Топ-100

Тургенев едва к йети в лапы не угодил?

0

Несмотря на репутацию трепетного романтика, Иван Сергеевич Тургенев обращался с ружьем не менее ловко, чем с пером – мог, не целясь, снять утку в полете, не раз хаживал на медведя с рогатиной, а уж чучел в имении Спасское-Лутовиново было вдвое больше, чем модных ваз и статуэток. Но в один прекрасный летний день заядлый охотник сам едва не стал добычей чудовища.

Из первых уст

Парижский салон оперной дивы Полины Виардо славился именитыми завсегдатаями: привлеченные скандальной славой русского барина, променявшего богатство и безмятежную жизнь в поместье на безответную любовь к замужней примадонне, сливки французской богемы наезжали в предместье Бужеваль, словно на экскурсию в паноптикум, с удивлением обнаруживая, что этот медведь из дикой заснеженной страны получил самое прекрасное образование и может поддержать самую утонченную беседу, а вдобавок ко всему еще и талантлив. Вскоре имя Тургенева стало пользоваться заслуженным авторитетом в литературных кругах. Особенно близко писатель сошелся с Гюставом Флобером и Ги де Мопассаном. Да и как было не подружиться, если оба новеллиста, чуждые буржуазных предрассудков и грубого материализма, высоко оценили «Таинственные повести» Тургенева, разнесенные в пух и в прах русской критикой. С ними можно было смело говорить о потустороннем, не опасаясь насмешек. В конце концов, Тургенев решился поведать новым приятелям удивительную историю, которая приключилась с ним в молодости.

Как-то летом, приехав навестить матушку в имение Спасское-Лутовиново, молодой писатель по старой привычке отправился в лес побродить с ружьишком. Охота не заладилась с самого начала, но Тургенев не терял надежды и уходил все дальше в чащу, не замечая, как небеса окрасила закатная заря. Если верить рассказам крестьян, в это время выходит на прогулку леший. Не так давно один мужик из деревни Тихоновка столкнулся с нечистым нос к носу в густом малиннике. Хозяин леса был могуч и космат, но главный ужас излучали горящие глаза, которые по капле выжимали жизнь и волю из скованного страхом крестьянина. Несколько секунд человек и зверь молча глядели друг на друга, но каким-то чудом мужчина все же преодолел оцепенение и с душераздирающим воплем бросился наутек. Потрясение не прошло даром – вскоре крестьянин занемог и, промучившись несколько месяцев, скончался. Когда его хоронили, от крепкого мужика, некогда годившегося в богатыри, остались лишь кожа да кости.

«И чего только в народе не придумают! Но какова, однако, сила воображения у крестьянина, не тронутого печатью образования», – размышлял молодой Тургенев, а между тем ноги сами несли его к тихой лесной речке. Тенистые места, свежий запах лоз, журчащая прохлада родниковой воды – о чем еще может мечтать уставший охотник после незадавшегося дня? Плавал Тургенев отлично, и сильное течение его не пугало. Но едва Иван Сергеевич шагнул в объятия реки, как на плечо легла чья-то крепкая ладонь. Решив, что это кто-то из местных, Тургенев обернулся, но слова приветствия застряли в горле – на писателя смотрело лохматое чудовище исполинского роста, похожее одновременно и на самку гориллы, и на женщину.

В отличие от лешего, отметившегося в Тихоновке, агрессии пришелица не проявляла. Возможно, она просто приглашала писателя в игру: в темных глазах дикой женщины светилось любопытство, а сама она улыбалась и строила гримасы. Но весь вид лесной обитательницы внушал бывалому охотнику панический ужас. Не помня себя, писатель с небывалой скоростью поплыл к противоположному берегу, но чудовище не отставало и даже наслаждалось забавой – игриво повизгивая, оно то и дело прихватывало незадачливого охотника то за спину, то за ноги.

Насилу добравшись до берега, молодой человек что есть духу припустил к деревне, забыв и про одежду, и про ружье, а навязчивая лесная красотка никак не отставала. К счастью, на крики прибежал пастушонок и отогнал незваную гостью кнутом.

На самом деле

Конечно, верить охотничьим басням более чем наивно – у костра да под сто грамм иногда и не такое рассказывают. Но для человека искусства историческая достоверность – ничто по сравнению с реальностью художественной: глубоко впечатленный рассказом Тургенева, Ги де Мопассан использовал этот сюжет в новелле «Ужас», мастерски показав власть паники над рассудком.

А через несколько лет рассказ попал в руки помещику Илье Буткову, давнему другу Тургенева, с которым писатель не раз выезжал в поле. Бутков с первых строк узнал старую историю, но остался недоволен – по его глубокому убеждению, Мопассан безбожно врал. Все было совсем не так, во всяком случае, Иван Сергеевич рассказывал ему о своем таинственном приключении по-другому: кошмарная встреча действительно имела место, но не у реки, а на болоте, где писатель долго и безуспешно выслеживал вальдшнепов.

«Оборачивается, а перед ним страшилище какое-то: под два метра ростом, лапищи длинные, почти до земли, все в волосах, глаза маленькие, черные и как будто улыбается… От такого ужаса побежал Иван, не разбирая дороги, чудом выбрался из болота, перед ним — озеро. Плавал Тургенев хорошо, решил в воде от чудища скрыться. Скинул сапоги — и в воду, но чудище плыло еще быстрее и с радостным визгом то и дело касалось его спины, шеи, ног. Выбрался Иван Сергеевич на берег, слышит — недалеко коровы мычат, значит, деревня близко. Стал кричать что есть силы, на крик прибежал пастушок и ну стегать чудище кнутом. Существо со страшными криками убежало прочь, помогая себе одной рукой…», – писал Бутков приятелю.

Теперь становится ясно, почему мастер слова так долго мялся, живописуя французам свои лесные страсти: охотник, бросивший ружье, выглядит последним трусом, особенно если какой-то мальчишка может запросто прогнать зверя бичом. То ли дело, когда чудище застает тебя врасплох в воде, голым и безоружным!

Но не стоит судить классика строго – мало кому дано сохранять хладнокровие наедине с йети. По предположениям некоторых исследователей, снежный человек наделен паранормальными способностями, вероятно, унаследованными от нереализованных эволюцией ветвей гоминидов. Так, неандерталец, чьим ближайшим родственником, по утверждению криптозоологов, является йети, отличается более высокой, чем у современного человека, степенью развития правополушарных долей, ответственных за интуицию и формирование зрительных образов. По мнению исследователя Леонтия Авилова, такой расклад благоприятствует развитию телепатических способностей. Возможно, речь у неандертальцев не развилась как раз потому, что для общения им было достаточно транслировать друг другу мыслеформы. При этом телепату ничего не стоит подавить волю другого существа, а так как сопротивляемость внушению никак не связана физической силой, то пастушонок и вправду может оказаться крепче богатыря Тургенева, тем более что творческие натуры отличаются повышенной чувствительностью к тонким материям.

К тому же классику неслыханно повезло, что «снежная женщина» вышла на него сама. Недаром тибетские и абхазские сказания предупреждают, что сети нередко похищают девушек или юношей в горных селениях. Но случайные встречи со снежным человеком не в пример опаснее: то ли со страху, то ли для самообороны йети может послать человеку негативный биоэнергетический импульс небывалой мощи, способный свести невольного обидчика в могилу, как в случае с крестьянином из Тихоновки. Так что Тургенев еще легко отделался. А может, вмешалась судьба, не желавшая, чтобы великий талант безвестно сгинул в логове йети?

Подготовила Анабель Ли,
по материалам 5pages.net

Share.

Comments are closed.