Подаренная картина оказалась дверью в потусторонний мир

0

«Не отчаивайся, милый!»

Весь день лил дождь, куртка и ботинки Игоря промокли почти насквозь, но он шел и улыбался. Ничто не могло испортить его прекрасное настроение в этот знаменательный для него и Танечки день. Сегодня – первая годовщина свадьбы!

Он крепко прижимал к себе большой прямоугольный сверток, обернутый газетами и полиэтиленовой пленкой. Там был подарок – картина. Неделю назад Игорь принес знакомому художнику фотографию жены и попросил нарисовать портрет. Получилось изумительно! Рука талантливого мастера оживила изображение Татьяны внутренним светом, теплыми, веселыми красками. Казалось, художник смог запечатлеть душу женщины.

Татьяне очень понравился портрет, и было решено повесить его в спальне напротив кровати. После этого прошло полгода…

– Игорь Андреевич, ответьте, пожалуйста, на звонок, это очень срочно, – раздался из приемной голос секретарши.

– Соединяйте, – ответил Игорь.

– Игорь Сергеевич, здравствуйте. Ваша жена попала в аварию. Мы сожалеем…
В трубке еще что-то говорили, но Игорь уже не мог слушать, голова закружилась, и бешено забилось сердце…

Звонили из больницы. Таня была на седьмом месяце беременности и ехала на такси в женскую консультацию на прием. Водитель такси не справился с управлением на скользкой дороге и угодил под грузовую машину, ехавшую навстречу. Водитель и беременная женщина моментально погибли.

На похоронах Игорь был не похож на себя – угрюмый, с серым, неподвижным лицом. Не сказал ни единого слова, ни родственникам, ни своей матери Анне Петровне. Не дождавшись поминок, сел в машину и уехал домой.

Каждая мелочь, каждый уголок в квартире берегли тепло воспоминаний о его любимой. Вот шерстяной плед, под которым она могла подолгу сидеть с книжкой и кружкой чая. Плед до сих пор хранил запах ее духов. А вот та самая книга, которую она так и не успела прочесть до конца…

Игорь закутался в плед и заплакал. Он не знал, как дальше жить, ведь он не только потерял любимую женщину, но и еще нерожденную дочку, появления которой они так ждали. Он жалел, что в тот день отправился на работу, а не с женой в поликлинику. Игорь взял из холодильника бутылку коньяка и перебрался в спальню. «Таня… Танечка…» – шептал Игорь, прикасаясь ладонями к ее портрету на стене…

Спустя неделю Анна Петровна позвонила Игорю на мобильный, но он не отвечал. Не выдержав, мать поехала к нему домой. Дверь в квартиру оказалась открытой. Повсюду на полу и на столах валялись пустые бутылки из-под коньяка и водки, Игорь спал на кровати, обнимая портрет жены.

«Господи, Игорь, что бы сказала Танечка, увидев тебя в таком виде? До чего ты опустился, сынок! Ты должен прибраться и взять себя в руки! – запричитала Анна Петровна. – Давай-ка я тебе помогу». Она начала собирать пустые бутылки с пола. «Мама уйди! Мне плохо. Я никого не хочу видеть!» – закричал Игорь и буквально вытолкал мать за дверь. Он повесил портрет обратно на стену и снова заснул.

Игорь проснулся посреди ночи в холодном поту. И отчетливо услышал голос, зовущий его. В комнате клубился призрачный, серебристый туман. С портрета на Игоря смотрела Таня, но не нарисованная, а словно живая. Глаза её наполнились нежностью, а от холста исходило мягкое, голубоватое свечение. Игорь встал с кровати и медленно подошел к картине. Таня улыбнулась и протянула полупрозрачную руку, дотронулась до щеки мужа.

Он не мог поверить в происходящее, но прикосновение было живым и теплым… «Не отчаивайся, милый, жизнь продолжается, оглянись», – прошептала Таня.

Игорь осмотрелся: он стоял в той же самой квартире, в которой они жили, но чистой и прибранной. На столе красовались свежие цветы, а на кровати лежали аккуратно сложенные детские вещи. Рядом стояла умершая жена, склонив голову ему на плечо.  «Смотри, что я приобрела для нашей малышки», – прошептала Таня и достала из ящика комода крохотные белые пинетки. Игорь покачнулся, в ушах зазвенело… А спустя мгновение, темнота застила его сознание…

Утром Игорь проснулся в своей кровати один среди пустых бутылок, с портрета на него смотрела Татьяна. Зазвонил телефон.

– Игорь, ну как ты там, сынок? – услышал он обеспокоенный голос матери.
– Все хорошо, мама, не волнуйся, извини за вчерашнее.
– Я все понимаю, дорогой, только ты не отдаляйся, пожалуйста, ведь у тебя кроме меня никого нет…
– Прости… Я перезвоню немного позже, хочу прибраться в квартире. Приходи ко мне завтра, буду рад видеть.

Игорь весь день старался не вспоминать ночной сон, прибирался в квартире и занимался другими делами.

А ночью его снова разбудил голос жены, зовущий, любимый, родной. Все повторилось так же, как вчера. Он ласково смотрел в синие, наполненные слезами, тоской и любовью глаза жены. И был счастлив, прижимая к себе вновь обретенную женщину.

Утром Анна Петровна пришла к сыну, дверь снова была открыта, но Игоря не оказалось дома. В квартире было чисто. Анна Петровна решила убрать вещи, которые напоминали сыну о погибшей жене. Она сменила постельное белье, спрятала плед в шкаф, выкинула Танину зубную щетку и принялась собирать в пакеты ее одежду. Кроме того, мама сняла со стены Танин портрет, упаковала его, и, закрыв квартиру, вызвала такси.

Дома Анна Петровна подняла все вещи невестки на чердак, а портрет спрятала в старый пустой шкаф и заперла дверцы на замок.

А Игорь так и не вернулся домой, найти его не смогли.

Спустя год, после всех этих трагических событий Анна Петровна решила продать свое жилье и перебраться к себе на родину в деревню.

Во время переезда, когда грузчики двигали мебель, Анна Петровна вспомнила о спрятанной картине, открыла шкаф и вытащила Танин портрет. Глянула на него и замерла –  на холсте счастливо улыбался ее сын, обнимающий жену и маленькую дочку…

Лучше умирать крещеным

Хочу написать о том, что случилось c моим дедушкой двадцать лет назад. Замечу, что он никогда не был верующим человеком, никогда не мистифицировал и не демонизировал даже необъяснимые на первый взгляд явления. Одним словом – материалист. В детстве он был бодрым советским пионером. На старых, черно-белых фотографиях он и его друзья похожи на героев книги Гайдара «Тимур и его команда»: веселые, ни в чем не сомневающиеся мальчуганы в сложенных из газет пилотках и матерчатых тюбетейках, с мячами и книгами в руках. Такие вот дети 40-х годов.

В молодости дед занимался спортом, купался в проруби, ходил в бассейн и баню каждую неделю, никогда не курил, крайне редко выпивал. Работал до глубокой старости, будучи уже на пенсии.

Когда мама выписывала журнал «Наука и религия», где в конце 80-х начинали печатать что-то про ауру, реинкарнацию и прочие невероятные явления, дед только руками махал от негодования. Говорил, что это все бред, психушка плачет по тем, кто принимает такие небылицы за правду. Вот такой был характер у дедушки, и к мистификациям он был не склонен.

Мой дедушка со своими сестрами и бабушка с ее братом были некрещеные. Их родители вместе работали допоздна, и то ли времени не хватало сходить в церковь, то ли боялись, что на работе узнают – такое уж было время. Моя мама и дядя — тоже некрещеные.

И вот однажды, пока дедушка был в командировке, умерла моя бабушка, его супруга. Умерла мгновенно, от разрыва сердца, стоя на кухне и что-то готовя. Стоял сентябрь, было тепло, мы с родителями в те дни еще возились на даче, а они уже переехали в город.

Тело бабушки обнаружила моя мама, приехавшая на следующий день после трагедии: домашний телефон вдруг перестал отвечать, а созванивались они каждый день.

Мама, войдя в квартиру, увидела, что вода из крана бежит в раковину, во всех комнатах светятся лампочки, вентиль газовой конфорки – открыт! Слава Богу, была распахнута форточка, и газ уходил в окно. Повезло, иначе бы новой трагедии – не миновать.

Мама позвонила на предприятие, где находился дед, и он срочно отправился домой. Переживал страшно, плакал, сердце болело. Приехал ночевать к нам и улегся на кровать совсем без сил.

Только лег спать, а к нему на одеяло вдруг прыгнули наши собаки – два спаниеля. Обычно он их особо не гладил, не любил, а тут обнял и спал крепко, не просыпаясь, до самого утра. Проснулся бодрым, как никогда. Собаки всегда засыпали со мной, потом уходили к маме, но тогда, видимо, почувствовали, что деду нужна помощь.

Потом он засобирался и уехал к себе, хотя мама и отговаривала. На следующее утро вернулся к нам поникший, с бледным лицом. Трясущимися губами сказал, что туда больше один не поедет, и ночевать не будет. Что же с ним приключилось? Дед, приехав от нас, начал готовиться ко сну. К слову, все зеркала были занавешены, вещи бабушки не тронуты. Но тут старик услышал, что на кухне заплескалась вода, потом в коридоре зажегся свет! Пока он ходил и все выключал, открылась балконная дверь. Затем вновь зашумела вода, но уже в ванной. Вернулся в комнату – работает телевизор. Лег спать, а уснуть не может. Лежит в каком-то полузабытье и слышит жуткий протяжный зов: «Гриша, Гриша…» Дед только проворчал: «Ну, перестанешь ты или нет? Что ты хочешь? Угомонись! Хватит уже!» После все стихло, и он заснул.

Потом рассказывал, будто проснулся от того, что на рассвете мимо него прошел кто-то в домашних тапочках. Мол, разбудил его звук, который слышишь, когда задники тапок бьются о пятки при быстрой ходьбе: шлеп-шлеп. Бабушка всегда очень бодро ходила, вставала рано, начинала готовить-убирать, ругала нас, что мы медлительные… А дед, тем утром, в оцепенении наблюдал, как полупрозрачная человеческая фигура прошла через комнату, открыла с грохотом дверь на балкон и исчезла. Бабушка хранила на балконе припасы — консервированные огурцы и прочее. Дед встал закрыть дверь. Говорит, пока задвижки дергал, заметил краем глаза, слева от себя черную тень. А голову повернул – ничего нет!

Только дух перевел, слышит, откуда-то снизу жужжание раздается. Заглянул под свою кровать — по паркету катаются сами собой детские машинки моего брата. Но они хранились в другой комнате и давно их уже никто не трогал! Дед не выдержал, собрался кое-как и к нам приехал.

Несколько часов спустя дедушка, мама и дядя, все вместе отправились туда забрать вещи деда. Вошли, а в квартире опять вовсю шумит вода, свет на кухне горит. Мама сказала: «Ну что же ты, папа, забыл в суматохе закрыть да выключить». Но дедушка уверял, что все было в порядке.

Мама запалила церковную свечку, поставила перед зеркалом и они стали упаковывать чемоданы. А через какое-то время слышат: шлеп-шлеп, шлеп-шлеп. Приближаются шаги! Никого не видно, но слышно, как кто-то подошел к свече и задул ее: «Фух!». Перепугались все не на шутку, а мама сказала: «Не может одно и то же померещиться троим людям одновременно».

Из квартиры почти выбежали и разъехались по домам: дедушка с мамой к нам, дядя – к себе.

Дядя говорил, что если бы знал, что будет потом, то тоже к нам ночевать поехал. И вот почему. Он рассказывал, что к нему и днем, и ночью приходила бабушка и нежно гладила по волосам. У дяди были роскошные черные кудри — он ими гордился. Но на 9-ый день после смерти бабушки коротко постригся. Кроме того, его жене кто-то сказал, что домашние животные — лучшие защитники от привидений. Они взяли первого попавшегося котенка в дом. А еще дядя дважды приглашал священника освящать жилище.

А в дедушкиной квартире чертовщина не прекращалась. Ни через 9, ни через 40 дней. Дедушка так с нами и жил. Бабушка являлась по ночам и маме, и мне. Мама ей говорила: «Что же ты нас беспокоишь?» А та в ответ: «Потому что креста на вас нет!»

Меня она однажды сильно напугала во сне: подошла к кровати в ярко-зеленом плаще и смеялась громко, страшно. Я хотела перекреститься, но руку, словно каменную, не смогла поднять.

Подумали мы и решили всей семьей принять обряд крещения в православной церкви, как говориться, лучше поздно, чем никогда. Даже дедушка согласился.  

И вот уже много лет в нашей семье пребывает спокойствие. Только однажды дедушка сказал, что бабушка ему снилась: стояла в большой лодке рядом с другими умершими родственниками. Они собирались отплыть от берега и звали деда к себе, но тот отказался, рано, мол, еще. Впрочем, подытожил дед, «отплывать» на тот свет после крещения уже не страшно.

По материалам 4stor.ru, otstraxa.su

Поделиться.

Комментарии закрыты