Путешествия души: из Европы в Америку

0

Молитва возносит к небесам, но иногда вместе с духом воспаряет и грешное тело: монахиня–францисканка Мария Фернандес Коронель де Агреда, находясь в молитвенном экстазе, поднималась к звездам и миссионерствовала в Мексике, не покидая стен родной обители. Как девушке удавалось находиться по обе стороны Атлантического океана в одно и то же время, не в силах объяснить ни богословы, ни ученые.

Ученица святого Франциска

О феномене католической монахини Марии Фернандес Коронель де Агреда, наделенной даром астральных путешествий, широкой общественности стало известно из мемуаров небезызвестного Джакомо Казановы. Великий обольститель коллекционировал не только разбитые сердца, но и загадки, неподвластные разуму. Духовные путешествия настоятельницы монастыря Непорочного зачатия, ни разу не отлучавшейся из обители, красочно расписанные в запрещенном труде «Мистический Град Божий», не поддавались никакому анализу. «Здесь нет ни грани вымысла; вымыслу не под силу создать такое; все написано с полной верой», – утверждал Казанова.

Оккультные способности Марии Фернандес Коронель де Агреда, появившейся на свет в 1602 г., проявились очень рано. Возможно, пробуждению дара способствовали набожные родители, воспитавшие дочь в духе беззаветного служения Богу. Уже в пятилетнем возрасте Марию начали посещать красочные видения, вызывающие смутное томление по чему-то неизмеримо большему, чем человеческая жизнь. Существование в миру, вне Святого Духа, нисходившего на нее в молитве, казалось ей невыносимой пыткой. Отчаянно желая повторения мистического экстаза, девушка в 15 лет приняла обет аскезы, предаваясь изнурительным постам и ночным бдениям. Мария проводила бессонные ночи в молитвах и покаяниях, распростертая на холодном каменном полу в клети, носила власяницу и предавалась самобичеванию во славу Господню, умоляя Всевышнего сжалиться над ней и забрать навсегда из греховного мира. В один прекрасный день мольбы Марии были услышаны: на зов явился святой Франциск и благословил девушку на служение Богу.

Родители не стали препятствовать дочери, когда она решила уйти в монастырь. Благо, и подходящая обитель отыскалась сразу: в пору Реконкисты благородное семейство Агреда получило в дар монастырь Непорочного зачатия, позже присягнувший францисканскому ордену. После пострига Марии глава рода взял обитель под опеку и не скупился на пожертвования. Стоит ли удивляться, что юная Мария вскоре была назначена абатиссой?

Вскоре слава о благочестии молодой настоятельницы потрясла всю Испанию: сестры не раз замечали, что молодая аббатиса очень метко угадывает слова собеседника, извлекая самые потаенные мысли из самых темных закоулков души. Не единожды во время страстной молитвы мать настоятельница слегка приподнималась над полом и в течение нескольких минут парила в воздухе. Впрочем, прославило ее вовсе не ясновидение и даже не левитация – в историю Мария Фернандес вошла, прежде всего, как носительница редчайшего дара билокации – способности находиться одновременно в двух местах, значительно удаленных друг от друга.

Полеты во сне и наяву

В 1621 г. во время исповеди настоятельница монастыря Непорочного зачатия призналась канонику о своих необыкновенных приключениях в Центральной Америке. По ее словам, далеко за океаном в тени древних храмов обитали странные краснокожие люди, приносившие кровавые жертвы своим демоническим богам и не ведавшие Истины Христовой. Тем не менее, Мария прониклась состраданием к заблудшим душам и взялась проповедовать им Слово Божье, к которому аборигены, как не странно, оказались очень восприимчивы.

Обеспокоенный священник, повидавший на своем веку немало женщин, впавших в умопомрачение на почве религиозного фанатизма, попытался мягко вразумить Марию: до Америки плыть тысячи миль. Путешествие, несомненно, растянулось бы на годы, и длительное отсутствие аббатисы не осталось бы незамеченным, а мать Мария ни разу не отлучалась из обители. Тогда настоятельница созналась, что путешествует не наяву, а в тонком теле. В экстазе молитвы дух покидал оковы плоти и уносился вверх, обозревая землю с высоты птичьего полета. Далее следовала яркая вспышка света – и Мария внезапно обнаруживала себя в чужой стране, среди своей экзотической паствы.

Признания монахини отдавали ересью, однако каноник не торопился с доносом в инквизицию – увлекательные повествования о нравах затерянного народа лились на уставшую душу райским бальзамом, будто сказки Шахерезады. Но стоило монахине неосторожно проговориться о полете к звездам и о круглой Земле, летящей сквозь холод и мрак Вселенной, как наваждение вмиг рассеялось – в те суровые времена космогонические идеи Галилея считались дьявольскими и вели прямиком в пыточные застенки. Над головой матери Марии начали сгущаться тучи. Несчастная монахиня, разумеется, отправилась бы на костер, если бы у нее не объявился неожиданный защитник.

В 1622 г. преподобный Алонсо де Бенавидес, сопровождавший конкистадоров Эрнана Кортеса, неожиданно обнаружил на побережье Рио-Гранде удивительное племя индейцев джумлано, исповедующих Христову веру. Полудикие кочевники рассказали испанцам, что их духовно окормляет неизвестная белая женщина в синем платье. Мол, появляется она среди них внезапно, словно из ниоткуда, а затем так же неожиданно исчезает, оставляя своим подопечным драгоценные дары – нефритовые четки, распятия и два золоченых потира.

Приближение к чуду

Пораженный Бенавидес, раздосадованный незадавшейся миссией, тут же послал письма римскому папе Урбану VIII и испанскому королю Филиппу IV, желая узнать имя шустрой особы, опередившей его в апостольской службе, но ни одно воззвание не получило ответа – к чему государственным мужам до уязвленного достоинства какого-то мелкого клирика?

В Испанию дон Алонсо вернулся только в 1630 г. Привлеченный сплетнями о чудесных способностях настоятельницы монастыря Непорочного зачатия, миссионер незамедлительно навестил мать Марию, намереваясь побеседовать с ней наедине. Каково же было удивление Бенавидеса, когда ему навстречу выступила женщина в синем платье с кротким взглядом блаженной! Позже монахини сказали гостю, что в обители часто пропадала утварь, о которой говорили джумлано. Мысли о хищении казались абсурдными: посторонние в хранилище не допускались, а сестрам-затворницам, ни разу не покидавшим обители, драгоценности были ни к чему.

Во время беседы мать Мария показала дону Алонсо свой дневник, хранивший подробные описания мистических путешествий, которых, по ее признанию, насчитывалось более пятисот. Точность бытовых и географических зарисовок произвела на миссионера неизгладимое впечатление: с таким знанием дела мог писать только очевидец.

Заступничество дона Алонсо сыграло решающую роль в оправдании Марии – нестандартный случай, в котором даже самые ревностные инквизиторы не могли обнаружить злого умысла, в конце концов постановили «предоставить Суду Божьему». В 1674 г. Францисканский орден даже поднял вопрос о канонизации Марии Агредской, но Ватикан до сих пор не дает однозначной оценки ее деяниям, опасаясь традиционных упреков в потворстве женской истерии. Между тем, переписка матери Марии с королем Филиппом V, в которой, помимо прочего, обсуждались проблемы государственного управления, рисует портрет зрелой уравновешенной личности, бесконечно далекой от фанатизма и экзальтации.

Современные парапсихологи полагают, что билокацию нельзя отнести к сугубо духовным феноменам. Известны случаи, когда «раздваивались» не только праведники, но и люди, ведущие совершенно аморальный образ жизни. К примеру, молва приписывает эту способность батьке Махно, которого могли одновременно видеть в разных деревнях. В индуистской традиции билокацию относят к одной из сиддх, указывающей на йогина высокой степени посвящения. В Пуранах говорится, что любой подвижник, в достаточной степени овладевший искусством повелевать энергиями собственного тела, способен к материализации несметного количества фантомов, управляемых единым сознанием. Однако сама по себе сиддха не прибавит душе святости – все решает цель, которой она служит.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам ligis.ru; magic-daily.com

Поделиться.

Комментарии закрыты