Мистические истории: «Прости меня!»

0

«Прости меня, Юля!»

Эта история произошла со мной совсем недавно. Однажды я проснулся посреди ночи, открыл глаза и понял, что спать уже не хочу. В груди вдруг заныло странное чувство – то ли тоска, то ли тревога. «С чего бы это?», – подумал я. Может быть от того, что был один в квартире: мама гостила у бабушки, а отец отбыл в очередную командировку. Я встал, открыл форточку, глотнул свежего осеннего воздуха и пошел на кухню. Хотел зажечь свет, но лампочка почему-то не отозвалась на прикосновение руки к сенсорному выключателю. Эти штуки мой отец привез из Германии и установил во всех комнатах. «Чертово ноу-хау!»- подумал я и шагнул в темноту. Кухня, днем просторная и гостеприимная, ночью казалась холодной и жутковатой. Луна, едва мерцавшая сквозь ноябрьские тучи, слегка освещала стол и стены, окрашивая их в мертвенно-желтый цвет. И только я поднес ко рту графин с апельсиновым соком, как услышал характерный скрип пола, который раздается, если кто-нибудь заходит на кухню. Обернулся – никого. Но моментально возникло ощущение, что я в квартире не один. Вытащил из ящика стола нож и прислушался – тишина. Успокоившись, хлебнул сока и чуть не подавился: резко зажегся свет! Я схватил нож и развернулся всем телом, но ничего необычного не увидел. Вышел с кухни, дотронулся до сенсора и свет покорно погас. «Вот, блин, техника – с досадой подумал я – работает только когда захочет». По темному коридору добрался до спальни, и остановился как вкопанный. Черт возьми, дверь в мою комнату была закрыта! Я уверен, что оставил её открытой, а сама она никогда не закроется! Я дотянулся до выключателя в коридоре, но и тут свет не зажегся. Как одержимый хлопал ладонью по сенсору – безрезультатно. «Завтра же поставлю нормальные включатели!» – решил я. Тем временем за дверью комнаты послышались странные шорохи, как будто кто-то елозил по ковру. Я напрягся и замер. Вдруг заиграла музыка. «Мой телефон!» – догадался я. Пока соображал, кто может звонить среди ночи, музыка прекратилась. И тут раздался грохот разбивающегося стекла и резкий удар в дверь. В моей комнате, без сомнений, кто-то есть! В одних трусах я выскочил на лестничную площадку и стал колотить в дверь соседки по этажу, но никто не отзывался. Тогда я собрал всю волю в кулак и зашел в свою квартиру. Света не было, но лампа с площадки освещала коридор, и было видно, что дверь в спальню  закрыта. Я вытащил из-за тумбочки тяжелый металлический стержень от велосипедного насоса, взял с полки фонарик и направился к комнате. Заставив себя отворить дверь, шагнул во внутрь. Жуткий холод охватил меня. Дрожащий луч фонаря запрыгал по стенам и полу: окно было разбито, а на ковре, спиной ко мне, низко опустив голову, сидела девочка, рядом валялся мой телефон. Она стала подниматься и разворачиваться, но лица я её не увидел – в глазах помутилось, и сознание меня покинуло. Очнулся утром, лежа в постели, как ни в чем не бывало. В абсолютно целое окно лилось солнце. «Кошмар привиделся, что ли», – подумал я, пытаясь прийти в себя. Затрезвонил телефон, на дисплее возникла надпись «Юля (клуб)». «Иди к черту, Юля-клуб!» – зло подумал я и отключил вызов. Недавно на вечеринке я познакомился с девушкой – Юлей. Мы несколько дней подряд весело проводили время. Но вскоре я к ней охладел. А Юля… Она, кажется, влюбилась и стала весьма навязчивой, и даже мои предложения расстаться пропускала мимо ушей. И я придумал довольно-таки злую шутку: назначил ей вечернее свидание за городом – на повороте к сосновому бору. Сказал, мол, будет романтично. Она, дура, согласилась. Ну а я не пришел. Теперь звонит, видать обижается. «Иди к черту, – окончательно решил я, – десять раз говорил, что пора прощаться». А меня сейчас больше волновало мое болезненное состояние. Вставать не хотелось, голова трещала от боли, но я нашел силы пойти в ванную. «Будем думать, что это был приступ галлюцинации, – пытался я объяснить ночной кошмар, стоя под горячими струями душа. – Или необычайно реальный сон, бывают же такие. Может полнолуние виновато?» Прошло три недели. Ни матери, ни отцу ничего о происшествии не сказал. Еще не хватало им знать, что их сын подвержен сомнамбулизму – неосознанным прогулкам с приключениями под воздействием полной луны. Но вот ночью мне снова стало плохо – проснулся от невыносимого жара в груди. Было так больно, что чуть не расплакался. Встал с кровати, но ноги не держали. Упал на пол и хотел позвать на помощь мать, спавшую в соседней комнате. Но горло сдавило, и я издал едва слышный звук, напоминающий писк. Потом меня вытошнило на ковер. Я стал ползти, извиваясь всем телом, к выходу. Но комната вдруг стала бесконечно длинной, за несколько минут я нисколько не продвинулся к двери. Стало страшно, ведь это симптомы какого-то серьезного заболевания психики! Вдруг услышал знакомую мелодию – звонок телефона. Решил, что смогу ответить и  позвать на помощь. Мобильный лежал на журнальном столике – на расстоянии вытянутой руки. Едва дотянувшись, одними пальцами столкнул трезвонившую трубку на пол. На дисплее светилось «Юля (клуб)». Выхода не было, и я нажал кнопку «ответить». «Алло,- захрипел я,  – помогите!» Казалось, никто не слышал. «Хи-хи-хи!» – послышалось из трубки. Я замолчал. Ехидный женский смех, сначала тихий, стал раздаваться все громче и громче. Затем смех стал зловещим, казалось ещё мгновение и его нечеловеческие, ледяные интонации окончательно сведут меня с ума. Я швырнул телефон в стену. Такого страха не приходилось испытывать ни до, ни после в своей жизни. Старался вспомнить хотя бы одну молитву, но мямлил лишь: «Господи помоги…». Но это не помогало. Ужас продолжался. Встать по-прежнему не мог. А через минуту увидел человеческую фигуру, сидящую в полутьме возле двери. Я узнал ту самую девочку из прошлого кошмара. Она опять сидела ко мне спиной. Потом развернулась и, опираясь на руки, ползком стала приближаться. Лица по-прежнему невозможно было разглядеть. Подумалось: «Если прикоснется ко мне, то умру, или сойду с ума, или провалюсь в ад». «Что тебе нужно?» – прохрипел я. И в ответ услышал то самое мерзкое хихиканье, которое минуту назад доносилось из телефона. «Тебе разве не смешно?» – удивительно знакомым голосом проговорила девочка. В этот момент комнату залил ослепительный свет, заставив зажмурить глаза. Я почувствовал, как кто-то трясет меня за плечо. С трудом приоткрыв веки, я увидел склоненную над собой маму и  заплакал. «Ты что, напился?» – спросила она, с удивлением глядя на обгаженный ковер – что случилось?» Говорить я не мог. Зато получилось встать и сесть на кровать. Все закончилось, но мне было по-прежнему очень страшно. Мама заварила мятный чай, выпил почти литр. Дрожь, наконец, унялась, паника отступила. Мама сказала, что проснулась из-за шума за стеной: услышала стоны и стук в моей спальне. Что можно было сказать в ответ? Все тоже, банальное – кошмарный до рвоты в буквальном смысле сон? Больше я ничего не стал объяснять, а просто лег спать. На следующее утро я размышлял, не отправиться ли сразу к психиатру? И решил все-таки посоветоваться с другом, родителей не хотел расстраивать. Во всяком случае, пока. С другом мы сидели в кафе, пили моккочино, долго разговаривали о жизни, о проблемах, да и просто о пустяках – давно не виделись. Наконец, когда я уже решился поведать о своих бедствиях, друг сообщил новость, от которой я чуть не упал со стула.  «Помнишь Юльку, сестру моей невесты, с которой вы познакомились в клубе?» – спросил друг. «Ну как не помнить, – с улыбкой ответил я – Она мне названивает регулярно: и вчера беспокоила». Мой собеседник побледнел, вздрогнул и, с испугом посмотрев на меня, сказал: «Ты ничего не путаешь? Она погибла месяц назад! Говорят, в тот день ездила за город, потом вернулась, напилась, снова села за руль, разогналась по трассе и слетела с моста». Я молча показал ему телефон с зафиксированными звонками. Друг почему-то встал, расплатился и, уходя, заметил: «А мобильный-то с ней в гроб положили». И вышел, не попрощавшись. Может быть, подумал, что я его разыгрываю, зло шучу? Вот так да! Значит я все-таки не сумасшедший! Однако хорошенькая альтернатива: не приступы шизофрении, а регулярные свидания с призраком! Сложно сказать какой выбор я бы сделал, если бы он был. Но допустим от галлюцинаций меня могли бы вылечить врачи, а кто избавит от привидения? Что она хочет? Отомстить? Но ведь я не знал, что наше знакомство закончиться так ужасно. Не мог даже предположить. Видит Бог, я не желал её смерти. Бог? Я немедленно отправился в ближайшую церковь. Там должны помочь или хотя бы дать совет и не принять за чокнутого. Ведь священники должны всерьез воспринимать информацию о потусторонних силах, религия учит, что жизнь человека не обрывается при телесной смерти. И действительно – батюшка вполне сочувственно воспринял мой рассказ. Сказал, чтобы я не боялся и не отчаивался. Предложил причаститься и исповедоваться, отстоять молебен, посвященный упокоению души Юли. После этого прошел месяц, никакие кошмары ни во сне, ни наяву меня не беспокоят. Я регулярно навещаю Юлину могилку, приношу живые цветы. Часто захожу в церковь, зажигаю свечу со словами: «Прости меня, Юля!» Она молчит. Неужели простила? Или готовит месть?

Сила молитвы

Однажды, чтобы успеть помочь маме на огороде (она живет в деревне), я приехала к ней очень рано. Дверь дома была закрыта. Я не стала стучаться – не хотела будить ее. Зашла  в сарай, нашла старые вещи, переоделась и стала полоть траву. Вот, думаю, увидит, сколько я сделала, обрадуется, спасибо скажет. Но не тут-то было. Проснувшись и увидев, что я работаю на огороде, мама меня отругала. Сказала, что сегодня Троица – большой божественный праздник, а черти меня «разжигают». Я обиделась и, переодевшись, молча двинулась на остановку, чтобы уехать домой. А на сердце было как-то тревожно. И неспроста. Вижу: к остановке приближается крупная грузовая машина, на прицепе тащит многотонную бочку. Водитель явно не знал нашей местности, не рассчитывал, что здесь за домами очень крутой поворот, поэтому вовремя не сбавил скорость. Бочка наклонялась все больше и больше на бок, грозя перевернуть кабину. А машина тем временем быстро приближалась к остановке, где стояла я. Похоже, водитель потерял управление. Катастрофа казалась неизбежной – прямо на меня несся огромный грузовик, кабина его была уже в пяти метрах от остановки. Из-за страха, я потеряла способность двигаться и соображать. Куда кинуться, что бы спастись – вправо или влево – уже не смогла бы сориентироваться за считанные секунды. И тут у меня в мыслях сами собой возникли слова из утренней молитвы: «Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас». И, закрыв глаза, успела произнести их трижды. Я ждала, что эта махина раздавит меня, ждала боли. Но вместо этого услышала скрежет: бочка оторвалась от рамы, перевернулась на бок и ударилась об асфальт. Вслед за бочкой опрокинулся грузовик, его отнесло на встречную полосу и протащило по инерции мимо остановки. От сильнейшего удара люк открылся, и меня обдало чем-то горячим, черным и липким. Это была эмульсия битума, как потом оказалось. Так как одежда на мне была из синтетики, эмульсия не впитывалась, а стекала «как с гуся вода» мне на ноги. Ногам было больно, но можно было терпеть. Я побежала к маме домой. Она, увидев меня, сильно испугалась, плакала. Меня всей деревней отмывали соляркой, искали мне одежду, чтобы переодеть. Теперь я верю в слово Божье, в силу молитвы. А про праздники стараюсь узнавать заранее.

Подготовил Иоанн Микрюков,
по материалам misticheskie-istorii.ru, demonhost.info

Поделиться.

Комментарии закрыты