Опасные драгоценности

0

По иронии судьбы, в водовороте чертовщины, связанной с драгоценными камнями, стойко лидирует алмаз – антидемонический камень персидских легенд. Само название камня происходит от греческого «адамас», что значит «неуязвимый», «непогрешимый». Надежда Тэффи называет его светом Христовым, а Пятикнижие – царем камней и стражем добродетели. Тем не менее, при желании этот страж добродетели способен устроить множество проблем своему владельцу.

Коронованная трагедия

Уникальный синий бриллиант «Хоуп» вот уже три столетия кряду косит всех своих владельцев, не зная снисхождения. Возможно, камень так и не смог простить человеку разлуку с родиной – по признанию французского дипломата Жана Батиста Тавернье, к середине XVII века прибравшего к рукам все каналы поставок драгоценных камней в Европу, алмаз был украден из индийского храма – практика, в общем-то, привычная для европейских «цивилизаторов», презиравших обычаи других народов. Однако в этот раз исполнителей для щекотливого поручения пришлось искать очень долго – даже последний бродяга не решался навлечь на себя гнев легендарного воителя Рамы, чью статую и украшал злополучный алмаз. К тому же, камень был вставлен в левую глазницу божества, а в индуизме левая сторона считается нехорошей, карающей. Тем не менее, осел, груженный золотом, брал и не такие крепости. В конце концов, Тавернье все-таки заполучил искрящееся голубое сокровище, и в 1669 г. преподнес камень в дар Людовику XIV, а на следующий день в Париже разразилась чума, вероятно, завезенная из дальних странствий.

Король-Солнце не внял знамению и щедро отблагодарил пройдоху Тавернье. Камень, прозванный «Голубым французом», поступил в огранку, причем более половины его веса ушло в утиль. После обработки алмаз, весивший 112,5 карат, уменьшился до 44,5 карат. Наверняка под пристальным монаршим взглядом у мастера дрожала рука, а быть может, ювелир уже чувствовал затаенную ярость камня. Так или иначе, разочарованный король носить бриллиант не захотел и подарил его маркизе де Монтеспан, после чего звезда блистательной фаворитки закатилась. Она располнела и подурнела, а потом ее имя всплыло при расследовании скандального дела отравительницы Мари де Бренвилье. Прощаясь с Версалем, разъяренная маркиза сорвала с шеи ожерелье с синим бриллиантом и швырнула его прямо в лицо неверному любовнику. Вскоре почти всю королевскую семью скосила чума, причем первым скончался наследник престола – единственный законный сын Людовика XIV Великий Дофин. Затем пришел черед внука короля Людовика Бургундского и его супруги Марии Савойской.

Выздоровление двухлетнего дофина Вьенского, младшего отпрыска Бургундского дома, медики считали великим чудом. Но как только молодой Людовик XV вступил во владение семейной реликвией, как на юного короля посыпались козни. После долгих лет противостояния с клерикальной партией его подозрительность разрослась до маниакальных пределов, а среди знати начались разговоры о низложении помешавшегося монарха. Заговорщиков опередила оспа – в 1774 г. король принял мучительную смерть, завещав «Голубого француза» своему внуку – будущему Людовику ХVI.

Новый правитель побаивался камня и подарил его Марии-Антуанетте, которая в проклятия не верила и не расставалась с ним даже в тюремной камере. Алмаз отплатил черной неблагодарностью – 21 сентября 1792 г. королева взошла на эшафот. А всего через несколько дней в руках палачей очутилась и лучшая подруга Марии-Антуанетты принцесса де Ламбалье – единственная дама, которой разрешалось примерить проклятый бриллиант. Для сильного эффекта энергетически насыщенному камню не нужен постоянный контакт – достаточно одного прикосновения…

Разбитые надежды

После провозглашения республики следы «Голубого француза» затерялись в вихре революционных страстей. Впору бы вздохнуть с облегчением, но в 1830 г. легендарный синий бриллиант неожиданно всплыл в Лондоне. Зажиточный банкир Генри Филипп Хоуп узнал фамильную реликвию Бурбонов среди множества безделушек, томившихся в антикварной лавке.

Генри наверняка догадывался о дурном норове алмаза, но почему-то решил, что новое имя вдохнет в камень новую судьбу. Так «Голубой француз» был переименован в «Хоуп», что по-английски значит «Надежда». Однако камень лишь посмеялся над наивным финансистом: через несколько лет сын Генри был отравлен завистливым конкурентом, а убитый горем отец в считанные дни сгорел от тоски. Имущество Генри унаследовал внук, бездельник и кутила, в течение трех лет пустивший по ветру богатое наследство. Ушел с молотка и зловещий бриллиант. По слухам, его приобрел дворянин-эмигрант, измученный ностальгией по «прекрасной Франции», но камень еще крепче затянул узел смертной тоски – однажды вечером служанка обнаружила господина Колота на чердаке в петле, а бриллиант плавно перекочевал в карман князя Корытовского – единственного приятеля покойного. Безнадежно влюбленный в актрису Ледю, князь надеялся произвести впечатление на избалованную кокетку, и сердце красавицы наконец-то оттаяло в лазурных лучах алмаза. Но как только Ледю одарила титулованного поклонника взаимностью, как князем овладела чудовищная ревность. Кончилось тем, что он застрелил возлюбленную прямо на сцене и бежал в Россию, опасаясь тюрьмы. Однако в родном Петербурге Ивана Корытовского уже поджидала бомба террориста…

Из России «Хоуп» плавно перекочевал в Турцию: султан Абдул-Хамид II, большой почитатель драгоценностей, пожелал пополнить свою коллекцию диковинным синим алмазом. Правда, первая попытка доставить камень ко двору обернулась гибелью купца-египтянина, перевозившего проклятый бриллиант.

Когда «Хоуп» добрался до дворца, султан с гордостью преподнес его своей любимой жене, а затем в точности повторилась история предыдущего владельца: в припадке гнева Абдул-Хамид зарезал несчастную, а потом горько оплакивал ее. После этого случая в характере султана произошла резкая перемена: хотя начинал он как вполне прогрессивный правитель, военная реформа обернулась неслыханным террором. Мятежи в провинциях, разоренных непосильной данью, чередовались с кровавыми расправами над бунтовщиками и погромами армян. За два-три года в стране были ликвидированы пресса и театр, велось активное наступление на конституцию. В конце концов офицеры-младотурки усомнились в здравом уме правителя и, окружив дворец, объявили о низложении султана. Еще одна королевская семья встретила бесславный конец.

После смерти Абдул-Хамида разорившиеся наследники, искавшие прибежища во Франции, были вынуждены продать «Хоуп» известному ювелиру Пьеру Картье. Мастер нашел оправу камня безнадежно устаревшей и вставил его в оправу из обычных белых бриллиантов, открыв взору зрителя бесконечную игру голубого пламени в различных проекциях.

Новое колье очень понравилось американке Эвелин Маклин, дочери миллионера Томаса Уолша. Стоит отдать должное Картье: он поведал своей постоянной покупательнице всю подноготную бриллианта, однако Эвелин, хлебнувшая лиха с мужем-алкоголиком, рассудила, что самое худшее в ее жизни уже произошло, но на всякий случай все же освятила украшение в церкви. Но христианские обряды не произвели должного впечатления на камень, служивший Раме: в один прекрасный день супруг Эвелин допился до белой горячки и закончил свои  дни в сумасшедшем доме. Через несколько лет старший сын погиб в  автомобильной катастрофе, а дочь, на которую семейство возлагало большие надежды, пристрастилась к наркотикам и скончалась  от передозировки в 1946 г. А через год не стало и самой миллионерши – лучшие врачи оказались бессильны перед скоротечной пневмонией и отеком легких.

Распорядитель имуществом Эвелин решил больше не искушать судьбу и подарил зловещий камень Национальному музею естественной  истории  в Вашингтоне. Но «Хоуп» и здесь показал зубы: не прошло и месяца, как почтальон, который вез бандероль с камнем, попал под грузовик. А когда пришло время выписываться из госпиталя, оказалось, что возвращаться-то и некуда: врачи не осмелились сообщить горемыке, что его дом сгорел, а любимая жена скончалась от ожогов.

К слову, по прибытии в музей «Хоуп» удивил геммологов не только своей жуткой историей, но и уникальными физическими свойствами: при облучении ультрафиолетом бриллиант несколько минут светится, как раскаленный уголь. Другие алмазы так себя не ведут.

По ту сторону добра и зла

Не менее знаменит и другой проклятый бриллиант из сундучка Марии-Антуанетты, носящий имя «Регент». По стечению обстоятельств, он также был похищен из Индии, но уже по приказу губернатора крепости Сэнт-Джордж Томаса Питта, подкупившего одного из рабочих алмазной Голконды. Чтобы укрыть алмаз от глаз надсмотрщиков, раб рассек себе бедро и спрятал в рану камень весом 410 карат. Вот только расчета храбрец так и не дождался – получив камень, сэр губернатор вспомнил славное пиратское прошлое и выбросил индуса за борт, но в скором времени пожалел, что связался с алмазами. В безмятежной синеве Индийского океана ему мерещились истлевшие лица подельников, жадно требующих своей доли. В итоге Питт сбагрил камень персидскому купцу Джамхунду.

Оказавшись в Европе, камень был продан Филиппу Орлеанскому, занимавшему должность регента при малолетнем Людовике XV – отсюда и название бриллианта. Тем не менее, в семействе герцогов Орлеанских алмаз не задержался: наследники Филиппа преподнесли его в дар Людовику ХVI, зная слабость Марии-Антуанетты к блестящим камешкам.

После революции «Регент» оказался в эпицентре детективной истории: после разграбления дворца Тюильри, где хранилась реликвия, по обвинению в краже на виселицу угодили четверо ни в чем не повинных людей, прежде чем в Конвент поступило анонимное письмо с указанием тайника, где спрятан украденный камень. Находка сохранила жизнь пятому приговоренному – стражнику, охранявшему дворец в злополучную ночь.

Дни, проведенные в выгребной яме на аллее Вдов, пробудили разрушительную силу «Регента»: в качестве жертвы камень избрал самого Наполеона, дождавшись, пока император вставит его в эфес парадной шпаги, чтобы триумфально прогарцевать перед несносными английскими задаваками у Ватерлоо. После разгрома французской империи бриллиант нашел пристанище в Лувре. По-видимому, ему там нравится: во всяком случае, о новых кознях алмаза пока ничего не слышно.

Не принесли драгоценности счастья и первой жене греческого миллиардера Аристотеля Онассиса Тине Ливанос. Супруг бросал к ее ногам эксклюзивные сапфиры редких окрасок и роскошные бриллиантовые гарнитуры с монограммой Т.I.L.Y, что означало "Tina I love you", но это не мешало ему крутить роман с примадонной Марией Каллас. Устав от измен, Тина подала на развод, но горе оказалось сильнее: у женщины развилась зависимость от антидепрессантов, и однажды ее нашли в постели мертвой.

Не заладилась судьба и у детей Тины: ее сын Александр разбился на гонках, а дочь Кристина так и не нашла мужчину своей мечты и несколько раз пыталась свести счеты с жизнью. После ее смерти все драгоценности достались внучке Онассиса Афине Руссель, однако первое, что сделала девушка, вступив в права наследства – распродала все роскошные кольца, серьги, браслеты и ожерелья, хотя среди них, безусловно, имелись вещи, обладающие художественной ценностью. Очередная прихоть золотой молодежи?

По мнению практикующих знахарей Александра и Натальи Берегиней, Афина поступила мудро.

Проклятых камней на самом деле не существует, а зло, заключенное в роковых бриллиантах, вписано в память кристалла самими людьми. «Алмаз – не простое украшение, а живая искра первозданного звездного огня, выжигающая всю нечисть, – объясняют маги. – Сила его настолько универсальна, что с его помощью можно достичь чего угодно, но только при условии, что поставленная цель возвышена и не противоречит божественному закону». Но если владелец сосредоточен только на материальной стороне жизни или, что еще хуже, пытается сделать камень соучастником неблаговидных поступков, бриллиант расстроит все его дела, избавив от всего, что, по его мнению, препятствует духовному росту. Поэтому при малейшем сомнении рекомендуется отдать алмаз туда, где ничто не препятствует его высоким вибрациям – в храм или в музей. Все равно рано или поздно все зловещие камни там и оседают…

Кроме того, знатоки драгоценных камней отмечают за алмазом колоссальную нетерпимость ко лжи и лицемерию: из каждого шкафа будет извлечен запыленный скелет, а каждый затаенный порок разрастается до вселенского масштаба. Поэтому древние персы называли бриллиант еще и камнем искушения. Разумеется, человеку волевому и стойкому не составит труда выдержать экзамен на духовную зрелость, но способны ли на такое сильные мира сего, нередко добывающие средства на покупку бриллиантов извилистыми путями насилия, эксплуатации и обмана – весьма сомнительно. А значит, не за горами новые сказания о проклятых алмазах и разбитых судьбах…

Подготовила Анабель Ли,
по материалам книги Ю. Туйска «Таинственный мир самоцветов»; книги Н. и А. Берегинь «Целительная сила камня»

Поделиться.

Комментарии закрыты