей покупали 63% опрошенных.

Возраст дельцов не превышал 35 лет. Новички начинали с 6 лет! Таких называли «гамщиками» (от английского gum — жвачка). Малолетки выпрашивали мелочевку. Перекупщики с опытом действовали по более продуманной схеме. Приодевшись в заграничные «шмотки» и зачесав волосы по западной моде, назад, они сливались с толпой иностранцев и промышляли уже там. Интересовались импортным ширпотребом: джинсами, футболками, обувью, заграничными музыкальными пластинками и сигаретами. Интуристам же предлагали отечественное добро: водку «Столичная», армянский коньяк марок «Арарат» и «Двин», командирские часы, монеты, значки, сувениры и, конечно же, икру. С валютой фарца старалась дел не иметь. В Союзе за подобные операции можно было угодить в тюрьму или, того хуже, под расстрел.

«Импорт фарцовщики, как правило, держали на съемных квартирах, о новых поставках сообщали по телефону, — вспоминает киевлянка Ольга Болдина, — мол, приезжай к Люське, у нее джинсы “Левайс” и косметика “Ланком” из Франции. Чего мы тогда только ни покупали!»

Джинсы – культовый предмет того времени – были для фарцовщиков беспроигрышным товаром.

«В студенчестве я бредил джинсами, купить их было проблематично. В универмагах очереди за индийскими джинсами растягивалась на три этажа и еще — вдоль улицы, — вспоминает львовянин Юрий Попенко. А у фарцовщиков можно было взять их без толкучки, но цены заламывались невозможные!»

Завершение эпохи фарцы наступило с позднеперестроечными 90-ми, когда на смену фарцовщикам пришли челночники. После поездок за рубеж, чтобы «отбить» поездку, они привозили целые баулы одежды, которые сразу же «расходились».

Диана Каминская,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты