Призрак, спасший Францию

0

Хотя привидения являются существами бесплотными и пребывают в параллельном мире, порой их вмешательство воздействует на события в нашей реальности. Двести лет назад одно из таких мистических существ сыграло главную роль в судьбе целого государства.

Загадка прусского отступления

В истории Франции есть памятная дата – 10 августа 1792 г., день провозглашения Французской Республики. Накануне вечером в Париже началось народное восстание. После его победы власть перешла в руки революционеров. Король Людовик XVI и его семья были арестованы.

Но уже 29 августа на территорию Франции вторглась 80-тысячная прусская армия, чтобы восстановить монархию. В авангарде наступал отряд французских дворян-эмигрантов, жаждавших расправиться с ненавистными революционерами. Главнокомандующим войсками был герцог Брауншвейгский.

2 сентября интервенты заняли Верден. Но потом продвижение их войск замедлилось, так как они столкнулись с растущим сопротивлением населения. Повсюду крестьяне вооружались и нападали на небольшие отряды пруссаков, снабжение их армии стало проблемой. 20 сентября у селения Вальми интервенты попытались атаковать позиции французов, но безуспешно. А вскоре началось общее отступление войск герцога Брауншвейгского, которые в считанные дни покинули территорию Франции.

С военной точки зрения для столь поспешного бегства у пруссаков не было никаких причин. Даже Наполеон I назвал отступление загадкой. Во всяком случае, само сражение при Вальми не является ключом к ее объяснению: неудача пруссаков вовсе не носила столь серьезного характера, чтобы вызвать последующее бегство.

Эмигранты же, отступавшие вместе с интервентами, не только проклинали герцога Брауншвейгского за измену, но и утверждали, будто он был подкуплен агентами Парижа: те якобы передали главнокомандующему бриллианты французской королевы для оплаты его многомиллионных долгов.

Чтобы опровергнуть эти домыслы, герцог Брауншвейгский напомнил, что в походе вместе с ним был прусский король Фридрих-Вильгельм II, имевший решающий голос в штаб-квартире его армии. Тем самым, военачальник дал понять, от кого исходил приказ об отступлении. Но почему король это сделал, оставалось загадкой.

Тайна раскрылась через пять лет, когда прусский король умер. В берлинской газете были опубликованы воспоминания одного из приближенных Фридриха-Вильгельма, пользовавшегося его исключительным доверием. В них рассказывалось о мистическом случае, который произошел с венценосной особой в занятом пруссаками Вердене незадолго до боя под Вальми.

Верденское чудо

Сначала надо сказать несколько слов о личности короля. Фридрих-Вильгельм II, племянник Фридриха II Великого, который почти полвека железной рукой правил королевством, разительно отличался от своего умного, образованного и ловкого предшественника на прусском престоле. Новый король был ограниченным, туповатым человеком, поклонником оккультизма, блестяще представленного графом Калиостро, и состоял в тайном мистическом обществе розенкрейцеров.

Фридрих-Вильгельм выбрал его среди других подобных сообществ, во множестве возникших в то время, из-за простоты названия: буквально «роза и крест». Красная роза символизировала душу, а золотой крест – человеческое тело. Король охотно принимал участие в магических сеансах: стоя перед треугольным алтарем, внимательно вслушивался в загадочные заклинания, которые должны были дать возможность общаться с духами.

А теперь вернемся в Верден. В один из вечеров Фридрих-Вильгельм устроил бал в честь прусских офицеров и французских дворян-роялистов. На балу царило шумное веселье. Неожиданно к Фридриху-Вильгельму почтительно подошел какой-то человек, весь в черном. И шепотом произнес несколько слов. Король вздрогнул – это был хорошо известный ему пароль ордена розенкрейцеров. Повинуясь знаку, поданному незнакомцем, Фридрих-Вильгельм последовал за ним.

Человек в черном привел его в небольшую комнату, стены которой были окрашены в зловещий темно-красный цвет отблесками пламени, пылавшего в камине. Пока король оглядывал это мрачное помещение, незнакомец исчез. У Фридриха-Вильгельма возникло опасение, не завлекли ли его в ловушку. Он уже направился к двери, но тут его остановил властный голос, звучавший приглушенно, словно из другого мира: «Остановись! Не уходи отсюда, пока не выслушаешь того, что я тебе скажу…»

Вздрогнув от неожиданности, Фридрих-Вильгельм обернулся: в полутьме сбоку от камина возникла какая-то фигура. Вглядевшись, король похолодел: перед ним был призрак его покойного дяди. В отблесках пламени Фридрих-Вильгельм разглядел хорошо знакомое ему худое лицо с плохо выбритыми щеками, характерный профиль, нос, запачканный нюхательным табаком, живые глаза, сгорбленные плечи. На призраке был всегдашний силезский сюртук, известный каждому, видевшему короля в последние годы его жизни. К тому же, он опирался на неизменную трость, ручка которой была покрыта кожей, сильно потертой от долгого употребления. Вне всякого сомнения, это был он – Фридрих II!

«Ты узнал меня?» – спросил призрак голосом покойного Железного Фрица. Убедившись по лицу короля, что тот готов с почтительным вниманием выслушать его, призрак продолжил: «Когда ты двигался из Баварии в Бреслау вместе с войсками, которыми я поручил тебе командовать, я при всех заключил тебя в объятия и сказал: “Ты больше, чем мой племянник, ты мой сын и унаследуешь мою власть и славу”. Так вот, сегодня я пришел потребовать от тебя сыновнего повиновения. Я пришел повторить тебе слова, которые император Карл VI услышал в лесу Манса: “Не езди более впереди на коне, ибо тебя предали”».

После этого призрак поведал королю, что французские роялисты предали его, втянув в опасную для Пруссии авантюру. Поэтому он должен немедленно прекратить участвовать в ней, иначе его ждет лишение престола, тюрьма и скорая смерть.

Пламя в камине почти догорело, и в сгустившемся мраке призрак исчез, так же неожиданно, как и появился – бесшумно растворился в воздухе. А король остался стоять, обдумывая услышанное. Больше всего на Фридриха-Вильгельма подействовало последнее предсказание. Без трона он вполне мог обойтись. Однако он очень хотел жить. Что касается самого предупреждения призрака Железного Фрица, то розенкрейцеры утверждали, что духам открыто будущее, и поэтому они никогда не ошибаются в своих прогнозах.

На следующий день король Фридрих-Вильгельм II отменил планировавшееся наступление его армии на Париж, а вскоре отдал приказ об общем отступлении. Впоследствии он не раз пытался с помощью магических заклинаний вызвать дух своего дядюшки, чтобы отчитаться о выполнении его указания и спросить, что ждет его в будущем. Но призрак Железного Фрица не являлся. Король просил своих наставников-розенкрейцеров объяснить, почему дух упорно избегает общения с ним и не предвещает ли это для него, Фридриха-Вильгельма, беды.

Те в ответ успокоили своего адепта, сказав, что дух усопшего Фридриха II Великого пришел на помощь племяннику, когда для того настал судьбоносный момент. Но поскольку теперь впереди у него безоблачное будущее, Железный Фриц не считает нужным вмешиваться в ход событий. И прусский король до конца жизни был убежден, что удостоился великой чести лицезреть настоящего духа.

Догадки Бомарше

На этом можно было бы поставить точку в истории с призраком, решившим исход войны, если бы не известный французский драматург Пьер Огюстен Бомарше. О его причастности к событиям стал известно в 1839 г., через 47 лет после битвы при Вальми, когда в газете «Журналь де виль и де кампань» был опубликован рассказ одного современника революции, пролившего свет на тайну прусского отступления. Автор этого рассказа аббат Сабатье принимал участие во многих событиях революционных лет и был знаком с известными политическими деятелями и писателями того времени. Сабатье был близким приятелем Бомарше и именно от него узнал историю, которую поведал французским читателям.

В середине сентября 1792 г., как раз во время вышеописанных событий, Бомарше решил навестить своего старого друга, известного актера театра «Комеди Франсез» Флери, который играл еще в премьере его знаменитой «Женитьбы Фигаро». Но дома оказалась лишь 10-летняя племянница актера, знавшая Бомарше и охотно отвечавшая на его вопросы. По ее словам, 8 или 10 дней назад Флери уехал в Верден. Бомарше был изумлен: ведь этот город был захвачен пруссаками? Какие дела были там у парижского актера? Во всяком случае, Верден был самым неподходящим местом для того, чтобы пытаться там выступать в театре.

Через некоторое время Бомарше снова заехал к Флери и на этот раз застал его. Драматург стал расспрашивать его, но обычно разговорчивый актер наотрез отказался сообщить что-либо о своей поездке. Более того, уверял, будто вообще не покидал Парижа. Это лишь разожгло любопытство Бомарше. Однако узнать что-либо определенное было невозможно, Флери продолжал отмалчиваться.

Но Бомарше не был бы самими собой, если бы не выдвинул гипотезу, которая, несмотря на всю свою экстравагантность, впоследствии получила косвенное подтверждение в одной легенде, относящейся к пребыванию прусской армии в Вердене.

Тщательно собрав все слухи, ходившие тогда в Париже, а также увидев публикацию в берлинской газете одного из приближенных Фридриха-Вильгельма и сопоставив их с известными ему сведениями, Бомарше пришел к убеждению, которое поведал аббату Сабатье: Флери ездил в Верден, чтобы предстать перед суеверным прусским королем в виде призрака Фридриха II. За несколько лет до этого Флери уже пришлось сыграть на парижской сцене роль Фридриха, причем, с огромным успехом. Артист научился искусно гримироваться под Фридриха, копировать его жесты и голос; знавшие прусского короля единодушно утверждали, что было трудно отличить копию от оригинала. Флери даже ухитрился получить из Берлина старую шляпу, сапоги и сюртук прусского короля.

Бомарше был убежден, что когда во Францию вторглась прусская армия, чтобы восстановить ненавистную монархию, французское правительство решило использовать талант Флери, поручив ему еще раз сыграть роль Фридриха II. Шансы на успех были велики, потому что многие просвещенные люди того времени верили, будто в решающие моменты перед вершителями судеб могут являться с того света призраки их предшественников.

Идея, вероятно, принадлежала вождю революционеров-якобинцев Дантону или его секретарю Фабр д'Эглантину, который сам писал пьесы и хорошо был знаком с актерами «Комеди Франсез». По мнению Бомарше, он сочинил убедительный текст, который должен был произнести «призрак» Фридриха II перед своим племянником, верившим в привидения и мистику. А их встречу организовали члены могущественного тайного ордена розенкрейцеров.

Остается лишь пояснить, почему о разгаданной Бомарше тайне неожиданного отступления прусской армии газета «Журналь де виль и де кампань» рассказала уже после смерти драматурга. Дело в том, что в то время деятельность весьма могущественного «Братства розенкрейцеров» была окутана тайной. В Париже, где было немало их адептов, никто не знал их имен.

Однако ни у кого не было сомнений, что они не остановятся ни перед чем и уничтожат любого, кто вольно или невольно окажется в числе их противников. Бомарше прекрасно знал, как это делается, поскольку сам принимал участие в различных тайных операциях, и поэтому предпочел не рисковать, так как боялся вызвать недовольство розенкрейцеров.

Ведь дело касалось не просто обычной мистики, а, как теперь говорят, большой политики. Но опасения драматурга были напрасны. Когда вся эта история получила огласку, розенкрейцеры предпочли хранить молчание, ни единым словом не опровергнув и не подтвердив ее. В любом случае, она была им на руку, поскольку они представали в ней в роли вершителей судеб целых государств. Говоря современным языком, для тайного ордена это была отличная бесплатная реклама.

Неспроста в то время существовала легенда, объяснявшая загадочное отступление прусских войск именно «масонскими кознями». Ее сторонники ссылались на то, что прусской армией командовал герцог Брауншвейгский – глава немецких масонов, так называемых лож «строгого послушания». Однако на деле этим главой был герцог Фердинанд Брауншвейгский, скончавшийся почти за три месяца до сражения при Вальми, а войска интервентов возглавил его племянник правящий герцог Карл Вильгельм Фердинанд Брауншвейгский, позднее запретивший масонский орден в своих владениях.

Конечно, предположения Бомарше, о которых известно лишь из рассказа аббата Сабатье, – не более чем догадка. Это признает и известный французский историк Ж. Ленотр, раскопавший всю эту историю, погребенную в газетах первой половины XIX в. Но даже если они и неправильны, если история поездки Флери в Верден и не является правдой, она, тем не менее, настолько хорошо придумана, что заслуживает упоминания не только среди мистических феноменов разных эпох, но и в летописях тайной войны.

Другими словами, даже если Вильгельму-Фридриху II на самом деле явился призрак короля Фридриха II, это не меняет дела. Все равно исход войны решил настоящий или поддельный выходец с того света.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Тайная власть», lib.ru, From-ua.com, «Мир глазами детей»

Поделиться.

Комментарии закрыты