Гость из чистилища

0

Мужа моей прабабки Анастасии, с которым она за пять лет успела нажить троих детей, отправили в тюрьму весной 1941-го за хищение колхозного имущества – мешка с картошкой. А спустя несколько месяцев отправили на фронт. Всю войну и даже некоторое время после ее окончания прабабка ждала от него весточки. Но не получила ни письма, ни извещения о смерти.

И решила, что он либо жив, окаянный, но сбежал из семьи, чтобы не кормить четыре голодных рта, либо же погиб, бедолага, но в такой мясорубке, что даже акт о его смерти составить было невозможно… Но все равно ждала, простаивая часами у калитки и глядя на дорогу. То кляла его неистово, то вытирала слезы, горюя, что не довелось им попрощаться…

И, удивительно, но все же дождалась! Увидела, как идет к дому, вздымая дорожную пыль, улыбается, не постарел ничуть, руки-ноги целы. На голове – фуражка, а на ногах – сапожищи кирзовые, до блеска начищенные! Радости прабабки не было предела, – чуть в обморок не упала! Потом опомнилась – напоила-накормила, детей заново с отцом познакомила.

А муженек словно и не уходил никуда, сразу в доме освоился, да за хозяйство принялся. Рубил дрова усердно, колодец почистил, крышу подлатал, дыру в стене заложил.

Вечером сходил в баньку, попарился, зашел в дом и улегся на лавку, от усталости, видать, даже сапоги не снявши. И говорит: «Ну что, хозяюшка, хороший я муж? Не жалеешь, что вернулся? Буду отныне весь дом в порядке держать, детей растить, тебя любить, соседям на зависть! Принеси-ка сейчас кваску холодненького, да потом ласкать меня принимайся».

Отправилась Анастасия в погреб за квасом, а когда вернулась, глядит, а муженек то храпит вовсю, уснул сердешный, умаялся, поди. Стащила она с него сапоги и остолбенела – вместо человеческих ног из-под штанин звериные лапы точат, не то медвежьи, не то и вовсе сатанинские – черные, с кривыми когтями.

И тут вспомнила прабабка, что еще во времена Первой мировой войны рассказывали, будто бы с фронта к горюющим женам не мужья, а демоны возвращались. Дескать, люди, чья душа не выдерживала мук нечеловеческих во время скитаний военных, ужасов чистилища кровавого, впадали в соблазн и готовы были хоть дьяволу поклониться, лишь бы избавил он от испытаний жестоких.

И, видать, сатана не прочь был оградить просящих от страданий, но в обмен на сущность людскую. И навсегда в своих слуг превращал.  
        
А те жены, которые с такими «мужьями» первую после разлуки ночь проводили, помирали уже через неделю. «Муж» после этого пропадал бесследно, словно и не было его…

Отошла Анастасия от гостя потихоньку, очертила вокруг себя мелом круг, стала в середине, открыла молитвослов, взяла крест в руки, и только шептать начала, как вдруг чувствует – смотрит «муж» на нее в упор. Но прабабка спокойно читать продолжает, а он ей и говорит, ухмыльнувшись: «Крепкая ты, женщина, умная. Жить долго и счастливо будешь». И исчез.

А вот дом отремонтированный крепко стоял, крыша никогда не протекала – постарался черт на славу. И дрова, им нарубленные, долго горели и не дымили.

По материалам yoki.ru, strashno.com.ua, 4stor.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты