Секреты краковского Фауста

0

Пожалуй, нет в средневековой Европе народа, не сочинившего легенды о чернокнижнике, продавшем душу дьяволу: на подступах к доктору Фаусту можно повстречать венецианца Карула, грека Феофила, испанца Киприана, пражанина Жито и многих других зловещих персонажей. В достопочтимом колдовском обществе польский шляхтич пан Твардовский держится особняком: едва ли не впервые героем фаблио и шванков оказалась реальная личность – авантюрист Петр Твердовский из Кракова.

Надменнее Люцифера

Пану Твардовскому повезло – жить ему довелось уже не в темное Средневековье, когда всех книгочеев забрасывали камнями, а во вполне себе продвинутом XVI веке. По одной из версий, учился он на философском факультете Краковского университета, где, по недосмотру инквизиции, вплоть до XVII века преподавали астрологию и некромантию. Очевидно, там и состоялось первое знакомство Твардовского с магией. К слову, в свое время в стенах Краковского университета обретался и доктор Фауст.

Так или иначе, всякий мастер рано или поздно подходит к той черте, за которой возможности человека исчерпываются: не в силах побороть эпидемию чумы в родном городе, Твардовский продал душу дьяволу за эликсир бессмертия. Впрочем, более поздние сказания, например, русскоязычная «История о пане Твердовском», утверждают, что все складывалось далеко не столь возвышенно. Просто у юного шляхтича не ладилось с науками, зато амбиций было невпроворот, вот и пришлось кликать на подмогу нечистого.

По легенде, местом сделки служила гора Кшеменка, причем гордыня шляхтича простиралась столь далеко, что и сам Люцифер был ему не брат: чернокнижник даже усомнился в силе владыки преисподней, потребовав доказательств. Чтобы убедить пана Твардовского, рогатому пришлось изрядно попотеть: для начала шляхтич велел ему собрать все серебро в Речи Посполитой и сложить его под своим родным городом. Так образовалось одно из богатейших месторождений в Польше – Олькушский рудник. А затем аристократический вкус колдуна потребовал прекрасного, и сатана украсил унылые степи Вавельского предместья живописными озером и скалами, принесенными  из-под Кракова. Но Твардовский счел, что у Песчаной скалы все же слишком вульгарный вид, и пристыженный Люцифер перевернул ее вверх дном, терпеливо дожидаясь, пока клиент вдоволь налюбуется пейзажем.

Исполнять прихоти капризного шляхтича оказалось непросто даже для сатаны: богатство, женщины, власть – все это слишком банально для человека с фантазией. О выходках пана Твардовского в Кракове до сих пор гуляют легенды. Однажды, возвращаясь из таверны, подуставший колдун оживил нарисованного на вывеске коня и поскакал домой, а приблизившись к своему особняку на углу Вшельной улицы, не мудрствуя лукаво, въехал в дом прямо через стенку, оставив в кирпичной кладке огромную дыру, которую вот уже 400 с лишним лет никто не может заделать.

Зеркало с секретом

Пан Твардовский продолжал стараться – то оседлает петуха и с ветерком промчится по улицам, то воспарит к звездам без крыльев, то проплывет по Висле против течения без весел и паруса, а в пору тевтонского нашествия заклятие пана Твардовского сожгло вражеские позиции и вынудило неприятеля обратиться в бегство. После этого случая чернокнижника приблизил к себе король Сигизмунд II Август. Как замечает придворный лекарь Иохим Поссел в трактате «Historia rerum polonicarum et pruthenicarum ab anno 1388 ad annum 1623», монарх не только надеялся обрести мудрого советника, но и по-детски надеялся на чудо. Скоропостижная кончина королевы Барбары надолго погрузила правителя в скорбь, и развеять ее было под силу только колдовству. В замке Несвиж по сей день хранится черное зеркало, при помощи которого пану Твардовскому удалось вызвать тень покойной королевы. Правда, исследователи утверждают, что ловкач попросту обвел короля вокруг пальца – под определенным углом на полированной поверхности проявляются замаскированные изображения. Если перед зеркалом на определенном расстоянии стоит облако дыма или пара, образы проецируются на него, как на экран, мистически дрожа и мерцая в голубоватой дымке на радость суеверным очевидцам. Но кое-кто все же замечал в лунную ночь печальный призрак дамы в белом платье, блуждающий среди дворцовых аллей…

Устав от выдумок неугомонного пана Твардовского, дьявол начал подумывать о досрочном расторжении контракта. По договору, чернокнижник должен был сдаться на милость рогатого, оказавшись в Риме. Но как не изощрялся нечистый, заманить колдуна в Вечный город не получалось. Тогда сатана подкараулил Твардовского в лесу и попытался силком увлечь его в Рим, но слово мага оказалось сильнее. А через некоторое время, спасаясь от чертей, кудесник улетел на Луну на своем верном петухе и поселился среди селенитов.
Но как можно отпустить лиходея без покаяния? В более поздних редакциях легенды, затронутых морализаторским духом Просвещения, дьявол все-таки настигает Твардовского, прибегнув к обману. Однажды вечером в дом колдуна постучался испуганный мальчик, искавший врача для внезапно заболевшего родителя. Растроганный маг так спешил на помощь, что даже не заметил, как называется харчевня, в которую его привел ночной гость. Навстречу доктору шагнул старый знакомец – богато одетый господин, из-под шляпы которого виднелись рога. Нечистый торжествующе указал на вывеску, венчавшую фасад харчевни гордым названием «Рим». Теперь отступать было некуда…

Когда дьявол заключил Твардовского в объятия когтистых лап и поволок его через каминную трубу к беспощадным небесам, при взгляде на родной Краков со смертельной высоты у беззаботного гуляки впервые защемило сердце, и шляхтич начал напевать полюбившийся с детства гимн в честь Богородицы. Пресвятая Дева сжалилась и освободила раскаявшегося грешника. Но в рай бывшего колдуна все-таки не пустили, и пан Твардовский был обречен до судного дня скитаться между небом и землей в назидание другим праздным умам, жаждущим недозволенного. Недаром у чернокнижника нет могилы: как сообщает хронограф Сигизмунда II Адам Нарамовский, Петр Твердовский бесследно исчез в 1573 г.

Расплата любовью

Романтичный век привнес новые нотки в трагедию польского Фауста: теперь расплата настигла Твардовского еще на земле – маг, бросивший вызов всему человечеству во славу собственной гордыни, сам осудил себя на горькое одиночество и боль неразделенной любви. Не было у него, державшего мир в ладонях, власти над панночкой Анжеликой, не одарившей его взаимностью. Чего только не делал колдун, пытаясь завоевать сердце красавицы! Когда Анжелика заявила Твардовскому, что не пристало старому шляхтичу волочиться за молоденькой девушкой, чернокнижник решился пройти через смерть, лишь бы вернуть юность. Так, в романе Юзефа Крашевского пан Твардовский выпивает колдовское зелье и падает замертво, приказав слуге натереть его тело особой мазью, тайно похоронить и через год раскопать могилу.

Можно представить себе удивление лакея, когда в назначенный срок в гробу обнаружился плачущий младенец! Пришлось нести его домой, пеленать и кормить молоком из рожка. Но уже на следующий день ребенок стал стремительно расти и превратился в красивого юношу, которому Анжелика уже не могла отказать. Но украденное счастье не задерживается надолго: у Мицкевича пресыщенный Твардовский выгоняет молодую жену из замка, а в поэме Шуйского Анжелика первой изменила мужу, за что жестоко поплатилась: застав супругу в постели с писарем, оскорбленный колдун обратил ее в кошку, а ее любовника – в шелудивого пса. Но чего добился бесноватый, уничтожая воспоминания о единственной любви в ожесточенном сердце? А ведь даже сам Люцифер предупреждал его в роковую ночь: «Предваряю тебя, Твардовский, что знать свет по ученым книгам и знать так, как его знают те, которые живут в нем, – совершенно разные вещи. Представлю тебе в пример цветок, ты назовешь имя его на трех языках, исчислишь все его свойства и качества, – но сплетешь ли из него венок так ловко, как сплетет его деревенская девушка?»

Подготовила Анабель Ли,
по материалам world.lib.ru; livejournal.com

Поделиться.

Комментарии закрыты