Ракшасы – демоны не давали уснуть

0

Я поехала в Индию в начале девяностых годов прошлого века, будучи ещё студенткой. И встретила там замечательного человека. Как это часто бывает, по безумной любви вышла за него замуж.

Мой новоиспечённый супруг Раджеш ещё до свадьбы предупредил, что вся его семья настроена против снохи-иностранки. Ибо хорошей женой может быть только индианка. И это аксиома. Так что жить мы будем отдельно, в съёмной квартире. Я огорчилась, но приняла эту новость спокойно. Ничего, пройдёт время, родственники увидят, какая я замечательная, как сильно люблю их сына, и наши отношения наладятся. Я щебетала об этом любимому мужу, он только грустно улыбался в ответ. Тогда я ещё не в полной мере понимала, что наш брак сделал его изгоем.

В Индии очень сильны родственные связи. Индийцы воспитываются и живут в «джоинт фэмили» – все обитают под одной крышей: дедушки, бабушки, родители, дети. Невесток сыновья тоже приводят в эту объединённую семью.

Младшая невестка становится буквально прислугой. В её обязанности входят стирка, уборка, готовка для членов семьи, массаж ног свекрови и так далее. Мой Раджеш прекрасно знал, что прислугой я быть не захочу, поэтому ушел из семьи, снял для нас квартиру. За что семьёй был проклят и лишен доли в семейном бизнесе. Самое страшное для индийца – быть изгнанным из семьи или клана. Однако лишенный поддержки семьи, Радж начал продвигаться в модельном бизнесе, благо внешность была яркой и привлекательной, поэтому его брали на съёмки довольно охотно.

Так как я училась в институте, то первые годы брак наш был гостевым: зимой я прилетала в Индию на каникулы, а летом Раджеш отправлялся в Россию. И вот зимой 93-го я прилетела после очередной сессии, принеся с собой радостную новость: я беременна, и УЗИ показало, что у нас будет дочка! Радж был счастлив. И велико было моё удивление, когда Раджеш сказал, что его мама хочет навестить нас. Мол, желает наладить отношения, говорит, что была неправа, что уже очень сильно любит будущую внучку и т. д. Я обрадовалась! Навела в нашей малюсенькой квартирке идеальную чистоту, наготовила русских блюд, так как индийских готовить не умела.

Приехала свекровь, привезла подарки. Ела мои угощения, хвалила. Называла дочкой, по волосам гладила. Но на следующий день после её отъезда началось нечто!

Днём, когда Радж уехал на съёмки рекламы, я прилегла отдохнуть, ноги отекли, спина побаливала – срок беременности уже был больше четырёх месяцев. И вижу очень яркий и невероятно реалистичный сон. Будто идём мы с Раджешем по русскому полю. Травы мёдом пахнут. Небо сиренево-синее, глубокое, наполненное прохладой и спокойствием – такое только в России бывает. И вдруг, откуда ни возьмись, появляется моя свекровь. Нелепо как-то и смешно смотрелась она посреди русского поля одетая в пёстрое сари – тканевую широкую ленту опоясывающую тело. Свекровь хватает за руку моего милого и тащит за собой. При этом шипит в мою сторону на чистом русском языке: «Не отдам, стерва, мой это сын. А ты сдохнешь! И отродье проклятое вместе с тобой сгинет».

Подбегает свекровь ко мне и изо всех сил пинает ногой в живот. Проснулась я от дикой боли в животе.

Однако паниковать не стала. Решила, что видение – это результат изменения гормонального фона, а боль в животе – из-за недавнего авиаперелёта. Конечно же, меня эта боль насторожила. Индийской медицине я не доверяла, поэтому решила, что если недуг не исчезнет, срочно меняю обратный билет на ближайшее число.

Но боль прошла внезапно. Я успокоилась. Радж вернулся со съёмок, мы поужинали, погуляли и спать легли. А ночью я проснулась от сильного удара по голове. Села резко на кровати. Радж спит на противоположном краю, причём на животе. Так что ударить или задеть меня случайно он не мог. Но голова-то болит!

И с того дня так и пошло: как только спать прилягу, просыпаюсь от ударов то по голове, то по животу, то от ужасных пощёчин, от которых след на лице остаётся. Я никак не могла понять, в чём дело? Что же с моим психическим здоровьем-то не так?

Дальше – хуже. Из-за хронического недосыпания стала страдать зрительными галлюцинациями. Видела бесформенные тени, будто повисшие на ресницах. Такой эффект бывает при приближении катаракты. Ну не может быть у меня этой болезни! Потом видела отчётливо мужчину и женщину. Весьма уродливых: голые, короткие тела, кожа сморщенная и тёмная, как печёная картошка, лица усеяны не то бородавками, не то болячками, руки ниже колен болтаются. У мужика ноги кривые, узловатые, а у бабы нос горбатый, длинный. Подходят они ко мне и начинают бить – спать не дают. Тогда я поняла, что схожу с ума и мне срочно нужно домой, в Россию.

От бессонницы стала худеть, засыпала буквально на ходу. А когда живот от ударов стал болеть беспрерывно, и появилось кровотечение, то очень боялась, что ребёнка не смогу сохранить! Билет на самолёт был поменян, но рейс ожидался через 4 дня. Не раньше! Муж  занял у знакомых денег, хотел купить билеты на рейс с пересадкой в другой стране, что было дороже. Поехал в аэропорт, но по дороге его ограбили! Украли сумку с заёмными деньгами, а в ней ещё и уже купленный билет до России почему-то лежал. Паника и ужас воцарились в моей душе. Неужели суждено подохнуть в Бомбее, предварительно сойдя с ума от бессонницы, побоев и общества моих мнимых гостей?

Муж искал способы отправить меня на родину, но денег было мало. Этот период помню плохо. Самочувствие ухудшилось донельзя: трясёт, как в лихорадке, всё тело в синяках, кровоподтёках, от желания спать буквально падаю там, где стою. Но как только засыпаю, мои бессменные спутники награждают меня ударами, пинками, щипками, пощёчинами.

Помню еще, как мы с мужем поехали куда-то на машине, я была подушками обложена. Весь салон был в крови из-за маточного кровотечения и в моей рвоте.

Вспоминается маленький домик, прохлада глиняного пола, огонь в печи. Я лежу на кровати под навесом, вижу отблески пламени, слышу песню на чужом языке. Седой старичок гладит меня по голове и что-то говорит. А муж мой переводит, что ракшасы – демоны ушли, и я понимаю, что это дедушка их прогнал. Помню, что муж, взяв мою руку и прижав её к своей груди, говорит, что теперь у меня другое имя, которого никто не знает: ни я, ни он, ни даже старичок. И ракшасы не смогут узнать его. Опускаю руки на живот, старичок улыбается, и говорит, что с дочкой нашей всё хорошо, родится она здоровой, вырастет умной и веселой, похожей на отца и всю жизнь её будет сопровождать удача.

Помню, как плача, я целую руки старика. Он кладет ладони на мою голову и говорит на хинди: «Живи долго, цветочек…»

С того дня прошло уже двадцать лет, дочка стала красавицей, жизнерадостным, успешным человеком. И я надеюсь, что парочка омерзительных ракшасов, которые пытались завладеть моим ребенком и довести меня до сумасшествия, больше никогда не навестят нашу семью…

По материалам yoki.ru, 4stor.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты