Венера – будущее Земли?

0

Была ли жизнь на Венере? Ответив на этот вопрос, мы узнаем, как долго сохранится жизнь на Земле.

Очертания городских зданий теряются в дыму, который удушливым покрывалом укутывает мегаполис. Из-за этого дышать в городе, и без того раскаленном до предела, становится невозможно. В сельской местности огонь беззастенчиво пожирает целые деревни. Обезумевшие от жажды дикие животные, забыв про инстинкт самосохранения, выходят к жилищу человека в поисках живительной влаги…

Сценарий фильма-катастрофы? Июль наглядно объяснил нам про прелести глобального потепления. Чтобы представить парниковый эффект во всей красе, можно заглянуть на соседнюю Венеру. Эта сестра Земли таит в себе не меньше загадок, чем Марс. Именно она способна рассказать, какое будущее ждет нашу планету.

Огненная Земля

Апокалипсис, сопровождающийся огнем, дымом и пеплом, неоднократно описан в древних преданиях. Все источники — от индуистской мифологии до библейских пророчеств — указывают на то, что Апокалипсис непременно будет сопровождаться огненными «спецэффектами».

Сценарий с дымом и копотью упоминается и в предсказаниях мексиканских индейцев, и в древних буддистских источниках, а Эпоха шестого солнца, начало которой майя предсказали к 2012 году, принесет с собой огонь. По подсчетам древнегреческого философа Гераклита Эфесского, мир должен погибать в огне каждые 10 800 лет.

Все эти пророчества, если их формализовать, прекрасно могли бы проиллюстрировать научный доклад о парниковом эффекте. И несмотря на то что сам факт глобального потепления многими учеными ставится под сомнение, аномальный разогрев планеты — вопрос по-прежнему актуальный. Другое дело, что его виновником может быть вовсе не человек. Откуда придет угроза, подробно рассказать может соседка Земли — Венера. Мнения ученых о том, что именно эта планета была когда-то пригодной для жизни, сегодня звучат все чаще. Согласно одной из версий, цветущая планета в результате глобального катаклизма получила атмосферу, практически полностью состоящую из углекислого газа, проницаемую для солнечных лучей. И как следствие, огромную температуру на поверхности, уничтожившую все живое. Не ожидает ли подобная участь Землю?

Здравствуй, сестра…

Венере повезло с имиджем. Само ее имя навевает романтические ассоциации. Венера является предвестницей зари, и рано утром или в сумерках красуется самой яркой точкой на небосклоне.

Астрономы ее ласково называют сестрой Земли, поскольку она ближайшая к нам планета и оба небесных тела весьма похожи по размерам. Так, радиус нашей планеты составляет 6356 км, а Венеры — 6051. Толстый слой облаков, в котором не бывает разрывов, не дает возможности видеть ее поверхность.

Из-за скудности научных данных примерно до середины прошлого века бытовало предположение о том, что на Венере могут быть приемлемые условия для жизни. Однако несколько удачных рейсов советских аппаратов к планете этот миф развеяли — выяснилось, что обстановка на планете куда больше напоминает преисподнюю.

«Температура на поверхности Венеры — примерно 470 градусов по Цельсию, — объясняет заведующая лабораторией планетной спектроскопии Института космических исследований РАН Людмила Засова. — Атмосфера на планете примерно в сто раз толще земной и практически полностью состоит из углекислого газа. Только в начале 70-х годов прошлого века ученые выяснили состав облаков, которые наблюдал еще Михаил Ломоносов. Оказалось, что они состоят из высококонцентрированной — 75% — серной кислоты. Чем не ад?»

Как ни парадоксально, но у этого «ада» немало общего с нашим земным «раем». «Объемы углерода и его соединений на Земле и Венере примерно одинаковы, — объясняет Людмила Засова, — то есть на стадии формирования планет они получили примерно равное количество углерода. Только у нас он содержится преимущественно в карбонатах и известковых отложениях на дне океана, а на Венере в качестве углекислого газа в атмосфере. Если Мировой океан будет нагреваться нынешними темпами, постепенно испаряясь, то этот газ может выйти из отложений».

У венерианских сернистых облаков в земной стратосфере тоже есть аналог — сернокислотные аэрозоли, также состоящие из высококонцентрированной серной кислоты. Конечно, им далеко до того содержания, которое наблюдается на Венере, но такое совпадение заставляет задуматься.

Несмотря на то, что Венера находится значительно ближе к Солнцу, чем Земля, оба небесных тела получают примерно одинаковое излучение. Но практически половина солнечного ультрафиолета на Венере нейтрализуется на уровне облаков, где помимо серной кислоты присутствует загадочный ультрафиолетовый поглотитель — понять его природу ученые пока не могут.

Возможно, миллиарды лет назад общих черт у наших планет было гораздо больше. Например, у Венеры могло быть жидкое ядро и, соответственно, свое магнитное поле, как у Земли. Более того, вполне вероятно, что в прошлом на поверхности планеты в изобилии могла присутствовать вода. Пока, правда, на это указывают лишь косвенные признаки. «Отношение «тяжелого» изотопа водорода — дейтерия к «легкому» водороду на Венере выше, чем на Земле, в 150—300 раз, — объясняет Людмила Засова. — По-видимому, вода испарилась, и легкий водород, который мог входить в ее состав, со временем улетучился из атмосферы Венеры. На существование океана в прошлом могло бы указать наличие карбонатов, но пока они на Венере не найдены». Впрочем, и без вещественных доказательств многие ученые считают, что Венера могла быть цветущей планетой, ставшей жертвой глобального катаклизма.

Поехали!

Венера считается «советской планетой». В то время как с миссиями на Марс у нашей страны все время не складывалось, каждая советская экспедиция на Венеру завершалась триумфом — на сегодняшний день именно отечественные ученые могут похвастаться тем, что их аппараты достигли поверхности этой планеты, начиная с «Венеры-7» в 1970 году и до аппаратов «Вега» в 1985 году. В последнее время инициативу, правда, перехватило Европейское космическое агентство с орбитальным аппаратом Venus Express. Опираясь на данные различных миссий, западные ученые сегодня взялись выдвигать одну за другой смелые гипотезы относительно прошлого Венеры.

Американский специалист по планетам земной группы доктор Дэвид Гринспун из Юго-Западного научно-исследовательского института обратил внимание на то, что поверхность Венеры на удивление молода.

Ее средний возраст составляет 500 млн. лет, а самым старым породам — около 700 млн., при том, что формирование ближайших планет происходило пять миллиардов лет назад. Так, возраст пород на поверхности Марса составляет примерно 3,8 млрд. лет, Земли — более 4 млрд. По мнению доктора Гринспуна, причиной столь радикального омоложения могла стать именно глобальная катастрофа, отправной точкой которой стал сильнейший парниковый эффект. После испарения воды тектонические движения на планете почти полностью остановились, а тепло начало накапливаться не только на поверхности, но и внутри, что спровоцировало плавление всей коры.

Вода на Венере могла элементарно испариться. Так считает специалист Оксфордского университета Колин Уилсон. Он опирается на данные, полученные станцией Venus Express. «Даже сейчас размеры испарений довольно велики, — говорит ученый, — на Венере могли быть если не океаны, то небольшие водоемы». Другой вопрос, как шло развитие парникового эффекта. Было ли оно постепенным?

Пролить свет на происходящее может российский проект «Венера-Д» по комплексному изучению планеты, запуск которого запланирован на 2016-2018 годы. Сам орбитальный аппарат с новейшими измерительными приборами будет наблюдать за поведением планеты и ее атмосферы. Астрономы намерены раскрыть секрет сверхротации — явления, которое заставляет атмосферу планеты вращаться до 60 раз быстрее самой планеты. В гущу «событий» предполагается направить два баллона — один расположится в слое сернистых облаков, а второй спрячется под облаками на высоте 48—50 км. По результатам их работы, возможно, и удастся выяснить природу вещества, защищающего Венеру от излишков ультрафиолетового излучения. Но самое главное — прямо к планете направится спускаемый аппарат, который сможет проработать на поверхности до двух часов. «При тех научных задачах и экспериментах, которые мы ставим сегодня, этого вполне достаточно, — полагает Людмила Засова. — Долгоживущие станции — дело будущего. После 2020 года появятся аппараты, способные проработать на Венере до двух месяцев».

Каким бы ни был результат, он в любом случае позволит нам больше узнать о будущем Земли. «Мы почти ничего не знаем о жизни во Вселенной, — сетует Дэвид Гринспун, — по сути, у нас имеется только одна планета, которая служит примером. А это все равно, что делать обобщенный научный вывод на основании единственного источника». В этом смысле вопрос: «Была ли жизнь на Венере?» — не менее актуален, чем вечный: «Есть ли жизнь на Марсе?»

«То, с чем мы имеем дело сейчас на Земле, — говорит Людмила Засова, — называется нестабильностью климата. Это лето аномально жаркое, а следующее, возможно, будет холодным. Но чем обернется такая нестабильность? Для этого мы и изучаем планеты так называемой земной группы, в число которых входят и Марс, и Венера». Возможно, новые исследования подскажут, чем являются катаклизмы этого лета — кратковременным капризом природы или началом длительного процесса, в результате которого Земля превратится в венерианский ад.

Максим Морозов,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты