Топ-100

Викка – магия эпохи постмодерна

0

Посреди очерченного мелом круга полыхает костер, на самодельном алтаре гладкими камнями выложена пентаграмма, а вокруг рогатой статуи, увешанной цветочными гирляндами, резвятся юные вакханки… Похоже, кое-кто так и не перерос детскую болезнь сатанизма. Но первое впечатление обманчиво – нам выпала честь присутствовать при зарождении новой религии Викка.

Единство многообразия

Чем стремительнее летит в неведомое будущее наш высокотехнологичный мир, тем сильнее наседает тоска по благословенной старине, когда деревья были большими, воздух – свежим, а мир, сжатый до околиц родной деревни – уютным, простым и понятным. Не потому ли народ столь яростно набросился на литературу в стиле фэнтези, а некоторые граждане, похоже, надумали окончательно переселиться в мир меча и магии. Неслучайно первая попытка восстановить утраченные знания язычников была предпринята на родине приснопамятного профессора Толкиена: в середине 50-х годов отставной английский клерк Джеральд Гарднер, влюбленный в кельтские легенды, задался целью воссоздать магические практики друидов. В своей книге «Волшебство сегодняшних дней» этнограф-любитель утверждал, что в 1939 г. получил посвящение в некую Древнюю религию, которую предложил для краткости именовать Виккой – от старогерманского wice – «ворожба».

Отличительная черта викканской практики – эзотеризм, т.е. знания передаются строго в кругу адептов, от старшего к младшему. Прежде чем стать магом, ученик проходит три степени инициации и получает викканское имя – благословение Рогатого Бога и Великой Матери. Вот что пережил в ночь посвящения английский маг Мaestitia: «Ночь за ночью я проводил в лесу и однажды во время медитации попросил Богиню выйти ко мне. Она явилась женщиной около 20 лет, с длинными темными волосами, приблизилась ко мне и протянула руки. Ни слова не было сказано, Богиня улыбалась мне, и я чувствовал нескончаемый поток материнской любви. Затем случилось нечто совсем неожиданное – она привела ко мне бабушку, которая умерла в 1987 г. Я видел ее ясно, будто она живая. Она не говорила, но я мог слышать ее слова в моем сердце. Бабушка поблагодарила меня за заботу о ней, когда она болела, за то, что я часто навещал ее в больнице. Мы обнялись, и потом она исчезла, а Богиня вернулась. Я был смущен тем, что она привела ко мне бабушку. Я не просил и не ожидал этого. Богиня посмотрела мне в глаза и сказала одно слово: "Верь". Затем она улыбнулась и исчезла.

После медитации я был напуган и растроган. Когда пришло время выбирать мое викканское имя, я вспомнил переживания той ночи и, без колебаний, выбрал слово "печаль" в его латинском переводе – Мaestitia. Оно всегда будет напоминать мне ту ночь, когда я, сидя на земле, плакал, тронутый любовью Богини, которая никогда не бросит свое дитя в огненное озеро, не потребует денег и позволит оставаться обычным человеком. Я нашел мир в душе, который всегда со мной».

Впрочем, данный феномен относится скорее к психологии, нежели к метафизике. Несмотря на то, что Гарднер божился, что корни Викки уходят в эпоху Стоунхенджа, ритуалы виккан далеки от достоверного воспроизведения кельтской традиции хотя бы потому, что ни единого аутентичного источника попросту не сохранилось. Кое-что виккане могут с удовольствием домыслить сами – как и все оккультные веяния Нью-Эйдж, Викка чужда строгого формализма традиционных вероисповеданий. Да и сами маги не скрывают, что заговоры и внешнее оформление ритуала – не более чем игра, подчиненная цели растормаживания энергий бессознательного, с которыми, собственно, они и работают. «Магия – это создание форм посредством обмена энергиями, которые включают мысли и эмоции, активированные физическими катализаторами – свечами, травами, символами и так далее», – объясняет американская викканка Сильвер Рейненвульф.  Единственное, что остается незыблемым – культ Колеса Года и его восьми спиц – точек солнцестояний и равноденствий, которые следует почтить праздниками и колдовскими ритуалами, так как древние люди верили, что Колесо года вращается не само по себе, а при помощи нашей веры и любви. К тому же в дни смены космических циклов выпадает шанс изменить свою судьбу, распрощаться со старыми заблуждениями и распахнуть двери навстречу новым возможностям.

Моральный кодекс ведьмы

С божествами виккане обращаются более чем привольно: можно не ограничиваться Рогатым Богом и Великой Богиней, а добавить в свой пантеон, к примеру, духов-элеметалов, как это сделали отцы-основатели «фейской» Викки Виктор Андерсон и Дион Пенддервен, обогатившие практику Викки ритуалами стихий и пентаграммами Анри Папюса, а можно продолжать веровать в Творца по примеру мастера Скотта Канингема, по книгам которого учатся виккане – одиночки, не желающие объединяться в ковены по 13 человек, как заповедовал Гарднер. А ведьмы-феминистки во главе с американкой Сьюзен Будапешт создали дианическую Викку, основанную на культе Великой Матери, единой в трех ипостасях Дианы, Кибелы и Гекаты, или Девы, Матери и Старухи, которые соответствуют трем фазам Луны. Сикс-Викка Рэя Бакленда вовсе избегает богов и богинь, предпочитая работать с энергиями напрямую. В одной только Англии насчитывается более 50 ветвей викканской религии, представляющих собой пеструю эклектику языческих верований, восточных учений, христианства, Каббалы и Нью-Эйдж. «Мы не зависим от имен и лиц. Бог в нашем представлении – это положительная сила, которую каждый видит по-разному, в зависимости от личных идеалов. Она может предстать в облике дуализма мужского и женского и отражаться в архетипах многих божеств. Есть много путей для персонального выбора, мы уважаем верования других и не контролируем наших приверженцев. Викка сфокусирована скорее на индивидуальном личностном развитии, чем на внешней оболочке веры. Кто верит в Бога внутри, и вне себя способен достигнуть целостности, которой не находит в структурированных религиях, – свидетельствует Сильвер Рейненвульф. – Лично я с самого детства чувствовала несоответствие поведения людей с их духовными и моральными учениями, и решила, что в моей религии должно быть соответствие. Например, я считаю, что Бог должен иметь жену. Мои родители были женаты. Мои дедушка с бабушкой – тоже. Если мы сделаны по образу и подобию – где был наш образ?»

Хотя многие последователи викки называют себя ведьмами и колдунами, обеты, данные во время инициации, запрещают им причинять зло живым существам. По сути, все Викканское Наставление сводится к одной-единственной фразе: «Делай, что изволишь, пока это никому не приносит вреда». В то же время магия не делится на черную и белую – характер использования энергии определяется целью воздействия.

Виккане широко практикуют целительство, календарную и домашнюю магию. По признанию Сильвер Рейненвульф, в миру хозяйки Интернет-магазина сувенирных свечей и мыла, заговоренные пентакли неплохо помогают в бизнесе. Зато к любовным чарам Викка относится очень настороженно: иной раз можно навести красоту или подсластить поцелуй, но за приворот и присуху не возьмется ни одна ведьма-викканка – всякое насилие над свободой воли, даже совершенное из лучших побуждений, порождает кармический узел, который придется распутывать до тех пор, пока ошибка не будет осознана и исправлена. Приверженцы консервативной Викки часто поминают Закон Троекратного воздаяния, согласно которому всякий поступок человека, хоть хороший, хоть плохой, возвращается к нему в тройном объеме. Тем не менее, Верховная Ведьма США Филлис Карат полагает, что эта формулировка сильно устарела, так как современная Викка в большей степени интуитивна, чем учение Гарднера, которое, по ее мнению, искажает суть природной религии, подменяя сочувствие личной заинтересованностью. По словам Карат, ведьма не наносит вреда не потому, что опасается наказания, а потому, что ощущает божественное начало всего живого и боится нарушить хрупкую гармонию космического равновесия.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам wiccannews.narod.ru

Share.

Comments are closed.