Игорь Кио: «король волшебников»

0

Этого иллюзиониста знали во всем мире. Газета «Нью-Йорк таймс» как-то даже сравнила его однажды со… Сталиным: «И у Сталина в стране, и у Кио на арене постоянно исчезали люди…»

«Я не отношу себя к пробивным людям»

Игорь Кио родился 13 марта 1944 года в Москве в семье прославленного артиста Эмиля Теодоровича Кио, который первым стал показывать номера иллюзионного жанра исключительно на арене цирка. Тем самым он превращал фокусы в технические достижения с оттенком иронии, а не в патетические необъяснимые феномены. В репертуаре Эмиля Кио были такие номера, как «Сжигание женщины», «Превращение женщины во льва» и «Исчезновение и появление людей в будках телефона-автомата». Они неизменно пользовались успехом у публики, и подросший сын иллюзиониста постарался сохранить эти трюки в неприкосновенности и не дать им забыться.

Его старшему брату Эмилю Эмильевичу отец прочил серьезную, а не цирковую карьеру. Зато будущего артиста Игоря он вывел на сцену еще ребенком, где тот выступал в номерах лилипутов. С 15 лет Кио-младшему приходилось подменять заболевшего отца на выступлениях. В 1965 году Эмиль Теодорович умер, и 21-летний Игорь занял его место.

Поначалу он стремился в точности воспроизводить стиль отца, но с годами у него появилась возможность вводить в выступления собственные номера. Кио расширил свое шоу до полноценной эстрадной программы с артистками балета и музыкальными номерами. Он охотно приглашал к себе известных певцов и с готовностью включал свои номера в большие телепроекты.

Программы Игоря Кио были невероятно востребованы: он рассказывал, что за год ему приходилось давать по 500-600 выступлений – в театрах, клубах, домах культуры и на стадионах. В 1989 году он расстался с Союзгосцирком, чтобы начать собственный театрально-эстрадный проект, пользовавшийся тем же неизменным успехом. При этом любовь к цирку у него никуда не делась, хотя на московских аренах он не выступал с 1980 года. Он мечтал о большом и дорогом представлении, созданном специально для цирка. «Я не отношу себя к пробивным людям», – заметил он однажды, объясняя, почему не может приступить к осуществлению своего замысла, – не было денег.

«В состоянии аффекта человек может совершить невозможное»

С дочерью Брежнева Галиной Игорь Кио познакомился, когда она была женой акробата Московского цирка шапито Евгения Милаева. Именно Галину Игорь называл своей первой настоящей любовью, они закрутили роман, несмотря на то, что Брежнева была на 14 лет старше Кио, потом тайно расписались. Брак просуществовал всего девять дней, затем Милаев поведал Брежневу, что его развод с Галиной был неправильно оформлен в документах, что стало поводом для Леонида Ильича все же вмешаться в личную жизнь дочери. И тогда в Сочи, где Галина сопровождала Игоря на гастролях, пришла телеграмма о том, что брак их аннулируется, Брежневу «под конвоем» привезли в Москву, а у Игоря Кио просто вырвали из паспорта страницу с печатью регистрации брака. Но влюбленные тайно встречались еще три года.

А потом Игорь встретил свою вторую жену Иоланту, с которой прожил 11 лет. От этого брака у него родилась дочь Виктория, которая также стала артисткой. Начинала она с дрессировки собак, потом вышла замуж за балетмейстера и стала солисткой балета.

В 1971 году с легкой руки артиста цирка Владимира Довейко, сын которого женился на одной из ассистенток Кио, Игорь познакомился с девушкой Викторией, которая потом станет его третьей супругой. А тогда ей было всего 18 лет, она окончила музыкальное училище по классу фортепиано и собиралась преподавать в музыкальной школе. Однажды прямо на улице девушка получила предложение сниматься в кино, к ней подошел режиссер  Александр Стефанович: «Вы очень подходите по типажу», – сказал он ей.

Виктория уже приступила к работе, но Довейко сбил ее с толку, позвав в шоу Игоря Кио. «В первый момент я растерялась: и в кино-то оказалась случайно, а тут еще и цирк! — вспоминает она. — Но Довейко снова позвонил Кио и передал мне трубку. Игорь пригласил меня в Сочи. Дело было летом, я соблазнилась поездкой к морю, рассудив, что, даже если не подойду Кио, хоть на пляже позагораю. Отпросилась у Стефановича на несколько дней и отправилась в Сочи».

Игорь Эмильевич всегда очень тщательно выбирал ассистенток, в первую очередь учитывал рост, вес, пластичность и внешность. «В принципе, распилить и сжечь можно кого угодно, но симпатичная девушка украсит любое шоу, — говорил он. — К тому же полураздетая красавица на манеже на некоторое время отвлекает внимание от иллюзиониста!»

Кио взял Викторию на работу, она без сожаления отказалась от съемок в кино. «Игорь симпатизировал мне с самой первой встречи, но наш роман начался лишь спустя несколько лет, — говорит Виктория. — Как-то по возвращении из Швеции мы договорились поужинать в ресторане, назначили день, время. Но закрутились и оба забыли об этом! Через год я вышла замуж за жонглера Игоря Аберта, мы готовили совместный номер». Почти каждый день Кио приходил на репетиции, давал Виктории советы, ведь он и сам здорово жонглировал. А после премьеры громко похвалил девушку за кулисами при всех: «Вика, вы отличная артистка!» В скором времени он подошел со словами: «Когда-то мы договаривались о свидании, почему же до сих пор так и не встретились?» В тот же вечер пара отправилась в ресторан Дома художника. Было очевидно, что это не просто дружеская встреча, но тут… Игорь и Виктория поссорились! Кио хотел продолжить вечер, а девушка не собиралась форсировать события, поспешила домой. Потом Игорь признался ей, что, проснувшись утром следующего дня, понял: влюбился! Примерно в это же время Виктория открыла глаза и почувствовала то же самое. Два дня она переживала: «Неужели все закончилось, даже не начавшись?» Но Игорь позвонил и признался в любви.

У них начался бурный и страстный роман, встречаться приходилось тайно: Виктория была замужем, Игорь также еще был женат. А потом произошла автомобильная авария. В одном из интервью Кио так описывал, что произошло: «Я тогда выпил лишнего, и мы врезались в столб у ворот 24-й городской больницы. С внешней стороны дверцу машины не могли открыть даже с помощью автогена. Тогда я каким-то чудом выломал ее изнутри и вытащил раненую Вику — в состоянии аффекта человек может совершить невозможное. Такие ужасные события проверяют отношения. Благодаря этому случаю, мы поняли, что отныне должны идти по жизни вместе».

Секрет успеха

Именно тогда роман Виктории и Игоря перестал быть тайным, о нем заговорила вся Москва. «В наших семьях разразились скандалы, мы оба подали на развод, – говорит Виктория. – Игоря вызывало на ковер руководство Госцирка, чиновники осуждали его за “моральную неустойчивость”. Но Кио был сильным человеком и ничего не боялся. Его нельзя было заставить сделать то, чего он не хотел. Каждый важный поступок он подолгу обдумывал. Так было и с нашим браком: он не мог принять решение целых два года, должен был убедиться, что его чувство не мимолетно… У нас с Игорем не было секретов друг от друга. Муж делился со мной переживаниями и сомнениями, рассказывал обо всех своих романах. Я не ревновала его к прошлому, наоборот, восхищалась тем, с какой нежностью он вспоминал о бывших женщинах. Первая жена, Галина Брежнева, дочь генсека, под конец жизни изредка звонила ему из больницы. Игорь всегда находил добрые слова, чтобы ее поддержать. Кстати, когда на Первом канале вышел сериал “Галина”, в котором есть история их любви, мы с дочерью Кио Витусей обсуждали, как бы отнесся к этому проекту сам Игорь. И пришли к выводу, что ему бы картина понравилась: про него и Галю там все правда.

У Кио была очень интересная жизнь. Мы гастролировали по Японии на протяжении полугода, и я предложила ему написать книгу — днем свободного времени было предостаточно. В течение пяти месяцев каждый день Игорь наговаривал на диктофон истории из своей жизни, а я расшифровывала запись, разбивала текст на главы. К возвращению в Москву материал был готов. Знакомый литератор Александр Нилин отредактировал рукопись, и мы отнесли ее в издательство, так появилась книга “Иллюзии без иллюзий”. Мы прожили вместе 30 лет, я была с ним очень счастлива. Все это время мы работали бок о бок — я вела его шоу, а в финале он меня сжигал».

По этому поводу Игорь часто подшучивал: «Все представители цирковой династии Кио славились тем, что сначала распиливали своих ассистенток, а потом женились на них. Но мой последний брак стал исключением: я супругу Викторию всего лишь сжигаю. И каждый вечер на манеже предупреждаю жену, что это неопасно, пока я люблю ее». Хотя ходила легенда, что для этого номера он набирал девушек в каждом городе, куда приезжал на гастроли. Как-то Игоря Эмильевича остановил на улице мальчик: «А мой папа за день сжигает больше женщин, чем вы!» — «Где же он работает?» — поинтересовался Кио. «В крематории!» — ответил ребенок.

«Игорь и сам поддерживал эту легенду о своем коронном трюке, каждый раз перед началом номера просил публику не беспокоиться, поскольку он располагает достаточным количеством женщин, чтобы каждый день сжигать новую, — смеется Виктория. — Люди покупались! Кстати, не каждый иллюзионист мог освоить трюк с сожжением, хотя для профессионалов там нет особых хитростей… Секрет успеха Кио заключался в том, что он умел преподнести каждый свой трюк, эффектно подавал номера. Зрители как завороженные внимали каждому его слову, следили за каждым жестом. Среди цирковых артистов хорошо говорить умеют единицы. А Игорь еще в детстве занимался техникой речи со знаменитыми мхатовскими артистами Михаилом Яншиным и Виктором Станицыным, они часто бывали в доме его родителей. Кстати, Кио назвали в честь директора-распорядителя Художественного театра Игоря Нежного, с которым дружил его отец Эмиль Теодорович».

На арене Игорь Эмильевич был волшебником. Поэтому и в повседневной жизни от него ждали чего-то особенного. К иллюзионисту обращались с просьбами приворожить, избавить от заикания, вернуть в семью неверного супруга. Кио объяснял, что не занимается подобными вещами и за порогом цирка не умеет творить чудеса. Но люди не верили, обижались. Иллюзионист всегда отрицал, что обладает даром гипноза.

«А я уверена, что Игорь умел гипнотизировать, — утверждает Виктория. — Ему ни один чиновник не мог отказать! В кабинетах высоких начальников Игорю, как правило, подписывали любую бумагу. “Ты их гипнотизируешь!” — говорила я мужу. “Нет, — смеялся он, — я просто умею убеждать людей”.

Однажды я стала свидетельницей такого “убеждения”. В 1985 году мы вселялись в кооперативную квартиру. На собрании жильцов жеребьевкой решалось, кто на каком этаже будет жить. Никто не хотел попасть в квартиры на нижних этажах: вблизи нашей новостройки стоял старый дом, загораживающий вид из окон. Я мечтала получить 12-й этаж и сказала Игорю: “Ты сумеешь вытянуть верхний этаж”. Игорь вытянул бумажку с номером, посмотрел на нее и громко сказал: “Вика, ты какой хотела? 12-й? Вот он тебе, пожалуйста!” Все замерли, повисла зловещая тишина, а потом поднялся гам: “Безобразие! Вы тут цирк устроили и фокусы показываете!” Игорь оправдывался, пытался доказать, что это случайность. Но мне в такие совпадения поверить трудно… Мы долго жили в этой квартире, а за два года до смерти мужа переехали в пентхаус».

Олицетворение любви

15 января 2006 года супруги отмечали 30-летие совместной жизни. Они вели отсчет со дня первого свидания в Доме художника. Игорь Эмильевич предложил отпраздновать юбилей в Рио-де-Жанейро. «Когда мы прилетели в Рио, муж повез меня на ювелирную фабрику, где купил кольцо с топазом необыкновенной красоты, камень отливал желтым цветом, — вспоминает Виктория. — По словам мужа, солнечный топаз — это олицетворение нашей любви. После ухода Игоря я сняла это кольцо. Не могу его носить, стоит надеть — тут же наворачиваются слезы».

Вернувшись из Бразилии, Игорь почувствовал себя плохо, месяц провел в больнице. Все это время Виктория ездила к нему по четыре раза в день. Игорь страдал диабетом, и кормить его надо было строго по часам: первый завтрак, второй, обед, ужин. «В еде Игорь был привередлив, предпочитал блюда из прокрученного мяса — котлеты, тефтели, фрикадельки, супы-пюре, – говорит Виктория. – Покормлю мужа с утра и еду домой крутить котлеты, потом возвращаюсь с ними, свеженькими, в больницу. Казалось, муж пошел на поправку, и его выписали!.. Я думаю, Господь тогда просто подарил ему еще один месяц жизни. Игорь в последний раз посмотрел чемпионат мира по футболу: он расстроился, так как соревнования показались ему неинтересными. Кио очень любил этот вид спорта. В юности выдержал огромный конкурс в футбольную школу молодежи, занимался у Константина Бескова, два года был центральным нападающим…» Через месяц после выписки Кио стало хуже, его вновь положили в больницу, выяснилось, что необходима операция — у него нашли рак. После операции врачи боролись за жизнь артиста, но все было напрасно: Игорь Кио умер 30 августа 2006 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Теленеделя» , People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты