Мрачный сосед

0

Они живут возле нас. Те, кого неведомая сила забросила в наш мир. Пугающие, но интересные существа с непонятным образом жизни, непостижимой логикой поведения. Их цель пребывания среди людей – тайна. Кто они агрессоры или пленники? Исследователи или учителя? Тот, кто отважится заглянуть в глубину их нечеловеческих душ, увидит только смятение и тоску по призрачной родине.

Мрачный сосед

Эта история началась в Финляндии, незадолго до так называемой зимней войны. В 1937 году в Кякисалми (ныне Приозерск) поселился шведский капитан Юхан Сигвард. Его появление в заштатном финском городке вызвало огромный интерес, который скоро сменился на чувство неприязни и страха. К чему, кстати, имелись веские основания.

Сигвард был высокого роста, силен и нелюдим. Всех финнов считал недочеловеками, о чем, бывало, и сообщал местным жителям. Имел собаку чудовищной злобы и неопределенной породы (говорили, что помесь гренландской лайки и полярного волка). Поселился на Дальней Мызе – месте, имеющем скверную репутацию. На воскресных церковных службах отсутствовал. Когда же досточтимый пастор Сиволайнен проявил интерес по поводу того, какой он веры придерживается, капитан с ухмылкой ответил: «Иудейской». И так злобно глянул на священника, что тот счел за благо немедля ретироваться.

Вскоре Сигвард приобрел морской мотобот «Господня благодать» и, закрасив его прежнее название, вывел на борту черной краской зловещие цифры – «666». Затем на Дальней Мызе появился гость капитана – глухонемой тип с лицом закоренелого преступника. С этого момента практически каждую ночь мотобот «Три шестерки» (как его окрестили местные жители) уходил в открытую Ладогу.

Зачем? О причинах можно было только догадываться, но то, что не для лова рыбы, в этом не сомневался никто.

Однажды рыбаки Карвонен и Такконен задержались на промысле. На озеро опустилась тихая ночь, что бывает на Ладоге редко. Показалась луна, озарив все вокруг холодным, мертвенным светом. «Полнолуние», – сказал Карвонен. «О да», – через полчаса согласился Такконен.

Внезапно чуткое ухо Карвонена уловило прерывистый вой. «Волк воет, ты слышишь, Такконен?» – спросил он. Тот подумал и ответил: «Мы стоим у Чертовой банки, до берега свыше десяти километров. Каким, по-твоему, должен быть этот волк, чтобы его голос был слышен на таком расстоянии?» Но вой становился все отчетливей, и столько скрытой угрозы и ярости таилось в нем, что оба замерли и тревожно переглянулись.

Утлый челн качнуло тяжелой волной, и рыбаки увидели проходящий недалеко от них на малых оборотах мотобот Сигварда. На носу «Трех шестерок» возвышалась могучая фигура капитана. Рядом с ним сидела его страховидная собака. И чья глотка – человеческая или собачья, исторгала столь неистовый и пугающий звук, определить было невозможно. («Оба выли», – позже уверяли рыбаки.)

Издалека, с темных просторов Ладоги, что-то ответило неясным зовом: не то зловещим шепотом, не то жутким вздохом. Или это налетел порыв ветра? Но мотобот тут же изменил курс и пошел в открытое озеро.

Накануне дня святого Улофа, когда, по старинным скандинавским поверьям, ведьмы и прочая нечисть слетаются на шабаш в местечко Блакулла, в Кякисалми случилось несколько кошмарных событий. Ночью кто-то проник в городскую кирху и совершил в ней ужасное святотатство: надругался над распятием, посбивал с постаментов скульптуры святых и оставил на кафедре проповедника некую мерзость, схожую с человеческим экскрементом. А вечером следующего дня кем-то был похищен пятилетний ребенок вдовы Лисы Ховенхеймо, побирушки и горькой пьяницы, живущей на окраине города. Ее сосед, ветхий старик, утверждал, что девочку увез на большой лодке с числом зверя сам дьявол – огромный и страшный. Однако окружающие к словам старика отнеслись безразлично, поскольку всем хорошо было известно, что Саполайнен, вследствие преклонного возраста и тяжелой контузии, полученной им в боях с «красными» финнами, давно уже замечает вокруг себя апостолов, ангелов и чертей…

Только директор местного музея Вяхавяйнен, человек начитанный и прозорливый, воспринял слова ветерана серьезно и поспешил к полицейскому исправнику Кууконену, которому сообщил о своих подозрениях. Полицейский вежливо выслушал его и сказал: «Ко мне уже прибегал наш городской библиотекарь господин Кюляя, так вот он считает, что Сигвард – большевистский агент, готовящий в Финляндии новую революцию. С библиотекарем ясно: свихнулся человек на шпионских романах, но от вас, честно признаюсь, таких выводов не ожидал, тем более со всей этой мистикой и чертовщиной».

Однако в отчете о происшествиях, составленном для полицейского управления в Хельсинки, исправник подробно изложил версию Вяхавяйнена, выдав ее за свою, а на Дальнюю Мызу направил полицейский наряд (наряд вернулся ни с чем: хозяин мызы и его гость отсутствовали, как и мотобот у причала).

В полночь 31 августа, в день святого Улофа, над Ладогой разразился сильнейший ураган и гроза. Такого буйства стихии не помнили старожилы. Волнами повредило мол и городской причал, порывами ветра валило вековые деревья и срывало кровлю с домов. И всю ночь в предместьях Кякисалми жарко пылала, вероятно, подожженная ударом молнии, Дальняя Мыза.

После этого урагана мотобот «Три шестерки» больше не видели. Он вместе с командой бесследно канул в пучине озера. Полицейские запросы в порты Лахденпохья, Сортавала, Импилахти и даже официальное обращение к советским пограничникам не принесли положительных результатов.

По материалам vk.com/uuuua, secretplanet.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты